Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Омовение

Дмитрий Акиншин — студент Алтайского государственного университета, живет в Барнауле. По его словам, старается не придумывать героев, а брать из жизни.

Уже три года Анатоль не брал в рот ни капли спиртного. И не тянуло. Даже жить стал по-новому: работягой заделался. У кого крыша течет — залатает; у кого дрова высохли — одним махом разобьет.

…а жил Анатоль через стенку с Жекой. Он [Евген] приехал три года назад в это маленькое сельцо вблизи гор. Год назад с кухаркой Лизой поженились, да вот и первенец скоро на свет появится. 

<…> 

Как-то вечером Анатоль сидел на лавке, добирал сушеный подсолнух. Тут Жека мимо проходил… Сел на лавку, оторвал с пол-ладошки полупустышек и тоже начал щелкать. Разговорились. Анатоль закурил, предложил Жеке, да только и забыл, что он не курит. Беседовали о многом, хотя и тема была одна — жизнь.

— Эх, Анатоль, как же мне сейчас хорошо живется! Ты даже не представляешь… Люблю все-таки эту жизнь. Да, — он кивал головой.

— А раньше-то что… — тут Анатоль не успел закончить.

— Про раньше вообще не люблю вспоминать.

…повисла тишина, да такая ядовитая, да такая мучительная. И как назло — ни одна собака не гавкнет у соседей.

— Попутал бес когда-то, — заговорил Жека. — Уже не помню где, но понюхал пакет. Месяц, два через неделю… Потом вообще чуть ли не каждый день. Зацепил меня горбуном прямо в грудь этот яд. Через полгода  нашарил укол. Больно было, — посмотрев себе на руки. — А потом приятно, — он говорил медленно, отделяя паузами два-три слова. Голос его дрожал, а глаза блестели. Анатоль не рассчитывал на такую откровенность, но, услышав его слова, выбросил ломоть подсолнуха куда-то в сторону и повернулся прямо лицом к Жеке.

— Давно?

— Где-то лет семь назад. Да свел меня друг заклятый Тима, который уже давно лежит в сырой… Он и первый мне дал ложку с порошком. Шприцов у нас в аптеке не было, приходилось воровать из местных аптечек. У бабки своей все перетаскал, — Жека все говорил и говорил. — Потом и деньги начал  тащить… Тащил и часы, барахло всякое с чердака, даже самогонный бутыль упер за пакетик друга. Я его «другом» называл, пока гнить не начал.

Анатоль, мужик в возрасте, замер статуей; молчал, такое было ощущение, что и не дышал.

— Три года сидел на игле. Там, где жил раньше, все стороной обходили, а бабки кости кислотой полоскали. Иной раз проходишь мимо них, чувствуешь, как жадно и беспощадно они тебя обсуждают. Я не мог на работу устроиться, даже в колхоз не брали чернорабочим. А деньги нужны были, — тут Жека почесал колено и продолжил. — Потом и в чужой дом полез. Раз хозяин застукал и пустил в меня лопату; чуть не убил. А потом я понял: если не завяжу, то мое сердце почернеет прямо в живом теле. Да тут поп попался мне на дороге… Я начал просить помощи.

…в церковь ходил, молился кому-то, ставил свечи. Все равно тянуло… Потом надел на себя два креста на толстой цепочке. А поп увидел и сказал: «Ты можешь хоть десять крестов на себя нацепить, Евген. Но если ты не веришь в бога, хоть лоб расшиби». Он мне дал почитать Библию. Это первая книга, которую я прочитал полностью всю… И не зря.

Через два месяца почувствовал в себе облегчение. Душа не тянула вниз… С порошком завязал. А еще через три месяца, на Крещение, искупался в проруби святой. Заболел, причем  сильно, вот тебе и кара небесная за грехи мои. Температура под сорок, лихорадка… Агония. Но вера помогла. Да и полностью меня излечила от недуга злоклятого. Хотя и говорят бывших наркоманов не бывает, но пока — тфу-тфу-тфу, — и постучал по скамье.

…в краю гор уже появилась огромная луна, да такая большая. Казалось, что она катится ровно, беззвучно и чисто.

  • владислав

    конечно этот текст не выдерживает критики студента первого курса филологии или там журналистики. а у него есть и другие тексты. причем хорошие для чтения не то что этот антигероинзм в совке российском

  • Просто гость

    А мне понравился рассказ. И стиль сразу виден. Я представила, что нахожусь в том времени, о котором написано, и в том самом месте.
    Дмитрий, спасибо за рассказ. Хотелось бы получить ссылку на ваши тексты еще.

  • Андрей Булгаков

    И мне знакомы несколько случаев, когда наркоманы переставали колоться после того, как приобщились к религии.Это очень заметно, особенно в деревнях и селах.

    Текст понравился, хотелось бы еще почитать этого автора. А знаете почему текст вам не понятен? Думаю, что вы не жили в том месте, где жил или живет автор. И ваши замечания насчет «разобьет», «кухарка» — всего лишь замечания, которые вам не близки. Думаю, автор знал все это и не случайно оставил. Это особенности той местности, в которой он жил или живет. Я так думаю.

    Это всего лишь мое мнение и ничего более. Спасибо за внимание

  • ИЛ

    Насчет правдивости.. Я лично знаю человека, алкоголика, который, отслужив 40 молебнов в церкви. перестал пить.. И все у него наладилось.. И уже 20 лет с тех пор прошло…

  • Николай Ляшко

    «у кого дрова высохли — одним махом разобьет»

    А это как.. «разобьет»? Так и не понял что же «Анатоль» делал с дровами. Может расколет (поколет).

    «Год назад с кухаркой Лизой поженились» Это о каких временах ведется рассказ? Что-то не слышал я что б в деревнях кухарки появились. Прям как в поместье барском — кухарка…

    В целом согласен с Казимиром — очень это похоже на обрывки текста из чего-то бОльшего

  • Казимир

    Значит, прочитал наркоман всю (!) Библию — и перестал колоться и воровать. Ну-ну…
    Какую нагрузку несет образ Анатоля, для чего он показан три года как бросившим пить?
    Форма тоже подкачала, к сожалению.
    «через стенку с Жекой. Он [Евген] приехал три года». Так не делается. Что Анатоль — «мужик в возрасте», сообщено где-то в середине текста. Жека знает слово «агония».
    Или это отрывок из большой вещи (см. знак , который употребляется в научных текстах), либо автору надо еще поучиться.