Культура

Остаться в живых

 
{hsimage|Людмила Живых ||||} 3 октября народной артистке России и Карелии Людмиле Филипповне Живых исполнилось бы 80 лет
 
Пять лет назад я провожал ее в последний путь небольшим некрологом «Прощание с Матёрой», опубликованным в газете «ТВР-Панорама». Название этого скорбного эссе, конечно, было навеяно романом Валентина Распутина. Но и не только. 

 

Потому что Людмила Живых, как и распутинские старухи, не только несла в себе несокрушимую память о вечном и настоящем. Но и, как прежде времени ушедшая под воду деревня Матёра, она была для всех, кто ее знал в театральном мире (впрочем, и не только в нем), той,  кого человек всегда только и вспоминает в этой жизни – мамой, матерью, Матёрой.

Кажется, я знал ее всегда. И тогда, когда в середине 1960-х маленьким нахимовцем вместе с отцом, известным  в Карелии врачом, пришел в их небольшую квартирку и был вдоволь накормлен и до радости зацелован. И тогда, когда вместе с Мэйми Севандер, моим деканом на факультете иностранных языков, впервые пришел в Дом актера в начале 1970-х и читал ей свои стихотворные пародии. И тогда, когда как театральный критик, писал о ее ролях. И тогда, когда работал  с нею в правлении Союза театральных деятелей республики рука об руку в 1990 — 2000 годы.
   
{hsimage|Афиша спектакля "Завтра была война" ||||}О ее работах в театре написано много. Написано ярко, талантливо, прозорливо. Например, известным петербургским театральным критиком Еленой Горфункель – о роли Мод в спектакле  "Гарольд и Мод" в Театре «Творческая мастерская».
   
Мне повезло: я видел в этой роли знаменитую французскую актрису Мадлен Рено в начале 1970-х во время гастролей в Ленинграде труппы, которую она возглавляла вместе с выдающимся актером и мимом Жаном-Луи Барро. Так что мне есть с чем сравнивать игру Живых. Впрочем, они не нуждаются в сравнениях – Рено и Живых. Их Мод, разменявшая седьмой десяток, любила юного Гарольда так же бескорыстно и страстно, как обе эти актрисы любили в своей настоящей жизни. Любили театр – всегда молодой, пылкий, наивный, вспыльчивый, преданно заглядывающий им в глаза  и одновременно эгоистичный донельзя.    
 
Людмила Живых всю свою жизнь отдала Театру.
 
И только человек, так всецело его вобравший в себя, мог отбросить в сторону мантию премьерши Русского драматического театра и начать делать жизнь и искусство с нуля.
   
Театр «Творческая мастерская» начался с гостиной Дома актера Союза театральных деятелей Карелии, начался со спектакля Елены Бычковой по повести Бориса Васильева «Завтра была война». Жизнь Живых в этом театре, по крайней мере для меня, началась с роли Волчицы в спектакле «Плаха» по Чингизу Айтматову в постановке Ивана Петрова.
   
{hsimage|На своем юбилее в Доме актера ||||}Как она неутешно выла по своим, загубленным человеком детенышам, как гордо и несгибаемо вставала она над улюлюкающей над нею толпой, отказываясь жить по «волчьим» законам человечьей стаи!
   
Как она бесстрашно защищала своих товарищей! Как она в самое непростое для театра вообще время, и для театров Петрозаводска в частности, уже став председателем Союза театральных деятелей Карелии, сражалась за сохранение Дома актера, не дав исчезнуть из него уникальной  теплой и дружеской атмосфере, которой этот театральный приют прославился при своем рождении в 1960-е годы. Она и призванный ею на пост директора Дома ее друг и коллега Геннадий Залогин сделали всё для того, что Дом актера жил полнокровно, хоть и прошел через капитальный ремонт и вынужденное скитание по разным углам. Этот Дом продолжал привечать, кормить и поить. А еще он продолжал быть честным перед самим собой и театральным содружеством.
   
…Она была очень одинока. И в то же время  всегда в кругу своих. И мы, ее сестры и братья, дети  и внуки привыкли, что Живых – вот она. Всегда рядом, всегда сердечна, всегда гостеприимна. И, казалось, что она будет всегда
   
{hsimage|Автограф Живых в кафе Дома актера ||||} …Года за три-четыре до ее кончины мы  собирались с Людмилой Филипповной начать работу над книгой ее воспоминаний. Не успели.
   
…Двадцать лет назад в только что родившейся газете «Петрозаводск» я написал небольшой, в сто строк, текст о ней под заголовком «Загадка Л.Ф.Ж.». Так думал и книгу ее назвать. А сегодня, накануне  80-летия со дня ее рождения, понимаю, что никакой, в общем-то, загадки и не было и нет. Она сама ее разгадала и нам завещала – надо всегда оставаться в живых. Даже после смерти. Особенно после смерти. Чтобы тебя помнили. Так, как помнят ее – Людмилу Филипповну Живых.

Наша справка. Людмила Филипповна Живых (03.10.1931 г., г. Москва — 04.11.2006 г.,  г. Петрозаводск), актриса, Почетный гражданин Республики Карелия (1999 г.) и г. Петрозаводска (2003 г.). Председатель Союза театральных деятелей Карелии (1991 — 2006 гг.). Награждена орденом Почета. Лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «За честь и достоинство» (2003 г.). Заслуженная артистка КАССР (1970 г.) и РСФСР (1974 г.). Народная артистка КАССР (1982 г.) и РСФСР (1991 г.).

