Вернисаж с Ириной Ларионовой, Главное, Культура

Художник я или не художник?

Нелли Григорьева«Кто-то сочтет уход  с госслужбы  в художественную школу безумием, а для меня это стало настоящим освобождением».

 

Всегда  на выставках обращала внимание на добрую и вполне узнаваемую графику Нелли Григорьевой. Однажды, заглянув на ее страничку  ВКонтакте, поразилась созвучию наших взглядов, предпочтений  и интересов. А потому, когда встал вопрос, к кому заглянуть перед 8 марта  в мастерскую на огонек, решила напроситься в гости именно  к ней.

 

Мы так увлеклись разговором, что не заметили, как пролетели два часа,  и Нелли в результате чуть не опоздала на урок к своим питомцам в Детскую художественную школу, где  почти  десять лет преподает рисунок, живопись, композицию. Был в ее жизни период, когда она отошла от  творчества и много лет проработала в Министерстве социальной защиты  и была, между прочим,  уже ведущим специалистом.

 

–  И вот, однажды, возвращаясь поздно, устав от бесконечных отчетов,  я поняла, что не моя  это работа,  я просто не могу не рисовать! рассказывает Нелли.  И хотя  кто-то сочтет уход  с госслужбы  в художественную школу безумием, а для меня это стало настоящим освобождением. У меня стало меньше денег, но у меня появилась возможность наблюдать, как падает снег, как движется луч света по комнате, как носятся по двору свиристели, напоминая  золотой дождь у меня под окном.

 

Водолеи не могут жить в клетке, это я знаю по себе…

 

Мастерская художницы находится  в одном из подвалов старой  хрущевки  на улице Шотмана. Половину комнаты занимает станок для графики.  Нелли бывает в мастерской не так часто, как хотелось бы: для нее здесь катастрофически мало света. Хотя Нелли родилась и выросла  в Петрозаводске, Карелию  полюбила не так давно. В детстве она часто бывала  в новгородской деревне на родине отца, и  каждое лето они с мамой заезжали в Михайловское.

 

Мама была филологом по призванию и работала в университетской библиотеке, рассказывает художница. В нашем доме всегда звучало имя Пушкина. Впрочем, как обожаемые мною сказки и японская поэзия. Мне нравились луга,  чтобы речка была  извилистой, чтобы один берег был высокий, другой низкий, в общем, как в пушкинских местах. Они до сих пор мне снятся. Это такие счастливые сны…

Поездки на пленэр весной в деревню  Нурмолицы и Большую Сельгу, что в Олонецком районе, полностью изменили ее отношение к природе Карелии. А потом однажды жарким июньским летом она открыла для себя  Белое море. Причем, сначала она сделала попытку нарисовать его, а потом, уже, попав туда, заболела Севером, как и многие, чуткие сердцем и душой люди. Нелли с восторгом описывает увиденное, ее все вдохновляло: от водорослей до сверкающей на солнце в воде  камбалы. «Что такое Белое море? Это – волшебство!»  Теперь она это знает не понаслышке.

 

Интересно разглядывать старые вещицы, которые  часто попадают в мастерские к художникам. Вот старинная детская лошадка. Мишка был приготовлен кем-то на выброс, а теперь славно устроился в мастерской. Старые щипчики для сахара, машинка для стрижки волос… Камни, раковины, стекло… Господи, чего здесь только нет! Все эти предметы в любой момент могут послужить основой для натюрморта.

 

Но сейчас у Нелли явно другой период. Она показывает свои зарисовки, сделанные на Белом море, на улицах Таллина, среди олонецких болот, и я диву даюсь ее колоссальному трудолюбию: иногда по 4-5 часов сидит она, чтобы схватить  и запечатлеть то или иное состояние природы, настроение  или картинку жизни. Работает в основном тушью. А началась любовь к рисованию в далеком детстве.

Нелли Григорьева в своей мастерской
Нелли Григорьева в своей мастерской

Нелли до сих пор помнит тот момент, когда открыла для себя перспективу, нарисовав дом.  Первым учителем Нелли Григорьевой была тогдашний директор художественной школы Людмила Борисовна Кудряшова. Потом была учеба на художественно-графическом отделении педучилища №2, в Институте имени Герцена и в Академии художеств имени Репина на искусствоведческом. «Когда дети меня спрашивают, сколько я училась,  признается Нелли,  я так и плюсую: 6 лет ДХШ+5 лет ХГО+5 лет Герцена+3 года Академии=почти что 20. Тогда они обычно говорят: «УУУУУУУУУУУУ!»

 

Нелли достает очередной графический лист и на мой вопрос о названии, поясняет:

 

Художники  обычно немногословны, особенно в отношении своего творчества. Поэтому часто возникают затруднения с названиями работ. Сколько у нас ранних рассветов и прочих закатов…Это происходит от того, что создание  визуального образа  и есть высказывание художника . В этом мне помогает поэзия. Поэзия полна метафор, а изобразительное искусство тоже метафорично.

 

У Нелли есть такой сюжет: три валуна, а наверху одного из них сидит маленькая улитка и любуется  закатом. Вот так и Нелли обожает как ребенок забраться куда-нибудь на высокий-высокий холм, сесть там  и смотреть на этот удивительный суетный мир сверху, оставаясь спокойным и внимательным наблюдателем. Именно поэтому она так любит на пленэрах панорамные точки и процесс созерцания.

 

Нелли Григорьева человек чрезвычайно скромный, я  даже не знала, что она уже много лет член Союза художников России. На мой вопрос, как  и почему она стала художником, Нелли удивила меня своим ответом:

 

Каждую весну  и  каждую осень у меня бывает сильный приступ рефлексии на тему «художник я или не художник?». На этот раз он у меня прошел в декабре и январе, поэтому сейчас я в порядке.

 

11 марта в зале коллегий Министерства культуры должна открыться выставка по результатам новгородского пленэра. Кроме Нелли Григорьевой, там будут представлены работы известного мастера Валентина Чекмасова. А осенью у художницы будет персональная выставка в эстонском городе Ыхве.

 

 

Фото автора

 

 

 

  • Natalia Ivanova

    Быть причиной чего-то там.

    Достойное предназначение.

    От тебя ничего не зависит, но это и не важно.

    Ты – причина, а остальное пусть само с собой разбирается