Главное, Культура

Ни слова в простоте

"Три сестры" в Национальном театре РК. Фото Виктора Давидюка

 

Все говорили так громко и «театрально», что в какие-то моменты хотелось крикнуть из зала: «Предлагаемые обстоятельства!».

Одной из премьер этого года стали «Три сестры» в Национальном театре Карелии. Мы публиковали отклик Бориса Гущина, который считает, что «спектакль получился все-таки чеховским, в чем-то по современному спорным и остро захватывающим». Теперь знакомим вас с другим мнением — питерского театроведа.

 

Возвращаясь из путешествия на Соловки, мы решили  на пару дней задержаться в Петрозаводске. Если у тебя театроведческое образование, то первое, на что ты обращаешь внимание, – репертуар местных театров. Я решила расширить свой театральный горизонт и посетить один из петрозаводских театров. Мой выбор пал на  Национальный театр РК, где давали «Три сестры» Антона Павловича Чехова. И действительно, чего ещё желать театроведу? В таком спектакле и труппу видно, и режиссёра, и постановочную культуру театра. Сказано – сделано. В 18.45 такси высадило нас у прекрасного современного здания со стеклянным эркером, выходящим на центральную площадь города.

Театр был уж полон. Полон тинейджерами, делающими селфи на фоне портретов артистов, весело галдящих, жующих жвачки и не особо обращающих внимание на учителей, которые с обречённым видом пытались направить в культурное русло эту молодую пенящуюся массу. Обычных зрителей практически не было.

Но вот был дан третий звонок. Погас свет, и спектакль начался. Или началось то, что должно быть спектаклем, но по сути своей им не является.

Что же такое спектакль? Об этом знает любая энциклопедия: «Спектакль, как произведение искусства,  характеризуют  режиссёрское решение, способ существования, принцип ансамблевости, предполагающий согласованность игры всех исполнителей и обдуманное использование выразительных средств. В современном драматическом театре созданием спектакля, в соответствии с собственным замыслом, руководит режиссёр-постановщик, объединяющий усилия всех участников постановки; режиссёрский замысел конкретизируется в работе с художником и композитором». Ни одного из вышеперечисленных признаков в происходящем на сцене я не нашла.

Всё время, проведённое в зале,  я силилась понять: а зачем режиссёр взял это произведение для постановки? В чём, так сказать, «мэсэдж»? О чём он хочет рассказать  залу, громоздя друг на друга постановочные нелепицы? Я так и не смогла ответить на этот вопрос. Может быть, в силу собственной ограниченности. Но ограниченность ограниченностью, а  как быть со всем остальным?

Я говорю об очевидных элементарных вещах, свидетельствующих о классе или полном отсутствии такового у постановщика. Например, несколько сцен спектакля вынесено в зрительный зал. Решение не новое, но  вполне может быть, если оно оправданно. Для чего это сделал режиссёр? Может, он хотел разделить способы существования, и на сцене актёры существуют так, а в зале иначе? Нет. Такого нет. Может, он хотел разрушить четвёртую стену, и актёры общались со зрителем? Нет. Ни в коем случае. Актёры старательно прятали глаза. И не только те, что выходили в зал, но и те, которые были на сцене. Может, наконец, это понадобилось для построения смысловых мизансцен, наталкивающих нас на разгадку тонкого режиссёрского замысла? Нет, нет и нет. Актёры просто выходили в зал.

Хотя слово «просто» здесь не подходит. Ни слова в простоте на этом спектакле сказано не было. Все говорили так громко и «театрально», что в какие-то моменты хотелось крикнуть из зала: «Предлагаемые обстоятельства!». Тайные ли объяснения в любви, ночные ли разговоры, светская ли беседа… Всё — громогласно. Так, чтоб в гардеробе было слышно.  Нет, конечно, случались некоторые проблески приличного актёрского существования, но они тонули в общем безумном грохоте.

