Главное, Культура

«В российских городах всегда случаются сюрпризы»

Яков КацнельсонК нам на кофе Яков Кацнельсон пришёл с намеченным маршрутом. В Петрозаводске пианист выступал впервые, поэтому ему было интересно пройти по городу и заглянуть в самые интересные места.

 

«Его игра поражает своим великолепием – шикарным звуком и виртуозностью», – говорят о нем слушатели. На сцене  вдумчивый и серьёзный, вне ее  он приветливый и интересный собеседник, активный путешественник и  любопытный человек, интересующийся новыми городами и национальной кухней.

 

К нам на кофе Яков пришёл с намеченным маршрутом: ему сказали, что он обязательно должен прогуляться по набережной и зайти  кузницу.  Мы подтвердили  – туда сходить нужно непременно,  а еще посоветовали обязательно посетить  Национальный музей и не забыть отведать какое-нибудь карельское  традиционное блюдо.

 

Почему пианист любит выступать в небольших провинциальных городках?  Почему у Якова на аватарке в одной из социальных сетей стоит фотография с острова Кижи?  Чем ему помогает  тибетская медицина?  В личной беседе музыкант всегда раскрывается с другой стороны, чем на сцене.

 

– Вы отказались от булочек и пирожных – соблюдаете диету?

– Соблюдаю диету и одновременно терпеть этого не могу. К сожалению, очень люблю поесть, понимаю в еде.  Дело в том, что мне приходилось себя ограничивать, когда думал, что буду танцевать.

 

–  У  вас танцевальное прошлое?

–  С танцев началось моё музыкальное образование. Поэтому я до сих пор этим живу: у меня очень много пластических представлений в музыке. Есть много произведений, о которых я думаю, как бы я это поставил как балетмейстер.

 

– Как вы увидели Пятый  концерт Бетховена?

– Пятый концерт абсолютно самодостаточен, не требует пластического выражения. Даже скорее оно может сгладить силу воздействия. Но что-то есть в этой музыке от величия образов древнеримских трибунов или воинов. Если и танец, то священный, ритуальный.

 

Яков Кацнельсон на сцене Карельской филармонии
Яков Кацнельсон на сцене Карельской филармонии

 

Концерт Бетховена был выбором  филармонии.  Вы с легкостью согласились или для знакомства с новым городом все-таки предпочли бы другой, чтобы поразить публику наверняка?

– Не думал о том, чтобы поразить публику. Я всегда чувствую огромное счастье, когда мне нужно играть Бетховена, поэтому это предложение мне было очень по душе. И Пятый концерт, и Бетховен вообще – одно из моих самых любимых музыкальных пространств.

 

– Если проанализировать, с какими произведениями вас чаще приглашают?

– Раньше меня все время приглашали с концертами Чайковского и Рахманинова, которые я как раз не играю. Сейчас люди, которые меня приглашают, уже приблизительно понимают, что от меня можно требовать, и сами знают, с чем меня можно приглашать. Мне много что интересно, но с Чайковским, Рахманиновым и Скрябиным я пока не очень сталкивался, это пока не моя стихия, но как раз в данный момент все меняется.

 

– Вы сказали, что любите поесть. Есть ли любимое блюдо? Готовите?

– Любимое блюдо  – борщ. Готовлю очень редко, но способности есть, поэтому  собираюсь этим заняться в ближайшее время. А в любом месте, куда я приезжаю,  мне интересна  местная кухня.

 

А кроме национальной кухни, чем интересуетесь  в новом городе?

– Хочу сходить везде, куда только можно, куда я успею за один день. В Петрозаводске я уже побывал на набережной – мне очень понравилось. Красота  особенная, северная, величественная.

 

– У вас на аватарке в Фейсбуке наши Кижи…

– Вы уже и туда залезли! (смеется) Я с друзьями из Бельгии путешествовал на кораблике из Москвы в Петербург. Это был круиз с иностранными группами – Углич, Кострома, плыли через Волгу, Волхов…  Жаль, что не было тогда времени заехать на Валаам. На палубе играл на рояле…

Меня там даже приняли за гида маленькой иностранной группы, все время звали к себе за стол, все никак не могли понять, почему я с ними не сижу. Потом одна французская гидесса сказала: «Вы так хорошо играете на рояле. Зачем вам эти туристы?»

 

– У вас явно душа путешественника. Назовите самые интересные места, где бывали? Кроме Кижей…

–  Очень люблю Грецию, острова – к сожалению, был там один раз, но понял, что хочу еще. Я там был осенью,  играл на острове Родос, потом Афины: ничего прекраснее Акрополя не видел. Италия, конечно, тоже. Вообще, мне везде нравится, не могу сказать, что есть место, где мне не понравилось… Может, только в Австралии меньше.

