Главное, Культура

«Завтра была война»: тридцать лет спустя

завтра была война_участникиТридцать лет назад в Петрозаводске случилось событие, повлекшее за собой  буквально через несколько лет рождение нового государственного театра, который  сегодня все знают и любят как Театр драмы Республики Карелия «Творческая мастерская».  

Всё началось со спектакля «Завтра была война», который поставили несколько человек – актеров Русского драматического театра КАССР. Перечислим их поименно: Олег Белонучкин, Людмила Живых, Елена Бычкова, Владимир Мойковский, Людмила Зотова, Геннадий Залогин, Галина Москалева, Тамара Румянцева. Вскоре к ним присоединились Александр Лисицын, Людмила и Валерий Баулины, немного позже – Валерий Чебурканов.

Тогда, в далеком 1985-м, ведущим актерам Русской драмы стало тесно в стенах «каменного театра», им хотелось говорить со своим зрителем о главном во времени и в себе, тем более что страна жила предчувствием перемен…  Но еще до этих больших перемен в стране в маленьком зале Дома актера СТД Карелии к 23 февраля эта группа актеров сыграла подготовленный своими силами новый спектакль по только что опубликованной повести Бориса Васильева. Спектакль литературного театра, который игрался почти без декораций, произвел в городе эффект разорвавшейся бомбы.

На него пошел зритель, зритель взволнованный, неравнодушный. Спектакль «Завтра была война» стал глотком свежего воздуха. Это был правдивый и живой разговор актеров с залом с глазу на глаз о нашей недавней истории, о молодых людях, вынесших на своих плечах  страшную войну. «Завтра была война» и ее создатели оказались нужными наступающему новому времени. Спектакль просили сыграть еще и еще, актеров приглашали в институты, в КБ, в залы библиотек, в музеи, больницы, школы…

О постановке стало известно за пределами Карелии. Актеров приглашали в СТД Москвы и Ленинграда, труппа  объездила с ней всю Карелию, побывала в Беларуси и Украине, спектакль увидел автор повести – Борис Васильев, принявший его взволнованно и горячо…

"Завтра была война". Сцена из спектакля
«Завтра была война». Сцена из спектакля
Гастроли со спектаклем "Завтра была война" в СТД. Москва, 8 ноября 1989 года
Гастроли со спектаклем «Завтра была война» в СТД. Москва, 8 ноября 1989 года
Участники спектакля с Борисом Васильевым
Участники спектакля с Борисом Васильевым

 

В канун тридцатилетия со дня премьеры  спектакля, заложившего фундамент будущей «Творческой мастерской», о том, как это было, вспоминает заслуженная артистка России, народная артистка Карелии Елена Юлиановна БЫЧКОВА (Белонучкина), режиссер и автор инсценировки спектакля «Завтра была война»:

– Наша  «Завтра была война» – это прекрасное начало.  При том, что ко времени выхода спектакля в феврале 1985 года мы были уже состоявшимися артистами, это было именно начало. Для нас начиналась вторая театральная жизнь. И такой свет был внутри, и ощущение сопричастности времени (ведь начиналась как раз «перестройка»), и такая надежда…

Когда вспоминаю наши спектакли «Завтра была война» – а их было сыграно более 120-ти, в Доме Актера, в школах, клубах, НИИ и КБ, в библиотеках,   то сразу вспоминается наша абсолютная собранность. Мы ужасно гордились тем, что мы – НЕФОРМАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ. Мы, восемь актеров, объединились вокруг этого материала, повести Бориса Васильева. Эта повесть нас связывала вместе и как лакмусовая бумажка проявляла нашу «память сердца», что ли… Ведь мы все были разновозрастные, но, кроме Людмилы Филипповны Живых, родившейся в 1931 году, никто не мог действительно  помнить войну – даже те, кто её застал, были слишком маленькими. Но память – была. Она была генетической: памятью наших отцов, матерей, дедов – «память сердца».  Мы все, без исключения, были этим заряжены, наэлектризованы. Для нас, для каждого, спектакль был личным посланием зрителю в память о родителях, о нашем далеком детстве.