Наверное,  громкость —  это единственное, что объединяло артистов в спектакле, поскольку о едином способе существования можно было и не мечтать. Громогласный Вершинин, существующий в традициях классического театра времён Расина;  Андрей, пытающийся работать в эстетике психологической драмы, эксцентричный Федотик, без остановки улыбающийся Тузенбах,  клоун Солёный…  Короче, кто в лес – кто по дрова. Может быть, эклектика – это режиссёрский приём? Может, режиссёр осмысленно хотел показать разницу между этими людьми и поэтому они так существуют? Тоже – нет. Ведь такие разные герои,  как Маша и Наташа существуют в одной системе координат. Хочу, кстати,  отметить актрис, исполняющих эти роли. Им чаще других удавалось противостоять, скорее всего неосознанно, хаосу, царящему на сцене. Пиком неправды было появление Ферапонта. Очень пожилой артист прекрасной фактуры, которому и делать  ничего не надо, чтобы создать образ старика-сторожа, зачем-то старательно играл (!) старость и глухоту. Не хочу обидеть артистов. Они старались. Это было видно. Но от них здесь мало что зависело, ибо дело артиста  — выполнять требования режиссёра.

Отдельно стоит остановиться на музыкальном ряде и вставных «танцевальных» номерах спектакля. Хореография в драматическом спектакле – сильнейшее выразительное средство, которое должно вскрывать дополнительные смыслы, обогащая спектакль. Здесь же хореография либо иллюстрировала уже известное о персонажах, либо служила связкой между сценами, заменяя режиссёрский монтаж, кстати, тоже являющийся мощнейшим выразительным средством, которым, к сожалению,  даже не пахло в этом спектакле.  Говорить уж о том, что хореография должна быть логично рождена способом существования и решением спектакля здесь просто не уместно. Не могу сказать ничего о музыкальных названиях, может, логика использования именно этой музыки там была, я не знаю, но качество звука было отвратительным. Такое ощущение, что использовалась пережатая фонограмма из интернета очень низкого качества. Либо настройка звуковой аппаратуры отличалась редким непрофессионализмом.

Свет и эффекты. Плоский неизобретательный свет, Банально используемый дым, смешно шумящая снег – машина, перекрывающая музыку.

И ещё один вопрос, который всё время мучил меня: какова целевая аудитория этого спектакля? Для кого он?  Старший школьный возраст? Но тогда почему некоторые сцены решены как сексуальный акт на бильярде или эксгибиционизм? Может, спектакль для взрослых? Но тогда почему полный зал детей? Ни для тех, ни для других. Спектакль ни для кого. Я не ханжа и считаю, что в театре возможно всё. Имело бы смысл… Смысла, на мой взгляд, во всём этом не было.

В какой-то момент я решила узнать, кто режиссёр этого спектакля. Откуда он? Удивлению моему не было предела. Спектакль поставил главный режиссёр театра. Главный режиссёр – это человек, определяющий художественную политику театра, формирующий репертуар, воспитывающий и развивающий труппу.

Апофеозом вечера были слова старшеклассницы, обращённые к своей подружке: «Ну и мутота! Лучше десять рефератов написать, чем в театр идти. Я чуть не сдохла».

Вы спросите у меня: «Неужели совсем ничего хорошего»?  А я отвечу: Ну, почему же?! Хорошие деньги, которые тратятся на всё это. На содержание здания, зарплаты труппы, персонала и главного режиссёра, который ставит спектакли по классическим пьесам. Спектакли, которые надолго оттолкнут молодёжь от театра.

P.S.  Петрозаводск театральный огорошил меня.  Я попыталась найти в прессе критические статьи за прошлый сезон… Нашла. Критическими их назвать трудно. Почти все сводятся к мысли «Боже, это прекрасно!». Страшно думать о том, что подобная безнаказанность может натворить в театрах города. Что это? Трусость журналистов? Или просто махровый провинциализм в самом плохом смысле этого слова? Такой же, как в театре.

На снимке вверху: «Три сестры» в Национальном театре РК. Фото Виктора Давидюка

 

Елена ПетроваОб авторе. Елена Евгеньевна Петрова окончила театроведческий факультет СПбГАТИ, работает в книжном издательстве, живет в Санкт-Петербурге. Активный театральный зритель.

