Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Ежевика и её дедушка

sestra_ logotipДедушка у Ежевики старенький, в Великой Войне участвовал. Жил в лесной сторожке. В лесу прокормиться – наука посильная, кто сызмальства обучен.

Ежевика из Ремешков его проведывала. Приносила караваи, молоко да сметану, ягоды, плоды. Приходила в гости, так часто, как могла, так быстро, как поспевала. Любила дедушку, а он научил её любить лес: следы зверья читать, голоса птиц различать, траву иль гриб узнавать. Разговаривать с деревьями, хорониться от злых людей, звать на помощь лесные силы…

 

Ежевика любила побасенки дедовы слушать. Как мальцом у купцов в Винном гусей пас. Как, услышал из барских окон на Уступе музыку заморскую и был ею заворожен. Какой долгой дорогой от Великой Войны к миру пришли.

 

Дедушка крепкий – на прогиб не попробуешь, на разрыв не возьмёшь. Но – старость. Заранее думал, как будет с землёй-кормилицей, с солнышком-братом, с луной-сестрицей и с лесом-батюшкой прощаться. Сказал Ежевике:

 

– Когда-нибудь придёшь ты в избушку, а меня не будет. Уйду в другие края. К тем, кто до нас тут жил. Они меня к себе примут.

 

– Дедушка, не уходи! – умоляла Ежевика. – Побудь со мной ещё немного.

 

Лето за середину перевалило. Ранние яблоки в Ремешках поспели. Говорит дедушка: «Хочу яблочек свежих, не принесёшь ли?». Ежевика рада деду угодить! Прибежала в Ремешки, собрала яблоки в кузовок.

 

Утром шла мимо околицы – у плетня дети собрались:

 

– Айда, Ежевика, айда с нами в бабки играть! – подначивают. – Слабо тебе силу-ловкость свои проверить?

 

Ежевике не столько поиграть захотелось, сколько не хуже других показаться. Ребята заприметили: полон кузовок у Ежевики.

 

– Проигравший угощает, – говорят.

 

Ежевика думает: «Ай, была – не была! Не хуже других, последней не буду». Проиграла она, конечно. Может, ловкость и сила её оставили, а может сообразительность подвела. Кто-то внимание отвлёк, а другой биту к краю подталкивал. Осталась Ежевика без яблок. «Ладно, – думает, – завтра ещё наберу».

 

Пришла к дедушке с пустым кузовком, повинилась. Покачал дедушка головой:

 

– Яблок не жалко – тебя жалко. Не ведись  на чужое «слабо». Верх в игре возьмёшь – доблести никакой нету. Морока каждому доказывать, что ты не единорог залесный.

 

Вернулась вечером в Ремешки, снова кузовок яблоками забила. Утром снова пошла мимо околицы, глаза прижмурила. А ребята поджидают:

 

– Айда с нами в казаки-разбойники!

 

Ну, казаки-то-разбойники – игра не на выигрыш. Одна команда водит, другая прячется. Кого изловят, те водить становятся. Отчего не поиграть-то?

 

Ежевика бросила кузовок у плетня, побежала прятаться. Так схоронилась, что не найти её.

 

Надоело ребятам по кустам шариться. Против правил решили игру без неё продолжать. Уж одна команда другую не один раз в водящих сменила. Яблоками потешились, поделили поровну: и ловящие, и пойманные, всем досталось.

 

Ежевика сидела в схороне долго. Выйти нельзя – команду подведёшь, и сидеть уже терпения не хватает. Вышла-таки из укрома, а кузовок пустой!

 

– Против правил, – говорит, – новую игру начинать, пока последний не пойман! А чужое брать – так и вовсе крайнее дело.

 

Ребята смеются:

 

– Изменились правила! Кон заканчивается, когда солнце за верхушку вон той сосны цепляется. Яблоки – наш трофей. Проиграла ты снова!

 

Пришла Ежевика в сторожку, повинилась перед дедом. Он нахмурился:

 

– Яблоки не жалко, тебя жалко. Не играй по чужим правилам с нечестными людьми.

