Культура

Эльвина Муллина: «Мы готовим «Кармен»…»

 
{hsimage|Эльвина Муллина ||||} На сцене Музыкального театра  Карелии несколько лет назад появилась молодая певица из Казани Эльвина Муллина и сразу же стала любимицей публики: яркая, с дивным колоратурным сопрано, легкая, артистичная и очень обаятельная. Ее Виолетту из «Травиаты» не забудешь.
 
Накануне открытия нового сезона Эльвина Муллина дала нам интервью.
— Эльвина, это ваш четвертый сезон в Петрозаводске. С каким настроением вы вернулись в театр после отпуска?
— Из дома всегда уезжать трудно, но я уже привыкла, мне нравится Петрозаводск. Конечно, он бывает разным, серым иногда, но это не так важно, потому что здесь у меня любимый мой театр. У нас сложился замечательный коллектив. В основном это молодежь, мы вместе не только работаем, но и отдыхаем.
— Говорят, в театре всегда интриги…
— Ну, интриги бывают в любом коллективе, не только в театре. Они заставляют держать себя в хорошей форме, поэтому я отношусь к этому спокойно.
— В «Травиате» вы поете на итальянском языке. Трудно ли для вас выучить текст на итальянском или французском?
— Когда учишь с музыкой, он запоминается довольно легко. Каждый учит по-разному, я, например (Эльвина смеется) записываю транскрипцию русскими буквами в блокнот. Сначала, естественно, разбираю ноты и, надо сказать, они укладываются в голове быстрее, чем текст. Мне кажется, что итальянский язык  просто создан для оперы. На нем поется очень легко, он очень певучий. Не зря же именно в Италии зародилась вокальная школа. Мне труднее петь оперу на русском языке, если она написана на другом языке.
-К новому сезону что вы готовите?
— В новом сезоне мы собираемся показать зрителям оперу «Колокольчик» Доницетти. Она будет звучать на русском языке. Это игровой спектакль, комедия, петь и играть в таком спектакле легче. Кроме того мы готовим «Кармен», она будет звучать, естественно, на французском. Если итальянский я все-таки немного изучала в консерватории, то французский для меня язык новый. Наш солист Михаил Дядиченко жил и работал некоторое время во Франции, поэтому он помог нам с произношением, а еще нам ставили и корректировали его коучи – специалисты из Питера.
— Какую роль вы исполняете в «Кармен»?
— Буду петь Фраскиту, цыганку. Эта партия как раз для моего лирико-колоратурного сопрано.
— Голос со временем может меняться?
— Голос может со временем становиться плотнее, чуть крепче, но меццо-сопрано я точно не стану (смеется).
— Когда слушаю вас, меня не покидает ощущение, что это не стоит вам никакого труда. Что самое трудное в вашей профессии?
 
— На самом деле я прикладываю максимум усилий, чтобы роль получилась. Иногда устаешь, нет настроения. Но выходишь на сцену —  и все меняется. Кстати, я никогда не говорю: «Я иду на работу» или «Я пришла с работы», я всегда говорю: «Я иду в театр», «Я пришла из театра».
 
— Зрители ходят в театр, чтобы отдохнуть от работы, приятно провести время, узнать что-то новое. А куда ходите вы в свободное время? Как проводите выходные?
— Мы с друзьями любим посидеть в домашней обстановке или сходить в кафе, иногда ездим на природу. Клубы с громкой навязчивой музыкой я не люблю. Иногда бываю на концертах в филармонии. В театр «Ад Либерум» ходила, мы ведь  вместе работали  на одной сцене в «Масках», пока театр был на ремонте.
— Есть ли у вас кумиры среди солистов с мировым именем?
— Не могу сказать, что у меня есть кумиры, но конечно, есть певцы, которых люблю слушать. Из мужчин – обожаю Марио Ланца. Теперь благодаря Интернету многое можно услышать. Например, люблю слушать немецкую оперную певицу Диану Дамрау, у нее прекрасное колоратурное сопрано. В Царице ночи в «Волшебной флейте» Моцарта она бесподобна. Или Элину Гаранча, латвийскую певицу, с очень красивым меццо-сопрано. Малена Эрнманн восхищает меня не только прекрасным пением, но и игрой, чувством юмора. Я видела запись с концерта, где она очень замечательно обыграла каватину Розины из «Севильского цирюльника» Россини. Я сама люблю шутить, поэтому мне она близка. Еще мне нравится американская певица Кэтлин Бэттл, у нее лирико-колоратурное сопрано. Люблю барочную музыку в ее исполнении.
— Слышала, как Элина Гаранча исполняла с Анной Нетребко дуэтом несколько вещей. Действительно, потрясающе. А еще какую музыку вы любите?
 
