Видео, Главное, Культура

Тайны кижского двора (видео)

Преображенская церковь. Декабрь 2014 года. Фото Александра КууселаЧто же стоит за нежеланием директора музея-заповедника «Кижи» Андрея Нелидова  встретиться с членами Общественного совета музея и ответить на их вопросы, которых накопились более чем достаточно? Особенно в связи с так ожидаемым отчетом консультативной миссии ИКОМОС, которая побывала на острове Кижи с 1 по 7 июля этого года.

Пока же пресс-служба музея разослала по средствам массовой информации пресс-релиз с кратким изложением отчета и процитировала выдержку из него, что «миссия ЮНЕСКО одобрила качество реставрации Преображенской церкви, но выразила обеспокоенность перебоями в финансировании». Однако комментарий по этому поводу вызвал недоумение: «…на данный момент контракты заключены, профинансированы и выполняются, в том числе – переходящие договоры на первый квартал следующего года, что обеспечит непрерывность работ».

На данный момент, надо понимать на момент написания сообщения… в начале декабря 2014 года. Хотя вопросы финансирования и контракты должны были быть заключены в первые его месяцы. Еще большее удивление вызвало сообщение, что заседание общественного совета пройдет в феврале 2015 года, когда… «официальный русский перевод будет предоставлен музею Министерством культуры России до февраля следующего года». Однако, русский перевод отчета миссии ЮНЕСКО был доступен каждому, кто был заинтересован в этом, еще в первых числах декабря. И хотя отчет написан весьма дипломатично, «накопали» представители миссии на острове много чего. Поэтому-то члены общественного совета на законном основании потребовали созыва внеочередного его заседания уже в этом году: вопросы, поставленные ЮНЕСКО, требуют не только немедленного обсуждения, но и решения. И совершенно непонятно, ущемление каких своих прав видит в этом руководство музея, почему оно ушло в глухую оборону, вызывая тем самым не только справедливую критику, но и домыслы.

Музей-заповедник «Кижи» не ООО и не ОАО, и несмотря на то что является федеральным учреждением,  не принадлежит ни министерствам культуры России или Карелии, а тем более лично директору А.В. Нелидову. Музей и его памятники принадлежат России, русской культуре и переданы чиновникам только в доверительное управление, а значит, деятельность их подотчетна.

Не добившись ответа, представители общественных организаций Карелии собрали 11 декабря журналистов, чтобы высказать свое видение проблемы и острую критику.  В пресс-конференции приняли участие Ольга Рыбалова, руководитель КРОО защиты прав граждан «Согласие», Андрей Рогалевич, председатель комитета ЗС РК, Николай Попов, главный реставратор музея-заповедника «Кижи» до 2013 года, Вячеслав Агапитов, руководитель КРОО русской культуры «Русский Север», Валентина Сукотова, руководитель КРОО «Заонежье», Вячеслав Орфинский, академик архитектуры. Музей-заповедник «Кижи» представлял руководитель пресс-службы Дмитрий Дюгай.

На пресс-конференции 11 декабря по ситуации в музее-заповднике "Кижи". Слева направо Андрей Рогалевич, Ольга Рыбалова, Валентина Сукотова, Николай Попов, Вячеслав Орфинский
На пресс-конференции 11 декабря по ситуации в музее-заповднике «Кижи». Слева направо Андрей Рогалевич, Ольга Рыбалова, Валентина Сукотова, Николай Попов, Вячеслав Орфинский

Я опущу общую для всех выступлений часть – напоминание о том, как уникальны кижские храмы, какого бережного отношения требуют к себе. Кто бы спорил. И приятно читать, что «Миссия (ЮНЕСКО) была приятно удивлена прогрессом, достигнутым в процессе реставрации и высоким уровнем мастерства». Хотя сюрпризы (и не только приятные) Преображенский храм приносил реставраторам на каждом шагу, а решать сложнейший вопросы приходилось, не останавливая работы.

На очереди – еще одна серьезная проблема, на что указывает и миссия ЮНЕСКО. Чтобы решить и ее, считает В.П. Орфинский, уже сегодня нужно заказывать проект укрепления храма, просчитывать и выбирать варианты.

