Главное, Культура

В подвешенном состоянии

Преображенская церковь на острове Кижи. Июнь 2015 года. Фото Валентины Чаженгиной

Ближе к окончанию реставрации знаменитая Преображенская церковь будет… обезглавлена. На какое-то время туристы и гости острова увидят ее без 22 глав.

В музее-заповеднике «Кижи» прошло заседание рабочей комиссии  Общественного совета по реставрации Преображенского храма. На моей памяти, пожалуй, впервые  музей приглашает представителей общественности (раньше, правда, и совета не было), чтобы рассказать не только о планах и задачах на предстоящий реставрационный сезон, но и поделиться проблемами, которые уже встали в этом году.  Более того, заместитель директора музея Дмитрий Луговой пообещал, что такая же встреча состоится осенью – по завершении реставрационного сезона.

С информацией о задачах начавшегося уже сезона выступили не только руководитель службы сохранения культурного и природного наследия музея Татьяна Незвицкая, но и автор проекта реставрации Владимир Рахманов. И это не случайно. Именно от него и сотрудников его группы сегодня зависит многое. Большая часть средств, выделенных в этом году музею на реставрацию, будет отдана на создание проекта завершения реставрации и подготовку сметы на выполнение работ, причем детально проработанной. Без этих документов невозможно будет говорить о финансировании работ в полном объеме, хотя реставрационные работы на Преображенском храме уже начались нынешней весной: этим занимаются реставраторы Плотницкого центра музея, фирмы «Алекон»,  АРЦ ООО «Заонежье».

Реставрация Преображенской церкви на острове Кижи

Тем не менее в целом сезон-2015 пока, если можно так сказать, несколько в подвешенном состоянии. Уже в 2014-м планов на сезон было больше, чем в итоге профинансировано. Проектировщики обещают выдать необходимые материалы только к сентябрю, объем работ, по словам Рахманова, огромный. После утверждения сметы в Министерстве культуры РФ предстоит еще проведение конкурсов, заключение контрактов на выполнение работ — бумажной бюрократической работы хватит. Владимир Рахманов пообещал, что его группа, которая уже работает над проектами, несмотря на огромный объем работы и отсутствие аналогов,  к осени свою задачу выполнит. Хотя не исключил при этом, что какие-то погрешности в расчетах будут, трудно до рубля предусмотреть все расходы.

Реставрация Преображенской церкви на острове Кижи

Возникшую по этому поводу дискуссию подвела министр культуры Карелии Елена Богданова, принимавшая участие в заседании рабочей группы: будут документы, заявила она, можно будет вести предметный разговор с Москвой, отстаивать необходимые средства, попытаться ускорить сроки проведения необходимых процедур при проведении конкурсов. Без документов говорить не о чем.

Поэтому работы на острове в этом году делятся на два фронта. Сама реставрация идет в пределах выделенных средств, проблем здесь быть не должно, за годы работы сложился профессиональный коллектив. Недавно комиссия Министерства культуры России присвоила первую категорию реставратора памятников деревянного зодчества начальнику Плотницкого центра музея-заповедника «Кижи» Андрею Ковальчуку, а также реставраторам Александру Жукову, Олегу Карельскому, Владимиру Филимонову и Федору Штурмину. Таких специалистов в России – единицы. Чтобы получить первую категорию, необходимо не только в совершенстве владеть профессией, но и обладать большим опытом успешной работы на объектах особой сложности, к которым не применимы стандартные подходы. Таковым объектом и является Преображенская церковь в Кижах. Другим реставраторам присвоены II и III категории. Сложились хорошие, продуктивные  отношения с подрядчиками – уже названными фирмами «Алекон» и «Заонежье».

Но все-таки в центре внимания сегодня не столько работа реставраторов, сколько проектировщиков. От того, насколько квалифицированно и быстро подготовят они проекты завершения работ и  сметы, зависят  не только результаты нынешнего реставрационного сезона, но и окончание всех работ, чтобы, как было обещано, в 2018 году Преображенская церковь обрела свой первозданный вид.

Несколько слов о первозданном виде. За время своего существования на протяжении почти трех столетий Преображенская церковь неоднократно подвергалась крупным ремонтам и «поновлениям». В первой четверти XIX века ее срубы были обшиты тесом, а лемех на куполах и бочках заменен железом. В таком виде церковь простояла более 150 лет. С 1949-го по 1959 год во время ее реставрации под руководством московского архитектора Александра Ополовникова церковь была освобождена от позднейших «благолепных поновлений». Памятнику возвратили первоначальный вид: сняли тесовую обшивку, железо с куполов, укрепили ослабленные конструкции, произвели замену отдельных венцов в срубе. Сегодня мнения специалистов, в том числе и ЮНЕСКО, по поводу возвращения обшивки храма расходятся. Одни считают, что она необходима, так как позволит укрепить здание, другие – храм должен следующие века стоять в том виде, в каком его построили создатели. Но здесь последнее слово за специалистами-реставраторами. Впрочем, как заметил Владимир Рахманов, «натура», то есть сама церковь, лучше всех подсказывает, что делать с памятником. К ней и нужно прислушиваться.