  • Санкт — Петербург

    Да… Почитал. Провинция там, где руководители театров позволяют себе так разговаривать.

    • Andrei Dejonov

      Ну вот опять… В том то и дело, что постольку- поскольку государственные чиновники тоже считают что театр должен » производить качественный продукт» и главным эквивалентом являются деньги, -руководителями всех театров ( во всяком случае в Петрозаводске) являются директора театров, которые, в свою очередь, выполняют те или иные указания Министерства Культуры Республики и перед которым они отчитываются выполняя планы и обязательства. Исключением является режиссёр Снежана Савельева, поскольку она является художественным руководителем НЕгосударственного театра » ADliberum»..Во всех остальных случаях режиссёры ( пусть даже и главные) являются лишь наёмными работниками, выполняющие определённый круг, возложенных на них обязательств.У главного режиссёра нет никакого доступа к главному сейчас эквиваленту — денежным средствам (он даже не имеет права знать какую зарплату получают актёры труппы театра, в котором он работает). Да, он может рекомендовать дирекции театра взять для постановки ту, или иную пьесу, пригласить того или иного режиссёра или художника… и так далее…Но лишь рекомендовать.
      Что касается моей » агрессии» по поводу выступления Олега Липовецкого, то это связано с тем, что за пять лет сотрудничества — Олег Михайлович поставил в Национальном Театре два спектакля » Снежное чудо» и » Панику», мы вместе работали над тремя проектами — в театре прошли два финала конкурса » Ремарка» и осуществлён проект » Границ-net», вместе вывозили наши спектакли » А зори здесь тихие» и » Панику» на гастроли в Германию.. Никаких предложений от Олега Михайловича по поводу развития Национального Театра и использования карельского языка как главной » фишки» не поступало.. Поступали предложения об осуществлении им той или иной постановки ( в основном это были зарубежные пьесы англоязычных авторов), но они не принимались именно по причине того, что никак не отражали миссии и политики театра, а являлись теми самыми » случайными отклонениями». Тем не менее , я внимательно присматривался к Олегу Михайловичу, как на возможного члена » творческой команды» НТК, надеясь , что его энергия и креативность может принести большую пользу, однако меня категорически не понравился его способ общения не только с актёрами труппы и студентами Консерватории, но и с другими сотрудниками театра. И на поставленный самому себе вопрос — » может ли Олег Михайлович Липовецкий принести пользу Национальному Театру и можно ли ему доверять» — ответ оказался прост — НЕТ.

  • Екатерина

    Прошу прощения, конечно же, Андреем Дежоновым! Моя невнимательность, извините!

    • Andrei Dejonov

      Согласен, Олег Михайлович — давайте перейдём к рабочим вежливым отношениям. Наши взгляды на театр действительно не совпадают — но это не беда — у театра много форм и решений.
      P.S. На какие реплики насчёт ваших спектаклей вы обиделись? Я позволил себе только одну — и ту положительную.

      • Oleg Lipovetskiy

        :))) Я на Вас не обиделся.

  • Екатерина

    Интересно было прочитать дискуссию между Олегом Липовецким и Андреем Дюжевым, много нового узнала о театре и его нынешних проблемах. Вы оба — люди не равнодушные к театральному искусству, оба хотите, чтобы наши театры стали лучше, чтобы зритель стремился попасть на наши карельские постановки. И спасибо вам большое за это!
    Желаю вам достичь компромисса в данной дискуссии, объединить усилия и добиться успеха на поприще театра! А зрители вас поддержат!

  • Зритель

    Тишина была ответом Липовецкому… Слишком серьёзно к вопросу подошёл. Людям не до этого. Они просто работают.

    • Увы

      Просто работать слишком просто. Надо с пониманием.