Не только в отчете ИКОМОС, но и на пресс-конференции прозвучала еще одна тревожная информация, ее подтвердил Н.Л. Попов. Дело в том, что за прошедшие годы не только отработан технологический процесс, но и сложился коллектив реставраторов (Плотницкий центр музея, санкт-петербургская фирма «Алекон» и архитектурно-реставрационный центр «Заонежье»), которые стали одной командой, независимо от того, в какую подрядную организацию они входили. Развал этой команды, уход хотя бы одного из подрядчиков чреват серьезными последствиями – для Преображенского храма, естественно. И «Алекон», и «Заонежье» работают в «Кижах» не один год, санкт-петербургская фирма, например, с 2004-го.

Есть и еще один момент. Учитывая срыв сроков реставрационных работ, считают участники пресс-конференции, руководство музея может бросить на работу непосредственно на храме специалистов Плотницкого центра музея, чем они никогда не занимались. Самостоятельная работа Плотницкого центра со срубом невозможна и может вызвать негативную реакцию экспертов ЮНЕСКО и членов специальной комиссии Минкульта РФ. Негативная же реакция, в свою очередь, выразится в переводе Преображенского храма в группу памятников, находящихся в опасности, а потом и вообще исключения его из списка памятников мирового значения, находящихся под эгидой ЮНЕСКО. А это уже международный скандал, потеря имиджа музея и… немалой части турпотока.

Это одна из трех нынешних кижских проблем, которую назвал Николай Попов, напомню, что до 2013 года он был заместителем директора по реставрационной работе и именно он является создателем уникального Плотницкого центра в «Кижах».

Но есть и проблема номер два: сегодня в Плотницком центре скопилось бревен в два раза больше, чем предусмотрено технологией работ (разборка велась особо ударными темпами не только в сентябре-октябре, но даже в ноябре, когда храм обычно готовили к консервации на зимнее время. Благо ноябрь выдался сравнительно теплым). Как мне рассказывали, велась она по-ударному. Но отреставрировать успели едва половину бревен. Однако, опасность здесь в том, что от долгого  лежания бревна начинают деформироваться. Как потом их возвращать в сруб храма, на свое место?

И третья проблема. В музее совершенно заброшена система инженерных сетей, на что  было выделено 100 миллионов рублей. А остановкой работ на системе пожаротушении «отметили» 300-летие Преображенского храма.

Но не только это. Миссию ЮНЕСКО «просит… прекратить любую деятельность по застройке территории объекта и в буферной зоне…  Никакие работы не должны производиться на территории объекта до принятия плана управления».  Вокруг этого строительства разгорелись дебаты уже на летнем заседании общественного совета. Академик В.П. Орфинский, член совета, уже тогда резко возражал против строительства  ларьков и ресторана в буферной зоне. На что А.В. Нелидов возражал: не может музей принимать гостей,  которые приедут на остров отметить юбилей Преображенской церкви, в памятниках «советского идиотизма». Более того, следует поблагодарить инвестора, которого нашел музей и который согласился вложить средства в постройку торговых павильонов и ресторана. А.В. Нелидов даже демонстрировал заключения специалистов министерства строительства, что новые сооружения – не капитальные, поскольку не имеют фундаментов, их можно в любое время разобрать. Но даже этот «фиговый» листочек не помог.

При этом ЮНЕСКО отнюдь не настаивало, чтобы юбилей отмечался среди стихийно сложившегося за годы «шанхая» в причальной зоне, и он навечно украшал остров. Просто о предполагаемом новом строительстве следовало бы сообщить членам миссии в 2013 году, когда очередная группа экспертов приезжала в «Кижи», и согласовать с ЮНЕСКО возводимые объекты.

В чем проблема? В отчете миссии приводится объяснение сотрудников, почему без согласования с ЮНЕСКО возвели  новодел в буферной зоне. Во-первых,  очень быстро нашли инвестора и его нельзя было упустить, а во-вторых… не было связи с комиссией. Даже в ХХI веке, выясняется, случается такое чудо. Хотя вспоминают, что Э.В. Аверьянова как-то поддерживала связь с ЮНЕСКО, даже добивалась, чтобы отчет миссии ЮНЕСКО появлялся в музее через месяц-другой, а не ждала, пока его пришлют и переведут через полгода.

 

ЮНЕСКО настоятельно требует разработать план управления объектом культурного наследия – начало всех начал, при этом замечает, что «в проекте, представленным музеем, основной целью… является увеличение объема туристов, а не   обеспечение сохранности объекта и определение способов  минимизации негативного воздействия на объект всемирного наследия».