 
Снимки из архива СТД РК
  • валерий ананьин

    Помню, как светлели лицо и голос Юрия Александровича Зайончковского, когда он, в своем кабинете главного режиссера ТВ, поднимал трубку, набирал номер и говорил: — Лютяша? Ну, как у тебя прошло сегодня? Я скоро буду…
    Это нежное,домашнее,интимное:»Лютяша»…
    Удивительная, уникальная была пара — Людмила Филипповна и Юрий Александрович, каждый, по-своему, — «штучная» личность, самим фактом своего «наличия» среди нас — поднимавшая градус и планку, заставлявшая всех, кто с ними соприкасался, тянуться вверх, быть лучше, выше, талантливее себя «природного»… Такие люди — редкость на земле…

  • Марат

    Живее всех — Живых. Добрая память о ней, наверное, у всех, кому пришлось с ней общаться!

  • Катерина Каурова-Симонян

    Спасибо большое, уважаемый Дмитрий Германович, за тёплую статью о Людмиле Филипповне, с которой мне довелось встретиться несколько раз — в театре и в жизни.., в Её творческой жизни!!Помню и люблю..

  • Светлана Станиславовна

    Мы несколько раз встречались с Людмилой Филипповной.Я всегда чувствовала ее интерес. И не только ко мне. Этот интерес к людям, с кем судьба ее свела случайно, мне и запомнился. Удивительно жизнелюбивой и дружески настроенной она была.
    А от ее игры в спектакле «SQAUT, или Тайна сестер Фижак» невозможно было оторваться,- такая сильная и ранимая душа жила в этой много пережившей и внимательной женщине.
    Неужели этот спектакль не был снят на пленку?

  • Владимир Берштейн

    Наверное, вполне уместно было бы сказать и о замечательном супружеском союзе Людмилы Филипповны с Юрием Александровичем Зайончковским — тоже очень творческим и незаурядным человеком. Мне неоднократно довелось слышать, с какой теплотой и любовью они порознь отзывались друг о друге, и быть свидетелем, насколько бережно они относились друг к другу. Они были счастливы вместе. И думаю, Дмитрий Свинцов прав: после смерти Юрия Александровича Людмила Филипповна, видимо, действительно была очень одинока. Они оба заслуживают долгой и доброй памяти.

  • Н. Мешкова

    Олег, ваш дуэт с Людмилой Филипповной в спектакле «SQAUT, или Тайна сестер Фижак» трудно забыть. Билетов было не достать, спасибо сотрудникам театра — они усадили на приставные стулья меня и мою спутницу — доктора филологии из Ханоя.
    После спектакля мы все выходили просветленными, хотелось обнять всех людей, какого бы происхождения они ни были. Это был больше, чем спектакль.
    А потом я получила письмо от моей вьетнамской подруги: «Пришли фотографии из спектакля».

  • Липовецкий Олег

    Людмила Филипповна Живых. Честный Человек, Мастер, Учитель. Нам повезло, что мы жили, работали рядом и учились у Людмилы Филипповны.
    Дмитрий, спасибо. Пока мы помним людей — они живут.

  • Михаил Гольденберг

    Я очень любил эту мощную актрису. Личность! И в первую очередь личность на сцене и в жизни. Конечно, знал ее с детства. В сортавальском Доме офицеров, когда из Петрозаводска приезжала Русская драма или оперетта, мог 3 раза в день посмотреть один и тот же спектакль: один полк уходил, другой заходил, а вечером спектакль для гражданских. Дело в том, что у нас квартира была в гостинице Дома офицеров. Актеры тоже жили в ней. В.Красильников, А.Шеронов, Н.Полагаева, З.Эстрин, И.Гридчина К.Пилипенко, Ю.Гришмановский, Э.Утикеева, конечно, Людмила Филипповна… Я ей потом рассказывал, что значил этот театр для меня в детстве. Телевидения в те годы в Сортавала не было. Как мы -мальчишки, разыгрывали во дворе сцены, например, из «Кремлевских курантов» Н.Погодина:»Инженер Забелин торгует спичками! Оптом торгуете, батенька мой, или в розницу?» Тексты-то за три раза выучишь. Многие помню по сей день: корневая память…
    Л.Ф.Живых всегда была яркой, внутренне мощной и убедительной. Даже в роли какой-нибудь телеграфистки в секретариате Ленина. Как-то она сказала мне: «Не люблю актеров с холодным носом…»
    Судьба свела нас на Карельском радио, где я со Светланой Зааловой более 10 лет вел исторический радиоклуб. Нам нужны были актеры для чтения исторических документов. Труднейшая работа. Радио — микроскоп, в котором высветится все, а главное интеллект и понимание того, что актер читает. Людмила Филипповна мастерски делала это. Ее узнаваемый голос был инструментом для раскрытия смысла исторического документа: логические ударения и мостики, смысловые паузы, орфоэпия, обертоны — все звучало абсолютно правдиво, без фальши. Скажу честно, не всем актерам это удавалось. Исторические документы интересно читать сложно. Эти записи надо сохранить.
    Впрочем, как и память об этих великих актерах.
    Я иногда думаю, где они сейчас — те солдатики армии распавшейся страны? Среди них было много из Средней Азии, Закавказья, Украины, Молдавии… А еще для них были концерты филармонии, С.К.Полякова из музея изобразительных искусств читала лекции о художниках, демонстрируя на экран пластмассовые слайды. Надеюсь, что бывшие солдатики тоже это помнят. А может и не было в их жизни больше встреч с большим искусством?

  • Регина

    Людмилу Живых заменить невозможно — ни в театре, ни в СТД. Разве забудешь, как она отстаивала Русский театр драмы! Вроде бы конкурента ее театру, как думал бы менее значительный человек,припомнив еще и старые обиды. Помню, как она читала стихи нам, молодым работникам культуры, в Доме актера. И стихи-то были не из шедевральных, но она наполняла их таким смыслом…