      • Главный режиссёр

        Главный режиссер
        Спешу разочаровать тех,кто, видимо, так рвётся в здание НТК — нет тут никаких » хороших Денег» нет тут никого кто работает за » бабло».. Главный режиссёр, как и все остальные сотрудники театра получает зарплату ниже среднего заработка по Карелии, ниже среднего заработка учителя по стране.. И никаких » режиссёрских постановочных» уже третий год.. Бюджет театра урезан настолько что, действительно, содержание » роскошного здания» сжирает не только постановочные но скоро доберётся и до зарплаты.
        Легко поучать и говорить красивые слова со стороны…А требование » производить качественный продукт» это вообще не из театрального лексикона..Театр состоит из проб и ошибок, взлётов и падений, удач и неудач.. Вы, Олег Липовецкий, конформист.. Пару лет назад вы говорили о том же, только наоборот.. (Да, хорошо бы не забыть выбросить пару ваших » золотых вешалок» на помойку). Поучаете на уровне министра культуры .. только ведь это не имеет отношения к реальности.. это красивые слова о том, » что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным» То, что вы считаете себя специалистом сразу по нескольким театральным школам — это я догадывался, но то, что вы ещё и специалист по проблемам Карельского языка — это вы меня удивили. Судя по вашим амбициям и вашей программе Миссионера из 4 пунктов в сильные лидеры вы прочите, очевидно, себя. Не удивлюсь, если узнаю что вся эта затея со статьей — ваших рук дело
        Хотя польза от статьи несомненна — при почти полном отсутствии рекламы — она привлекла на спектакль того самого молодого зрителя, который в ругательные статьи верит больше , чем в хвалебные

        • Oleg Lipovetskiy

          Здравствуйте, главный режиссёр. К сожалению, Вы не подписываетесь именем и фамилией, поэтому я не знаю, наверняка, как к Вам обращаться. Я никого не поучаю, лишь высказываю своё мнение по вопросам развития театра. Не переходя, кстати, на личности, никого не оскорбляя и не оценивая ни один спектакль и не один театр. И не говорю со стороны — я на 100% в профессии.
          Я не специалист по вопросам карельского языка. Я профессиональный режиссёр, владеющий выразительными средствами своей профессии. О них и рассуждаю. Речь и язык — это одно из выразительных средств.
          Амбиции у меня действительно есть, но я их удовлетворяю, постановкой спектаклей, работой над проектами, помощью благотворительным организациям и т.д. Это же касается моих качеств лидера. Мне не нужна должность, чтобы им быть. Должность — это лишь дополнительные ресурсы, которые помогают делать дело.
          О театральном или «нетеатральном» лексиконе: Всё, что продают за деньги — это продукт. Когда то артисты на площадях меняли у зрителей свой театральный продукт на реальные продукты, чтобы поесть. Сейчас эквивалентом со стороны зрителей выступают деньги. Со стороны артистов — продукт тот же, что и был. Всего лишь. И я ещё раз повторю, что продукт должен быть качественным. А ещё его надо уметь упаковывать и продавать (недаром Вы сами говорите о рекламе).
          Что касается «Золотых вешалок», которые присвоил Национальному театру и его артистам не я, а зритель (я лишь организатор конкурса, который собирает деньги на лечение детей),то, если у Вас есть такое право (?) и возможность, распорядитесь ими по своему усмотрению. Это всего лишь картон и рамка. Миссию на тот момент конкурс выполнил. Дети получили средства, а артисты — заслуженные овации.
          И последнее, по поводу Вашего высказывания о моей причастности к данной статье. Мне даже немного лестно от того, что Вы наделяете меня столь выдающимся влиянием. Мировой заговор и падение рубля — тоже моих рук дело. :)))