— Мне нравится  ретро-музыка, Фрэнк Синатра и джазовая певица Сара Воэн. Я вообще очень люблю кино, и, в частности, черно-белое старое кино. Любовь Орлову помните? Меня с детства притягивали такие женские образы, представляла себя, поющей на сцене с микрофоном в мехах и длинном платье.
 
— Значит, все идет из детства…
 
— Да, у нас была музыкальная семья. Мои родители оба баянисты, сестра окончила музыкальное училище как пианистка, а я пошла на вокал. Дома мы для гостей устраивали концерты, сами костюмы делали. Я надевала мамино длинное платье. У нас  фотография сохранилась, где моя сестра в роли королевы, а я за ней несу ее шлейф из накидки на подушку. Школьницей пела в девчачьем вокально-инструментальном ансамбле  и играла на гитаре. Группа называлась «Отличница», хотя на самом деле мы не были отличницами в жизни.
— А потом…
— В училище металась между эстрадой и академическим пением. Надумала поступить в консерваторию и решила для себя, что если в консерваторию не поступлю, музыкой вообще заниматься не буду. Хотя и представить себе не могла, чем я буду заниматься. Других интересов, кроме музыки, у меня не было. Но поступила.
Как-то я читала интервью с Паваротти, где он рассказывал, что после двадцати лет ни разу не позволил себе съесть мороженое. А как вы спасаетесь от простуд?
— Мороженое я себе позволяю. Приучила себя промывать носоглотку подсоленной водой, делаю это ежедневно в течение многих лет. Это позволяет поддерживать иммунитет и избегать респираторных  заболеваний. Стараюсь не есть семечки, они не очень благоприятно действуют на связки, а диет никаких не придерживаюсь.
— Что вы любите читать?
— В нашей семье все любят читать, книг в  доме всегда было много. Я очень много читала в детстве, любила детективы Агаты Кристи, фантастические истории Рэя Брэдбери, научно-познавательную и художественную литературу. В детстве зачитывалась романом В. Корчагина  «Тайна реки злых духов».  В нем присутствует жюльверновский  принцип — развлекая,  поучать. Сейчас мне нравится читать книги по психологии. Например,  недавно прочла книгу Джона Кехо «Подсознание может все», который в 1975 году ушел от цивилизации в лес и в течение трех лет изучал возможности мозга. Меня увлекают книги о духовном развитии, о повышении уровня сознания современного человека. Мне интересно узнать, почему один человек удачлив, а другой нет. Что делает человека лидером, каковы механизмы исцеления и так далее. Вопросов много, как всякий человек я ищу пути для саморазвития. Верю, что позитивное мышление способно изменить жизнь к лучшему.
—  Пласидо Доминго однажды сказал, что сцена — это наркотик в своем роде. Вы это почувствовали? Что для вас сцена, зал, публика?
— Да,  согласна. Я всегда с волнением жду этой минуты… Когда  выхожу на сцену, полностью отдаю залу все, что могу, и чувствую отдачу. Это трудно выразить словами, но если бы у меня  отобрали театр, я бы очень страдала.
 
Фото автора
 
 
  • Регина

    Будем с нетерпением ждать «Кармен!»