На мой взгляд, это не случайно. Достаточно вспомнить, что прежнему директору Э.В. Аверьяновой Минкульт РФ ставил в упрек именно снижение потока туристов на остров. А заместитель министра, приезжавший в Петрозаводск, на вопрос журналистов, чем руководствовалось министерство, назначая директором А.В. Нелидов, отвечал, что Андрей Витальевич – прежде всего хозяйственник, у него хорошие связи на различных уровнях власти. Следует ли теперь удивляться, что как хороший хозяйственник директор заботился об устройстве туалетов на острове, возведении ларьков и ресторана, мечтал даже о конгресс-холле, а на заседании Общественного совета подчеркивал, что главной задачей этого года для музея станет празднование 300-летия Преображенского храма.  И действительно, праздник был организован на высоком уровне. Как подтвердила на пресс-конференции Ольга Рыбалова, на любое обращение в Министерство культуры России следовал ответ: А.В. Нелидов хороший директор, ну а реставрация… да, она идет.

Но даже крепкому хозяйственнику со связями не удалось выполнить пожелание министра и в разы увеличить поток туристов на остров. Как стало известно автору этих строк, в этом году турфирмы расторгли с музеем договоры на посещение острова туристами 100 круизных теплоходов. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло, спасло остров от нашествия: туристическая отрасль вместе со всей экономикой стремительно покатилась в пропасть. Но винить в этом ни директора, ни коллектив музея нельзя, они сделали все. Но что делать, если как-то расходятся интересы минкульта и ЮНЕСКО, разные у  них приоритеты.

А вот что посоветовали специалисты ЮНЕСКО коллективу музея, так это заняться вместо увеличения посещаемости острова сельским хозяйством. Оно всегда присутствовало на Кижах. Оказывается, «отсутствие сельскохозяйственной деятельности… ведет к повторному росту дикого ландшафта, который представляет опасность для целостности объекта. Кроме того, нескошенные травы и леса могут представлять повышенный риск возникновения пожара. Традиционные крестьянские хозяйства с пасущимися животными и уборкой полей являются лучшим способом сохранить традиционный пейзаж, и являются единственным способом поддержания биоразнообразия на местном уровне. Он также будет представлять собой фактор подлинности в ландшафте. Традиционные крестьянские хозяйства упоминаются в плане управления, но, как оживить сельское хозяйство, там плохо описано, и это необходимо разработать».

Текст отчета миссии ЮНЕСКО, уже известный широкому кругу заинтересованных людей, делает совершенно непонятным упорство руководителей музея в нежелании встретиться не просто с представителями общественных организаций, но и с членами Общественного совета, коими они являются. Кстати, кандидатов в него предлагал именно музей, значит, он им доверяет. Или справедливы слухи, что «тайны кижского двора» вызваны предстоящим уходом из музея его директора, и Андрей Витальевич решил, что его преемнику будет сподручнее отчитываться за то, что было сделано под его, Нелидова, руководством?

 

На снимке: Преображенская церковь. Декабрь 2014 года. Фото Александра Куусела

 

Видео Натальи Мешковой с пресс-конференции общественников и специалистов по ситуации в музее-заповеднике «Кижи» 11 декабря 2014 года

  • Гость

    На пресс-конференции Нелидова рядом с ним сидели сотрудники, НИКАКОГО отношения к реставрации не имеющие. Зачем их пригласили? Для мебели? Или потому что сотрудники, занимающиеся реставрацией, ОТКАЗАЛИСЬ принимать в этом фарсе участие?

    • Гость2

      А сотрудников, занимающихся реставрацией, на этот фарс никто и не приглашал. Они вообще не знали заранее об этой пресс-конференции. Интересно, почему? Потому что могли бы уличить Нелидова в очередном искажении фактов (читаем — вранье)?

      • Гость

        А вот это очень интересно: Нелидов ПОБОЯЛСЯ пригласить на пресс-конференцию реставраторов? Так о чем еще тут можно рассуждать!

  • КРОО Согласие

    Этот текст был выдан журналистам и, как видите, речь в нем идет не только о Преображенском храме:

    Информация для СМИ

    Музею срочно требуется новый директор.
    Реставрация Преображенской церкви, объекта ЮНЕСКО сорвана.

    Реставрационные показатели.