          • Andrei Dejonov

            Здравствуйте, профессиональный режиссёр,владеющий выразительными средствами своей профессии..Ну, лестно , так лестно.. На мысль о вашей причастности к » мировому заговору и падению рубля» навел как раз ваш удивительный меморандум- наставление- программа развития Национального Театра.. Написано языком московского чиновника от Культуры.. Или для московского чиновника.. Вы перечисляете всё, чем занимается последние годы театр , и за что вы совсем недавно ценили и уважали и артистов и главного режиссёра ( которого вы после очередного проекта по сбору средств на лечение детей даже наградили величественным » поцелуем в лоб») как то ,что » нужно сделать», как то, чего нет.Может быть 13 молодых актёров, пришедших за последние 5 лет в театр. владеющих финским, карельским и даже вепским языками свалились с неба?Или их всё-таки кто-то учил, воспитывал и образовывал? Или вам неизвестно о мастер-классах и лабораториях с итальянскими, норвежскими и финскими представителями разных театральных школ, которые организовывал и проводил Национальный театр?
            О » фишках» и » флешках».. В репертуре театра сейчас 5 спектаклей на карельском языке — больше чем когда либо! И спектакль » Ходари» на карельском языке был признан главным событием фестиваля финно- угорских народов в Йошкар-Оле по единодушному признанию действительно профессиональных критиков из Москвы,Казани, а так же из Эстонии и Финляндии . И именно актёр Национального театра, представляя Карелию на карельском языке получил недавно титул » Мистер-Этно 2015″.. Или вам это всё действительно неизвестно?Вы всерьёз советуете нам использовать карельский язык и сделать из него » фишку»?
            А уж про миссию с поворотами может говорить только человек из Москвы или с другой планеты.. Думаете не было замечательной чёткой программы, направленной на осуществление миссии? Была. Только вот средств на её осуществление нет.. Сейчас, как бы вам это напомнить, небольшой кризис в стране..» Играйте текущий репертуар, у нас нет денег на вашу программу» — так нам отвечают чиновники. И мы вынуждены идти на компромиссы и » случайные повороты» — вот, кстати, вас пригласили восстановить новогоднюю сказку » Снежное чудо» — во -первых, потому что сохранились костюмы и декорации ( а на новую сказку денег нет), во-вторых, потому что это лучший ваш спектакль из всех которые я видел ( хотя и он и не укладывается не в » фишку»,и не в » миссию»)
            И творческую команду нет необходимости формировать- потому что она есть.. И вы их прекрасно знаете : Вячеслав Поляков сделал две замечательных сказки для детей ( одна из них даже с » фишкой»- на карельском языке). . Замечательный художник Егор Кукушкин .. замечательный постановщик танцев Олег Щукарев, придумавший интересную программу «Экзамен Dance» ..А что касается » Великанов».. я предложил как-то одному из известных Питерских режиссёров поставить у нас спектакль, так он, услышав какой ему предложили гонорар стал бранится, называя всех тут » невеждами. не уважающими режиссёрскую профессию»… А все, выше перечисленные, делали фактически бесплатно
            .Вы действительно всего этого не знаете? Вы живетё в другом городе? В другой стране? Так для кого же вы составляли этот странный документ-наставление?
            И зачем?

          • Oleg Lipovetskiy

            Здравствуйте, Андрей Анатольевич. теперь, когда я знаю, что это действительно пишите Вы, тон Ваших постов вызывает у меня ещё большее недоумение. Тем более, в публичном пространстве. Я не буду отвечать Вам на реплики касающиеся моих спектаклей. Ваше мнение — это Ваше мнение. И оно имеет право быть таким, какое оно есть. Мнение зрителей — это их мнение, и оно может не совпадать ни с Вашим, ни с моим.

            Что касается всего остального. Я уже писал, повторю ещё раз, что я не оцениваю ни какой конкретный театр и ни какой спектакль. Я анализирую возможные пути развития любого (!), как я тоже написал, театра. Только прибавляю ещё опцию языка. Любого. Татарского, Башкирского и т.д. С той только сложностью, что на Карельском и Финском в Карелии говорит очень малый процент населения. И я нигде не написал, что в Национальном театре Карелии мало говорят на карельском языке. Я написал о возможных способах работы с языком. И, кстати говоря, в замечательном спектакле Славы Полякова «Сын Медведь» присутствует удачная попытка именно такой работы.

            Я по прежнему ценю и уважаю артистов Национального театра и, мало того, со многими из них мы сейчас работаем в различных проектах. Я думаю, что Вы знаете об этом, поэтому мне странно, что Вы пишите о моём уважении в подчёркнуто прошедшем времени.