 

–  Есть ли место в России, которое произвело неизгладимое впечатление?

– Недавно был в Костромской области – маленький городок Нерехта произвел абсолютно неизгладимое впечатление, не хотелось оттуда уезжать. Было ощущение, что попал в сказку или в произведения Островского…  Это старый уездный город: деревянный центр, почти не тронутый советской архитектурой, потрясающие гордые люди, которые очень хорошо понимают, что у них уникальный город, и никуда не хотят из него уезжать. Город находится не в лучшем состоянии, там был какой-то секретный объект, поэтому он не стал туристическим центром, как, например, Плес. А по красоте – на том же уровне: красота совершенно невероятная, очень живописно, куда ни посмотришь – пейзаж, достойный картины.  Вообще, волжские города – там особая атмосфера…

 

– Часто  гастролируете по городам России?

– В русских городах  бываю и очень люблю. Люблю за то, что никогда не предсказать, как все будет развиваться, всегда случаются сюрпризы. Это касается и людей, и обстановки – чего не бывает в Европе. Там все замечательно, есть гарантия благополучного развития всех ситуаций, но там я всегда точно знаю, что будет: что будет в гостинице, какие будут люди, что они скажут до концерта, что они скажут после концерта, какой будет план по минутам (если его сразу не предоставят на бумаге). Все можно предсказать.

В российских городах предсказать невозможно. Российские города – все очень разные, один не похож на другой.

 

– До интервью вы упомянули, что с удовольствием окунулись бы в прорубь…

– Моржеванием не занимаюсь, хотя когда-нибудь хочу попробовать. На самом деле, я очень люблю все нездоровое:  люблю ночами не спать, поздно вставать, есть вредную еду, выпивать… Не курю только.

Но при этом понимаю, что здоровье всё же требует внимания. Проблема только  в том, что мне лень делать лишние движения, поэтому я выбрал для себя вариант ленивой  йоги  – так называют  тибетскую медицину, только на йоге человек должен сам прикладывать усилия, а здесь он просто лежит, и с ним делают то же самое. У меня есть прекрасный талантливый доктор, бурятка, хожу к ней с удовольствием. Лежу и принимаю то, что со мной делают, –  иглоукалывание, банки, массаж, теплые камни – иногда, кстати, это почти нестерпимо больно.

 

– Какой эффект  от тибетской медицины?

– Во-первых, уходят мелкие простуды, инфекции. Когда есть ощущение того, что вот-вот заболеешь (а в Москве, допустим, эпидемия), я сразу же иду к ней. Во-вторых, проходит синдром хронической усталости. О болях в спине, в руках, в мышцах, остеохондрозе я уже не говорю: помогает, но не избавляет.

 

– Есть у вас увлечения кроме путешествий, тибетской медицины и музыки, конечно?

– Люблю изучать иностранные языки. Знаю три – немецкий, французский и польский. А вот на английском я не говорю. На нем многие говорят, но мне он просто менее интересен.

 

– Чем объясняется такой выбор?

– Сложно сказать… Наверное, музыкой. Но совершенно не обязательно знать язык, чтобы чувствовать интонацию композитора. Но если уже ее чувствуешь, то изучение языка больше помогает погрузиться в его мышление.  Для меня это новые, особые ощущения.

 

– Похоже, что в жизни вы очень любопытный человек. В музыке любопытство как-то проявляется? Например, любопытно ли вам играть современную музыку, понять, как она будет звучать?

– Для рояля написано такое огромное количество великих произведений, что целой жизни не хватит, чтобы сыграть четверть из того, что хочется. Есть много произведений, которые давно хочется сыграть, и я знаю, что я этого за всю жизнь не успею, поэтому меня нужно уговорить, привлечь чем-то особенным, чтобы я согласился на современную музыку. Но иногда это бывает.

Мне совершенно все равно, какого времени музыка, современная или старая – главное, чтобы она в какой-то момент оказалась мне созвучна.

Яков Кацнельсон. Беседа за чашкой кофе в Карельской филармонии
Яков Кацнельсон. Беседа за чашкой кофе в Карельской филармонии

 Фото авторов

  • Олеся

    Спасибо за чудесное живое интервью! На сцене они, музыканты, — небожители,недосягаемые! А в жизни симпатичные люди, со своими пристрастиями, слабостям, чем становятся близкими и для нас, простых смертных. Подкупает любовь Якова к маленьким провинциальным городам- видно, что говорит о них от души.