 

Вернулась Ежевика в Ремешки, снова яблок набрала. Утром решила дальним путём пойти, чтобы с ребятами не встретиться. Под обрывом Зяльма журчит, в небе ястреб парит, солнышко пригревает, запах трав голову кружит.

 

Свернула в лес – прохладой повеяло. Слышит – в кустах плачет кто-то. Ветви раздвинула: дети на полянке – девочка плачет, мальчик её утешает. Вышла Ежевика из кустов:

 

– Кто такие, куда путь держите, что случилось?

 

Мальчик говорит:

 

– Шли в Хлеба яблоки продавать. Злыдни кузовок отняли. Как теперь домой вернуться? Бабушка старая, брат с сестрой малые, ходить ещё не умеют. Чем кормиться будем?

 

– До Рогатой дороги провожу, – говорит Ежевика. – Я умею злыдней заговаривать!

 

Отдала Ежевика им яблоки:

 

– Авось, выручите у проезжих людей чего-нибудь.

 

Обрадовались дети, поблагодарили. Ежевика им вслед смотрела, пока не скрылись из виду.

 

В Ремешки возвращаться поздно. А деда повидать хочется. Решила в лесную сторожку напрямки добираться. Дорога известная, но напролом-то – всё ж не тропинкой. То бурелом путь перегородит, то кусты за подол зацепятся…

 

Вот и сторожка!

 

Остановилась у порога, чует: пусто в домике. Зашла тихонько. Нету деда! Ушёл. Не вернётся! Ушёл в другие края. К тем, кто до нас тут жил. Не отведал яблок на прощанье.

 

Горько Ежевике. Вышла на крыльцо, заплакала:

 

– Где ты, деда? Отзовись!

 

И слышится ей – ветер шепчет, кусты трепещут, повторяют слова издалёка:

 

– Здесь я, здесь я!

 

– Прости, деда! Не донесла до тебя яблоки. А теперь уж и не донесу!

 

– Не в том печаль, что я яблок не отведал. Не в том печаль, что попрощаться не успели. Пусть вечной памятью мне будут добрые дела твои, Ежевика! Через тебя я буду с говорить людьми.

 

Условия конкурса здесь

  • Sirin Alkonost

    Игорь, я не пишу для детей. Среди взрослых есть немало любителей сказок, мифов, легенд :-) Впрочем, если кому-то из детей моя сказка будет интересна, я рада! Я не пишу сказки «на слабо» (об этом как раз и говорит моя сказка про Ежевику — «не играй в игры по чужим правилам»). И у нас не капитализм, отнюдь. Автократия. И об этом я обязательно напишу сказку. И Ваше отношение к старикам там обязательно будет отражено — как пример того, на чём стоят автократические режимы.

  • Сказка для детей. Скорее всего, неплохая. Но сам я не ребенок, оценить не смогу.
    Ничего нового в ней нет. Обычный сказочный социализм. А у нас на дворе капитализм давно.
    Нужно писать «Незнайку на Луне».
    Слабо написать сказку для детей, которая бы учила детей правильно вести бизнес?
    Не отдавать свои яблоки первому встречному, а наоборот, сохранять и приумножать начальный капитал?
    Быть бизнесменом и беречь свою частную собственность — это хорошо. Просто требуется правильное описание подобного поведения.
    А что касается стариков. Они свое пожили, покутили, девок помацали, винца пригубили, состояние сколотили, а в старости можно и святым притворится.
    Знаем мы этих святых. Все они когда-то были грешниками. Тот же граф Толстой. Что он в молодости вытворял, когда был военным… А на старости лет пахать и сеять начал.
    Старики нам не указ. Дети не должны слушать стариков, а строить свою жизнь на основании собственных идей и интересов.
    Сегодня жизнь так стремительно меняется, что старики успевают стать анахронизмами, тормозят прогресс.
    Я это все к тому пишу, что сказки нужно писать с умом и выдумкой, без эпигонства. Салтыков-Щедрин вам в пример.