            Я очень рад за Национальный театр, и горд тем, что привёл в этот конкретный театр и в театр вообще, как в искусство, великолепного художника Егора Кукушкина, и его творчество обогатилось ещё одной гранью, а театр получил отличного театрального,теперь уже, художника. И за всё остальное хорошее — я тоже рад.

            Я не рад тому, что мои предельно конструктивные, лишённые эмоций размышления (а не поучения, как Вы зачем — то говорите) вызвали в Вас такой шквал агрессии. Вместо того, чтобы, если Вы с чем — то не согласны и заинтересованы в развитии театра (а я не ставлю это под сомнение), задать вопрос: «Олег, а что Вы конкретно предлагаете, чтобы осуществить тот или иной пункт в нынешних условиях?» — и, поверьте, такие пути есть, Вы пытаетесь меня унизить или, мало того, приписать мне участие в каком — то заговоре. Я имею такое же право на высказывание о театре, как и любой гражданин этой страны. Я никого не оскорбил и не унизил своим комментарием.

            Если бы я равнодушно относился к современным сложностям театра и к тому, что происходит вообще в театральном пространстве, я бы после Ваших агрессивных постов, скорее всего, отказался бы работать над восстановлением спектакля «Снежное чудо» в театре, которым Вы руководите. Но театр и актёры, которых я уважаю и люблю, не при чём. Поэтому, обращаюсь к Вам с просьбой, как уже однажды это делал. Давайте попытаемся сохранить рабочие вежливые отношения, даже если наши взгляды на развитие театра не совпадают.

            P.S. Меня учили конкретно и понятно выражать свои мысли. Если Вам не нравится язык, которым я это делаю, то тут я ничего не могу поделать. Знаю только, что я делаю это искренне, без оскорблений и сарказма.

  • Oleg Lipovetskiy

    Мне кажется, нужно посмотреть на проблему шире. Национальный театр включает в основные аспекты своей деятельности сохранение культурных достижений, культурного наследия, языка и популяризацию национальной культуры и языка.
    Чтобы выполнять подобную миссию, нужно производить высококачественный продукт, востребованный прежде всего молодёжью. Для этого нужна постоянная работа.
    1) С труппой: Актёры должны владеть разными школами, способами существования, возможностью работать с разным материалом. Труппа должна находится в постоянном тренинге, чтобы ей были по плечу любые пьесы с любыми режиссёрами. Труппу нужно воспитывать и образовывать.Только за артистами, которые стоят выше публики не только потому, что сцена выше, а и потому, что знают и понимают об искусстве, в том числе и современном, больше, чем те, кто сидит в зале, пойдут зрители. И нельзя надеяться, что артисты «почитают сами». Весь театральный опыт говорит о том, что в театре всех ведёт лидер. Это его крест, обязанность и ответственность.
    2) С языком: Понятно, что сейчас, к сожалению, сам по себе карельский язык не востребован активно ни в самой Карелии, ни тем более, у театральных зрителей. Но карельский язык (как и любой другой язык) — это прекрасное и мощнейшее выразительное средство, которое нужно и можно использовать при создании спектаклей и, мало того, нужно сделать из этого «фишку», изюминку театра. Сделать так, чтобы после спектакля зрителям было интересно знакомится с языком за пределами театра.
    3) С миссией: Если театр сам формулирует свою миссию, то есть смысл своего существования, то и вся его политика, весь репертуар, все проекты должны быть направлены на осуществление этой миссии. Это — чёткая творческая программа, которая не допускает случайных поворотов и, как следствие, влечёт за собой чёткое планирование деятельности.
    4) С творческой командой: Исходя из творческой программы, театр должен формировать соответствующую творческую команду, которая может отвечать на творческие вызовы именно в этом направлении (художников, режиссёров, композиторов, критиков и т.д.), постоянно повышая её уровень и привлекая новых «великанов».