Перед членами комиссии выступает автор проекта реставрации Преображенского храма Владимир Рахманов
Перед членами комиссии выступает автор проекта реставрации Преображенского храма Владимир Рахманов

Интересно, что ближе к завершению работ церковь будет… обезглавлена. На какое-то время туристы и гости острова увидят знаменитую Преображенскую церковь без ее 22 глав. Как это было 300 лет назад. Дело в том, объясняют реставраторы,  что главки храма появились на нем уже после завершения всех строительных работ по возведению конструкции. Это же предлагают повторить и сегодня, спустя три века.

Очередную комиссию ЮНЕСКО ждут в музее в сентябре. Но академик Вячеслав Петрович Орфинский предложил музею не ждать несколько месяцев, потом немало времени уйдет на подготовку заключения специалистов по итогам проверки и т.д. Надо самим выходить на контакт, чаще проводить по спорным вопросам консультации со специалистами. Что позволит избежать ошибок, ускорить сроки работ.  И уж если члены Общественного совета по реставрации Преображенского храма обращаются в музей с просьбой о предоставлении им информации, вопросов не должно возникать. И хотя во время заседания рабочей группы прозвучало, что каждый должен заниматься своим делом, члены Общественного совета, а среди них есть и специалисты, справедливо не хотят играть роль свадебных генералов. Информация им нужна не для того, чтобы кого-то «ущучить» или поднять в прессе скандал, они готовы оказать помощь музею, пусть не в специальных, но в решении организационных вопросов, информационной поддержки.

Почти два года назад я брала интервью у руководителя фирмы «Заонежья» Виталия Скопина. Речь зашла тогда и о роли общественности. Виталий Александрович отметил, что это, безусловно, создавало дополнительную нервозность и напряжение в работе – у всех, не только руководителей музея, но и реставраторов. Но это внимание, а главное, контроль, все же пошли на пользу дела.

Заместитель директора музея Дмитрий Луговой ответил, что музей готов пойти навстречу членам Общественного совета. Что касается контактов с ЮНЕСКО, то уже в августе, не дожидаясь приезда специалистов, туда будет отправлен пакет документов о ходе реставрации – для предварительного ознакомления.

Реставрация Преображенского храма вступает в завершающую стадию, но это обстоятельство отнюдь не убавляет возникающих при этом вопросов, проблем. Как писали авторы книги, изданной музеем в прошлом году к юбилею церкви, в ходе реставрации она не только открывает свои тайны, но и задает немало загадок, ставящих порой в тупик современных специалистов, заставляя искать на них ответы. Как ни затаскано это слово, но Карелия обладает УНИКАЛЬНЫМ памятником не только архитектуры, но и русской культуры. Достаточно напомнить, что поиск наиболее приемлемого способа реставрации шел более полувека — с 1949 года, в обсуждении методов реставрации принимали участие не только российские, но и специалисты Германии, США, Финляндии, Швеции и Норвегии.

Интересно, что завершился разговор на заседании комиссии об ответственности каждого, кто имеет отношение к реставрации Преображенского храма – и коллективной, и личной. Как сказал архитектор Владимир Рахманов, у каждого должно быть понимание того, что подобного, как сегодня на Преображенском храме, в истории не делалось.

Фото автора и Сергея Мятухина

  • Т. Шестова

    Общественность не просто может — обязана знать, как идет реставрация, какие сложности, кто и что мешает, потому что Преображенская церковь — достояние не сотрудников музея «Кижи», а всего мира. Извините за пафос, но об этом нельзя забывать.

  • Татьяна Николюкина

    Александр Жуков уволился.

  • Татьяна Смирнова

    Лично у меня, как у члена рабочей группы, после совещания осталось чувство большой тревоги за церковь Преображения Господня. И вот почему. Руководство музея сообщило общественности, что на реставрационные работы в нынешнем сезоне получено 47 миллионов рублей. Я задала Незвицкой вопрос: сколько денег из этой суммы будет потрачено непосредственно на установку 4 пояса, которая и так критически задерживается с 2014 года из-за плохого финансирования? Так вот, основная масса денег пойдет на переходящие контракты по установке металлокаркаса, реставрацию иконостаса, проектные работы. На установку 4 пояса необходимо 8 миллионов рублей (изначально насчитали 11 миллионов, но сумму сократили), а реально выделено, вдумайтесь, всего 1 млн 350 тысяч рублей. Поэтому значительную часть работ будет, вероятно, выполнять не подрядчик РЦ «Заонежье» — суперпрофессионалы, а мастера плотницкого центра, которым придется что-то делать впервые. На мой вопрос, почему руководство музея не приложило усилий для того, чтобы пролонгировать федеральную адресную целевую программу по развитию музея-заповедника «Кижи», включая реставрацию Преображенки (она была утверждена распоряжением президента на 2008-2014 годы), ответа не последовало. Завалили? И еще о тревоге Рахманова: он честно сказал, что происшедшая задержка с установкой на место 4 пояса — это очень плохо для древесины, для церкви в целом. Теперь придется снова что-то исправлять, а это время и деньги. Так что права общественность, которая постоянно била и бьет в колокола о том, что с реставрацией беда, хотя руководство музея это упорно не признает…