    — При директоре Э.В. Аверьяновой, кроме Преображенской церкви, одновременно реставрировалось до 5 объектов в год. За время ее руководства отреставрированы десятки памятников.
    — При Нелидове уже в 2014 году, кроме Преображенской — 0 объектов.
    — В разобранном виде лежит памятник — дом Сергеевой. Ему грозит гибель, так как никаких перспектив в финансировании его реставрации при Нелидове нет! Проект есть, по планам музея при прежнем руководстве уже к концу 2014 года должны были сделать треть работ.
    — Второй год расселенным в аварийном состоянии стоит дом Серых в дер. Жарниково, где проживали специалисты. Проект сделан и оплачен, никаких перспектив с Нелидовым у этого дома нет!
    При этом в музее катастрофически не хватает жилья. При Нелидове нового жилья не появилось, несмотря на его активные обещания.
    — С весны 2014 г. у Нелидова не ведется профессиональной работы по финансам на дальнейшую реставрацию Преображенской церкви, как итог — срыв реставрационного сезона по объекту ЮНЕСКО.

    Ситуация на Преображенском храме.

    — В архиве сайта Госзакупок четко видно, что действие контрактов музея с реставраторами и специалистами по металлоконструкциям истекло в июне 2014 года.
    — В июле экспертами ЮНЕСКО-ИКОМОС и членами специальной комиссии Минкульта РФ высказывалась озабоченность в связи с отсутствием у музея денег для дальнейшей реставрации Преображенского храма. Однако Нелидов уверял, что денег достаточно и никаких проблем не будет. При этом он попросил не вписывать данное замечание в протокол заседания. Сейчас очевидно, что денег у музея все-таки не было, так как первый контракт со специалистами по металлоконструкциям был заключен только к концу сентября 2014 года, с реставраторами – в октябре.
    Итог: почти все лето и часть осени никакие работы на Преображенском храме не велись!
    — Также на сайте Госзакупок четко прослеживается, что на 2015 год нет заключенных контрактов на реставрацию Преображенского храма. Средства заложены на вспомогательные работы по металлу и разборке 3 пояса. Очевидно, что собственно на реставрацию храма у Нелидова денег нет! Известно, что с ноября 2014 года на памятнике никакие работы не ведутся, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО встал и теперь уже надолго.
    — В проекте реставрации церкви существует 7 поясов – 7, 6, 5 отреставрированы и собраны. 4-ый — только отреставрирован, но не установлен.
    — По планам самого музея, его дорожной карте, в этом году должна была начаться сборка 4 пояса и реставрация 3-го пояса! Иначе сдача объекта в заявленном 2018 году не возможна. Ничего этого не произошло, так как музей своевременно не подготовил достаточное финансовое обеспечение.

    Опасность и предостережение

    — Учитывая крайне невыгодное положение Нелидова на фоне срыва реставрационных работ, следует ожидать от руководства музея отчаянных действий, скрывающих остановку работ на объекте ЮНЕСКО!
    — Возможно, Нелидов заставит Плотницкий центр музея Кижи реставрировать сруб 3-го пояса и собирать отреставрированный 4-ый, чтобы успокоить общественность, что недопустимо по профессиональным соображениям.
    — Музейный Плотницкий центр до сегодняшнего дня занимался только реставрацией самих бревен, изготовлением вставок и протезов (лечением), делал это с высоким качеством. Работы по реставрации и сборке сруба в общей технологической цепи непосредственно на объекте не предполагались и не поручались специалистам Плотницкого центра. Соответственно, на сегодняшний день они не могут быть готовы для выполнения этого фронта работ. Самостоятельная работа Плотницкого центра со срубом невозможна и может вызвать скандальную реакцию экспертов ЮНЕСКО и членов специальной комиссии Минкульта РФ!

    Участники пресс-конференции по ситуации в музее-заповеднике «Кижи»

    11 декабря 2014 года

  • Татьяна

    Специально для HR. «Нелидов готов был встретиться с любым желающим»???? А много ли людей вообще знало об этой пресс-конференции? Да и зачем — очередное вранье послушать? Контракт до 17 года? И что? Контракт с Аверьяновой был расторгнут досрочно без всяких «законных оснований к этому». А чтобы разоьраться в происходящем, надо знать проблему изнутри….