    В принципе, почти все эти аспекты, кроме языка, относятся к развитию любого хорошего современного театра. Это никакое не открытие. Это истины подтверждённые временем. Пути, позволяющие театру всегда находится в развитии и избегать стагнации, местечковости и регресса. А язык — это то, что отличает, делает неповторимым.
    Только современный театр, существующий на острие тенденций, может по настоящему привлекать молодого зрителя, образовывать его, а значит популяризовать национальное искусство и язык.

  • ия

    Надо понимать, что творческие люди — очень утонченные. Критика должна быть такой осторожной, чтобы дошла до адресата без травм. Иногда достаточно одного колкого слова, чтобы человек начал «умирать». Я точно не знаю, но мне кажется, что в театральной среде жизнь и без того непростая.

    • зритель

      «Утонченным» надо дома сидеть, а не идти в профессию, особенно режиссерскую. От местной толерантности тошнит. Бездарный спектакль, бездарная книжка… Но попробуйте сказать правду! Сразу — ах-ах, пусть хоть так, пусть плохонько, но свое… Средства-то не из собственного кармана — бюджетные, чего их жалеть. У нас три «взрослых» драмтеатра, но почему-то только один из них, а именно Национальный занимает столь роскошное здание, на одно содержание которого идут немереные деньги. Так соответствуйте, не гоните халтуру ради грубо говоря бабла (я имею в виду, конечно, не актеров, а режиссерское постановочные). Стыдно, господа! Автору статьи — респект!

  • Leyla

    Респект автору за неравнодушие и правду! +++++++

  • Мария

    Как жаль… Вместо того чтобы защитить спектакль, если вы не согласны с автором, вы набросились на нее. Вот вам и ответ на вопрос, почему в Петрозаводске нет театральной критики.

  • Людмила

    Уважаемая Елена Евгеньевна! Как человек, работающий в театре (не в Национальном), возмущена таким завершением вашей статьи. Как театровед Вы прекрасно должны понимать, что связывать не понравившийся спектакль с «зарплатой труппы, персонала и главного режиссёра», мягко говоря, некорректно. Или Вы знаете смету спектакля? Последний абзац статьи просто возмутителен и оскорбителен! Жаль, что Вы до сих пор не вступили в полемику…

    • Сергей

      Уважаемая Людмила, если я не ошибаюсь, то постановочные средства — это не все затраты на спектакль. Цена продукта складывается не только из цены его производных, но и из суммы затрат на рабочую силу, ресурсы, аренду, транспорт, время и т.д. Так что, мягко говоря,некорректно закрывать на это глаза. Но уважаемая Елена Евгеньевна и не сравнивает спектакль и зарплаты. Это величины несопоставимые. Она лишь подчёркивает для создания продукта какого качества используются все эти государственные ресурсы (а значит деньги налогоплательщиков.т.е. её, мои и Ваши).

  • Маргарита

    Не берусь судить о тоне и формате высказывания автора статьи, но я полностью с ней согласна… Никому не порекомендую этот спектакль…
    Но обидно не это, обидно, что автор составила мнение о «Петрозаводске театральном» по этому спектаклю… Ведь у нас не один театр, и в том же финском — есть хорошие спектакли…
    А тем, кто обижается за провинцию, хочется задать вопрос, неужели понравились «Три сестры»? Да этой даме нужно спасибо сказать, что досмотрела! (если, конечно, досмотрела)

  • Читатель

    Кстати, автор нигде не называет себя критиком. Она говорит, что у нее театроведческое образование. И в разделе «об авторе», даже подчеркивает: «активный театральный зритель».

  • Антон

    Я смотрю, «патриоты» обижаются за город? Это в тренде. Глушить любые критические высказывания, прикрывая это обидой за весь народ и родину. А о спектакле — ни слова. Наверное, отличный спектакль. Все ходят на него по два, три, четыре раза… да?
    Автор не трогала ни Петрозаводск, ни театральную жизнь в нем. Говорила конкретно об одном спектакле и об отсутствии критической пьесы в городе. И она абсолютно права.

