Главное, Культура

Впустите несносного мальчишку

"Скверный мальчишка" в Театре кукол КарелииКуда завела нас  сказка Ганса Христиана Андерсена? О спектакле «Скверный мальчишка» в Театре кукол Карелии

Как нам хочется иногда сходить в кукольный театр, снова почувствовать себя маленькими, поверить, что куклы могут оживать… Даже дома, чемоданы, книги часто живут рядом с нами, но мы не замечаем этой жизни. И чтобы её заметить, нам, взрослым, нужно хотя бы временное освобождение от забот. И его может дать нам кукольный театр. Многие родители говорят, что водят туда своих детей, но на самом деле просто хотят сами хоть ненадолго попасть в сказку.

Кстати, есть спектакли в Петрозаводском государственном театре кукол, которые создаются специально для взрослых. На одном из таких спектаклей по сказке Г. Х. Андерсена удалось побывать и мне в самом конце января. Может быть, вы читали эту сказку «Несносный мальчишка» в детстве. В ней говорится о старом добром поэте, который приютил в непогоду бедного вымокшего ребенка. Малыш отогрелся и ранил поэта в самое сердце своей амурной стрелой.

Наш театр кукол превратил эту детскую сказку в настоящую притчу. Режиссер Наталья Пахомова и актеры Дмитрий Будников, Татьяна Мацкевич, Любовь Бирюкова и Владислав Тимонин в течение целого часа удерживают внимание зрителей.

Герой нашей сказки молод, в отличие от андерсеновского поэта. Мы застаем его в самом начале пути, с плащом и чемоданом. Герой куда-то идет в дождь и непогоду, борется со стихией, пытается сохранить свой чемодан со скудными пожитками. Здесь видим некоторое несоответствие условности жестов, через которые автор приводит зрителя к обобщению: не просто мокрая улица — жизненный путь, не просто чемодан – какие-то личные ценности и устои, которые герой пытается сохранить любыми средствами. Жесты условны, мы принимаем игру режиссера, но сбивает живая актерская мимика. Дмитрий Будников, поэт, пытается отразить на своем лице вполне человеческие эмоции: страх, усталость, радость находки. На наш взгляд это несколько сбивает цельное восприятие  условного мира, заданного режиссером.

В этом мире нет проходных вещей: все вещи имеют значение и способны ожить в любую минуту. Так пристанище поэта, его будущий дом не сразу впускает героя в себя. Сначала затевается сложная замысловатая игра человека с будущим домом. Так удивительно показан момент узнавания, обживания дома, как постепенно он начинает принимать своего хозяина. Все вещи, за которые берется главный герой, обретают жизнь. Невзначай брошенный плащ долго танцует на ветру. Исписанные тетради поэта превращаются в быстрых бабочек. Но поэта всё это не радует. Он закрывается от ветра жизни прочными стенами, похожими на кокон, из которого сам выбраться уже не может. И тут ему на помощь приходит маленький проказник, Амур. Он словно бы слетел со старинного соборного барельефа. Слетел и ожил, как и всё в этом перевернутом мире. Эта сложная планшетная кукла управляется сразу несколькими актерами: Татьяной Мацкевич, Владиславом Тимониным и Любовью Бирюковой. Актеры работают так слажено, что кажется, кукла движется сама по себе даже когда оказывается на руках у поэта.

Встреча с Амуром переворачивает жизнь главного героя. На его лице появляется маска, условная, чем-то похожая на маски древнегреческого театра. Мы больше не видим привычных человеческих эмоций, столь неуместных в этом мире условностей. Все эмоции выражаются через жесты и спектакль сразу приобретает целостность и зрелищность. Теперь поэт и Амур равны. Лицо Мальчика так же неподвижно и все, что может выразить кукла – заботу, беспокойство, обиду – она выражает через жесты.

Амур не на шутку рассержен на поэта за то, что тот, даже несмотря на стрелу, не может открыть своего сердца. Уже и стены дома разрушены маленьким проказником. И сам дом уносит ветром – нет ничего, что бы мешало. Заветная дверь в лето открывается перед нашим незадачливым героем. Но войти в эту дверь он не может, потому что сердце по-прежнему закрыто. Человек пытается защищаться. Он не готов к счастью. Уже разрушены все стены, кроме последней – маски, защищающей его от мира. И справится вот с этой последней стеной герою так и не удается…

Вот куда завела нас детская сказка Ганса Христиана Андерсена. Зажигается свет, появляются актеры и мы невольно удивляемся, что среди них нет того самого несносного мальчишки, который только недавно плясал и летал по сцене. Но теперь вот угомонился уже надолго, до следующего спектакля.

Фото Сергея Споялова

  • Инга

    Заинтересовало. И хорошо написано!
    Мне часто кажется, что и многие детские книжки написаны именно для взрослых. Наверное, невыросшими детьми.