  • HR

    При всём уважении, но, во-первых, сегодня же Нелидов готов был встретиться с любым желающим, и, к примеру, Орфинский этой возможностью воспользовался, и, на мой взгляд, получил исчерпывающие ответы на свои вопросы — включая те, что задаются и в этой статье. Что мешало автору присоединиться к Орфинскому и тоже задать вопросы? А то игра в одни ворота получается. Во-вторых, сегодня же Нелидов показал свой контракт, который у него истекает в январе 2017 года. То есть, может его и «уходят», но законных оснований к этому пока нет.
    И, соответственно, вопрос — а точно ли есть тайны Мадридского двора, или просто нет желания разобраться в происходящем?
    Я не сторонник Нелидова, сам участвовал в протестах против его назначения.. но такое мельтешение с громкими обвинениями, которые легко разбиваются при первом же знакомстве с документами, девальвирует сам протест. Скоро же смеяться начнут над «разоблачениями».
    (Орфинского, повторю, это не касается — он приходил, реально интересовался, и даже заявил, что «если мы где-то не правы, то приносим извинения»)

    • Svetlana Zaharchenko

      «Мельтешение с громкими обвинениями» — Вы имеете в виду человеческую смерть на дебаркадере Нелидова??? Или же ещё что-либо? Объяснитесь!

      • Татьяна

        Извините, уточню, это было на другом дебаркадере. Хотя сути не меняет….

      • HR

        Я не уверен, что обязан именно объясняться. Чай, не у следователя. Но пояснить могу. Уважаемый академик Орфинский выступил, к примеру, с заявлением, что Преображенской церкви грозит гибель — из-за недостатка финансирования. Однако документы показывают, что никакой остановки финансирования нет. Суммы сопоставимые, примерно те же, что и год, и два назад, и, главное, контракты заключаются и идут в том же календарном режиме. Стоило бы такое говорить? Ведь в следующий раз могут не поверить. Я вот точно не поверю. Далее, из этой статьи — «В музее совершенно заброшена система инженерных сетей, на что было выделено 100 миллионов рублей». Опять-таки на инженерные системы деньги не выделялись. Вообще. А разработка проекта инженерных сетей запланирована на 2016 год, и запланирована еще при утверждении проекта реконструкции, то есть ДО Нелидова. Едем далее — «Развал этой команды, уход хотя бы одного из подрядчиков чреват
        серьезными последствиями – для Преображенского храма, естественно. И
        «Алекон», и «Заонежье» работают в «Кижах» не один год».. контракты с ними заключены на 2014 год, они выполняются, и обе фирмы намерены участвовать в конкурсах на 2015 год. С чего и куда им уходить? «Учитывая срыв сроков реставрационных работ» — где срыв сроков? Какие работы и в какие даты не выполнены? Нелидов утверждает, что из целого ряда работ затягивается только одна операция, но это, вообще говоря, рабочий процесс, вполне объяснимый для столь уникального проекта, который делают впервые. Остальные работы выполнены в срок, согласно контрактам. И так далее. Понимаете, если сминусовать эмоции и рекомендации заняться сельским хозяйством, то от статьи и её разоблачительного пафоса не остаётся НИ-ЧЕ-ГО.

        • Ольга

          Как же ничего не останется? Нелидов остался. Этого разве мало?

        • Гость2

          «однако документы показывают, что никакой остановки финансирования нет. Суммы сопоставимые, примерно те же, что и год, и два назад, и, главное, контракты заключаются и идут в том же календарном режиме» — откуда такая информация, Вы Нелидова цитируете? и верите ему? Или вы из его команды? Вы сами вообще что-то в реставрации понимаете?

        • Олег

          А с сельским хозяйством — ума не приложу, как музею его возродить И почему музею — это задача общегосударственная. Все земли вокруг частные, фермеров уже нет совсем, социальная инфраструктура полностью разрушена, и давно.

  • Анна

    Такой знакомый наглый стиль — вначале сделать, а потом соорудить наивные обиженные круглые глаза и красный цвет лица: «Так мы же хотели как лучше!»
    А получилось — как всегда…отвратительно, безответственно, лживо, опасно для будущего, которым они рассматривают только в личных целях.

    Иностранцы, может, ещё во что-то верят — случайность, неопытность, а не верят, не особо показывают, потому что для них такое поведение дикарство, туземство, каннибализм.
    А при нас эти граждане вообще не стесняются. Нелидов, Фрейдин, Куспак, Романов…боже мой, бедные Кижи.

  • Svetlana Zaharchenko

    Отличный анализ плачеваной ситуации с музеем «Кижи» в связи с директорством бывшего губернатора.
    Надеюсь, что всем миром будут предприняты меры спасти гордость нашей Карелии