    • lynx

      Ну вот, так и знал, уличат меня в местечковом патриотизме. Забавно, однако, что слово «патриот» стало ругательством. Приоткрою маленький секрет. Я считаю, что у Национального театра уже давно не было действительно удачных спектаклей. Но попробуйте перечитать эту рецензию спокойно и отстраненно. Вы увидите, что она не о спектакле, а о том, что в провинции — все провинциальное. В современном здании театра за большие деньги ставят плохой спектакль какие-то выскочки или недоумки, понимаете ли. Кстати, мне не удалось найти в публичном пространстве ни одной другой театральной рецензии уважаемого столичного театроведа.

      • Инна

        Согласна полностью — ну не о театре статья! В статье даже нет культуры написания, свойственной жанру рецензии или зрительского отзыва. Любой уважающий себя критик (даже если ему очень не нравится происходящее на сцене) потрудится открыть программку и назовет исполнителей по фамилиям. Так делают даже маститые театральные журналисты, заглянувшие в провинциальный театр. К сожалению, в массе своей спектаклей плохих ставится больше чем спектаклей хороших. И хороший яркий спектакль всегда становится событием. Это касается не только провинции. Но пусть о плохом спектакле напишет хороший, умный критик. Всегда в театре болезненно воспринимается любая оценка, особенно оценка публичная. Это аксиома. Но уж если оценка спектакля задела не только людей театра — это говорит о многом.

        • Анна

          К сожалению, Инна, вы сейчас в своих комментариях как раз и демонстрируете ту самую провинциальность, о которой пишет критик. Указываете на «культуру написания». Может быть вы тоже критик? Тогда представьтесь, мы почитаем ваши рецензии, поймем что-то про культуру написания, свойственную жанру рецензии или зрительского отзыва. Если нет, откуда вам как культурно раскритиковать спектакль? В Петрозаводске уже давно каленым железом выжгли всю театральную критику. У нас о спектаклях, как о мертвеце, либо хорошо, либо никак. И вот, когда появляется такая статья, кстати, нормальная статья, вы начинаете указывать автору, мол, проезжали мимо, проезжайте. Все это очень напоминает тенденцию последнего времени — не нравится жить в России — валите, ищите лучшие места. Махровая провинциальность в расцвете!

  • lynx

    Кто бы сомневался. Ну какая, скажите на милость, может быть театральная жизнь в каком-то Петрозаводске, затерявшемся где-то между Соловками и Питером! Я вот тоже, кстати, имея некое образование, забежал по пути с работы домой в одну городскую кафешку. Представьте себе, не понравилось совершенно. Думаю вот написать об этом большую критическую статью.

  • Елена С.

    А я вот не вижу никакой обиды для людей театра. Никого лично автор не обижала. Не надо менять тему. Речь, именно, о спектакле. Поэтому, надо говорить, именно, о нём. Я спектакль видела. Я не театровед, но согласна со статьёй. Скучно, не понятно для кого и зачем. Читать пьесу гораздо интереснее. И никаких там ярлыков нет. Есть мнение женщины, которая разбирается в театре, по поводу спектакля. И ещё согласна, что после такого спектакля молодёжь к Чехову уже ничем не заманишь.

  • Инна

    Очень странное впечатление оставила данная статья. Плохое впечатление. Не буду говорить о спектакле — хочу сказать о тексте. Ну не может человек, называющий себя театроведом так грубо и безапелляционно клеить ярлыки и клеймить все, что ни попало под его «профессиональную» пишущую руку. Читала много рецензий и на откровенно плохие спектакли, но вот — честное слово — такой своей реакции ни на одну не припомню: неприятно и очень обидно за людей театра. За всех. Проезжая мимо — проезжайте. Не нужно на пути из Соловков в Питер пытаться вынести свой «культурный приговор» целому городу. Наверное, на театроведческом факультете автора многому научили, но вот профессиональной этике, культуре — это вряд ли. Мимо прошло. По сути, автор так и остался на уровне старшеклассницы, чьи слова так «уместно» были процитированы в тексте.