Главное, Культура

Классика в джазе и джаз в классике

Трио Валерия ГроховскогоНе признать, не полюбить искусство Валерия Гроховского невозможно. Приезжая к нам на фестиваль «Белые ночи Карелии» и между фестивальными событиями, он неизменно радует новыми программами, знакомит с коллегами по цеху и доставляет радость общения.

 

 

Гроховский не отделен от слушателей  непреодолимой преградой: в недолгих паузах между исполнением он что-то поясняет, шутит, делая это легко и непринужденно, создавая дополнительно атмосферу искреннего доброжелательства. Поэтому, если кто-то и приходит на концерт без соответствующего настроения, уходит несомненно вдохновленным.

28 апреля Большой зал консерватории пригласил на программу под названием «Классика в джазе и джаз в классике». Валерий Гроховский на сей раз возглавил джазовое трио в ансамбле с Александром Ивановым – ударные и Владимиром Кольцовым-Крутовым – контрабас.

Встреча  джаза с классикой произошла давно: уже в 20-е годы минувшего столетия мастера джаза стали использовать классические мелодии в качестве исходной темы для импровизации или просто обрабатывать в джазовой манере популярные классические произведения. Напомню о первом художественном руководителе и главном дирижере  нашего симфонического оркестра Леопольде Теплицком. В 1926 году он был отправлен в США, где и познакомился с джазовой культурой и буквально заболел джазом. Вернувшись в Ленинград, Теплицкий создал джаз, прозванный «профессорским», поскольку главными участниками его стали преподаватели консерватории. Просуществовал он недолго, но это был убедительный прецедент. Теперь имя Теплицкого носит джазовый фестиваль, созданный и регулярно проходящий в столице Карелии.

Валерий Гроховский – выдающийся джазмен, но начинал он как академический пианист. В 1989 году  участвовал в Международном конкурсе имени Ф. Бузони в Италии  и завоевал призовое место. В студенческие годы  увлекся джазом, изучая его теорию и практику, но с серьезной музыкой не расставался. Более того, в 1991 году он был приглашен на педагогическую работу в США, откуда вернулся на родину только через десять лет. С тех пор его исполнительская деятельность идет по двум колеям и параллельно, и пересекаясь, и сливаясь.

В концерте на фестивале «Белые ночи Карелии» Гроховский вместе с коллегами представил и чисто джазовую классику, и джазовые обработки  произведений Баха, Моцарта и Мендельсона. Что касается первой названной части программы, то при определенной характерности исполняемых джазовых композиций, присущей стилю, в манере Гроховского есть особые индивидуальные качества, которые делают его искусством с «лица не общим выраженьем». Это не просто лирика как всеопределяющее достоинство его мироощущения, но неповторимые поэтичность, мягкость и теплота. Думается, этим определяется и его выбор классических сочинений для перевода их в джазовую стихию, хотя возможны  и другие варианты, в частности, музыка, требующая виртуозной интерпретации. Эта сторона исполнительства Гроховского поистине безупречна. И еще одна непременная составляющая искусства пианиста – безукоризненный вкус.  Не любое произведение можно переводить на другой язык так, чтобы за новыми ритмами оно не потеряло главного. В этом и необходимы вкус и чувство меры, что было продемонстрировано в полной мере.

Очень удачно в новом облике прозвучал «Свадебный марш» Мендельсона. Наверное, из тем этого композитора многие подходят для переселения в джаз. Совершенно органично соединился с новыми ритмами и фа минорный (№ 5) фортепианный концерт Иоганна Себестьяна Баха, причем,  все три его части! Это было удивительно и замечательно. Ну что ж, джаз давно облюбовал наследие этого композитора, из того, что приходится иногда слышать, альянс, как правило, складывается успешно. Это и понятно, ведь Бах для музыкантов – «наше всё», музыка на все времена. Казалось бы и Моцарт не менее податлив к встречам с джазом, но, видимо, в его кажущейся простоте есть какие-то непреодолимые препятствия. Разумеется, не всегда, но предложенная  соната Си-бемоль мажор получилась менее интересной. Поскольку джаз являет собой искусство импровизации, конкретные исполнения разнятся, а значит, возможны и другие варианты.  К тому же восприятие каждого из нас достаточно субъективно.

У Гроховского всегда отличные партнеры. Они составляют не только высококлассный ансамбль, но и неоднократно демонстрируют в своих соло виртуозное мастерство. Какую блестящую сольную каденцию на ударной установке присоединил к Моцарту Александр Иванов! Контрабас не обладает эффектностью ударных, но Владимир Кольцов-Крутов доказал, что у этого инструмента есть  особые выразительные средства, присущие только струнной смычковой группе, почему контрабас и незаменим в таком ансамбле.  Не акцентируя на себе внимания, он создает атмосферу особого шарма звучания.

Группа Гроховского доставила большое удовольствие слушателям, их реакция на исполнение, как и полагается в концертах этого жанра, была естественно спонтанной и искренней.

 

 

 

  • Анна

    Концерт незабываемый! Трудно описать наслаждение от концертов Гроховского — причем, одинаково от музыки и от атмосферы, свинговой, легкой, остроумной. Летишь потом как на крыльях, начиная видеть окружающую красоту так остро, как до того не видел никогда. Ждем маэстро еще и еще!