Помню, мы приезжали в школу и вешали вместо афиши на доску листок бумаги, на котором Людмила Зотова красивым почерком аккуратно выводила так, как оформляют обычно школьные сочинения: в одном углу класс (9 Б), в другом – год, 1940-й. А дальше писала тему «Кем я хочу стать?». И мы играли про это: про человеческий выбор тех, кто вступает во взрослую жизнь. Про то, что за порогом юности каждого ожидает великая неизвестность времени: что там будет? какое оно, наше грядущее? Наш спектакль заканчивался словами одной из героинь: «Ничего. Сейчас так плохо, потому что нынешний год – високосный. Дальше всё будет хорошо. Дальше будет 1941-й год…». И это – уже наше –  знание того, что ожидает этих мальчишек и девчонок, переворачивало всё и в  душах актеров, и в душах зрителей. В архиве театра есть фото, на котором схвачен этот момент финала спектакля – там такие лица у нас!

… Вспоминая те времена становления, хочется сказать, что как театр мы бы не состоялись, если бы не было с нами Григория Стругача, Ирины Русановой. Ирина Шумская тогда приняла самое активное участие в создании нашей «Творческой мастерской» – она была секретарем СТД Карелии… Там очень много было подставлено рук. Мы их помним поименно. Я не знаю, как это назвать одним словом, но ощущение «нас много!» жило в нас. Сегодня нас осталось мало.

Для меня «Завтра была война» – это еще и абсолютная скорбь. Нет троих наших главных исполнителей, Людмилы Живых, Олега Белонучкина, Геннадия Залогина… Людмила Живых для меня – это 45 лет нашей дружбы, тот редкий случай в моей жизни, когда у меня была подруга. С Олегом Белонучкиным, моим супругом, мы прожили 39 лет. Геннадий Залогин, наш легендарный Залогин, пришел в нашу компанию неоперившимся птенцом в профессии, и на наших глазах происходило рождение и становление актера, театрального лидера, организатора, любимца и публики, и жителей города, и всех людей искусства. Вот такие люди ушли… Поэтому ничего не могу с собой поделать: «Завтра была война» для меня и свет, и боль.

Что очень важно: те из нас, кто остался рядом со мной (или я – рядом с ними) – это родные люди, до последнего дыхания. Это моя семья. Мы можем в чем-то не совпадать, не всегда иметь общее мнение, но это мелкие размолвки близких людей, которых объединяет гораздо  большее.

И всё-таки, «Завтра была война» для нас для всех – это свет. Свет незамутненной любви к нашему делу, к тому материалу, который попал в наши руки, и общее желание донести эти чувства до зрителей.

А еще в душе живёт благодарность, что это было в нашей жизни. Пусть в жизни каждого коллеги будет такой светлый, высокий момент, момент истины – и человеческой, и профессиональной!

Фото из архива театра «Творческая мастерская»

 

  • Инга

    Какие все молодые и любимые! И невозможно время вспять повернуть, и хочется хоть на пару часов назад вернуться. В Доме актёра смотрела спектакль «Княжны» (так назывался?), как бы хотелось увидеть его ещё раз сегодняшними глазами. Обожала «Гарольд и Мод», как жаль, как жаль, что уже никогда…

  • Наталья Мешкова

    Мне вспоминается в связи с этим спектаклем такой эпизод из моей журналистской биографии. Я работала тогда в молодежной газете «Комсомолец». Молва шла, что на спектакль ломится молодежь, показывают же его в Доме актера по той причине, что «каменный театр» не хочет пускать к себе коллег. Был там какой-то конфликт, подробностей которого я не знаю. С коллегой мы подготовили публикацию «Аншлаг вне репертуара», поддержав будущих создателей театра «Творческая мастерская». Сразу после появления материала пришлось пережить немало неприятных минут. Один из артистов «каменного театра» нажаловался на нас в обком партии, да под каким соусом! Сообщил, что нас якобы подкупили, даже какие-то подробности приводил. Увы, жанр доноса бессмертен. Но на дворе все-таки была перестройка, хода навету не дали. А публикация имела огромный резонанс, для артистов поддержка оказалась как нельзя более кстати. Об этом спустя годы мне рассказал Олег Александрович Белонучкин, тогда уже министр культуры, и даже достал из папки вырезку с нашей публикацией. И вот уже 30 лет прошло…