Главное, Культура

Сёстры в масках

"Три сестры" МДТ. Фото Владимира Ларионова

О спектакле «Три сестры» А. Чехова в Малом драматическом театре – театре Европы. Режиссер Лев Додин, художник Александр Боровский

Это не рецензия  и не зрительский отзыв. Это желание поделиться с читателем своим недоумением после просмотра спектакля 24 октября в Петрозаводске.

1. Мне кажется, что спектакль, показанный в рамках фестиваля «Золотая маска», не получал «Золотую маску».

2. Если на сцене актеры изображают скуку провинциального города, то скучно должно быть им, героям, но ни в коем случае не зрителю. Здесь же безумно скучали все вместе весь первый акт.

3. Чехов говорил, что «Трех сестер» можно играть только тогда, когда в труппе есть актеры, умеющие носить военную форму, а здесь все вояки на редкость мешковаты (консультант полковник Н. Морозов) и по-мужски необаятельны.

4. Почему-то из из всех домочадцев женского пола наиболее симпатична и мягка Наташа (Екатерина Клеопина). Конечно, от этих сестричек волком завоешь и к Протопопову сбежишь!

5. Почему-то сейчас в моде одна декорация – двухэтажный дом с пустыми оконными глазницами и крылечком. Отсюда три вида немудреных мизансцен на крылечке, в доме и статуарно в окошке.

6. Каждый актер говорит свой текст не партнерам и не нам с вами, а куда-то в пустоту, очевидно, изображая гордое одиночество героев. Так-то оно так, но создается впечатление эмоциональной пустоты и множества текстовых провалов.

7. Те зрители, которые любят выступать против искажения авторского текста и замысла, здесь будут удовлетворены. Текст нигде не искажен (кроме одного случая), все ремарки соблюдены в точности.

8. Но зато где и как текст искажен! У Чехова пьяный Чебутыкин говорит: «А у Наташи романчик с Протопоповым». Здесь же он прямым текстом провозглашает во всеуслышание, что у Наташи от Протопопова дети!

9. Я не понял, зачем бедных сестер делать такими занудными и малосимпатичными. Небольшое исключение – Маша (Елизавета Боярская), обаяние которой скрыть создателям спектакля не удалось.

 

Таковы мои впечатления от спектакля. Не разглядел я что-то под масками…

Фото Владимира Ларионова

  • Яна Пермякова

    Я бы отметила крайне
    неудачное решение: увеличить сцену за счет оркестровой ямы, вся
    архитектура пространства сломана. До реконструкции театра все было гармонично и
    продуманно. Половина зрителей не имела возможности насладиться спектаклем, так
    сказать, «согласно купленным билетам». Простояли половину спектакля, с учетом
    того, что еще и крыльцо было пристроено, т.е. сцена ушла еще глубже в зал.

  • Татьяна Николюкина

    Спасибо Борису Александровичу — прямо по Чехову — за краткость. Я присоединяюсь к его мнению и хочу кое-что добавить. Этот спектакль я для себя отнесла к категории «Один раз посмотреть можно». В общем, не смертельно, но что мне не понравилось категорически — это сценография. Захотелось предложить режиссеру перечитать пьесу, в которой два действия проходят в гостиной дома Прозоровых, одно в комнате на втором этаже и лишь в самом финале действие перемещается в сад. Откуда взялись эти бесконечные посиделки на крыльце (если бы только посиделки, а то и страстные поцелуи в горизонтальном положении, причем тех героев, которым по пьесе и в голову не приходит подобное)? Думаю, что у зрителей, сидевших на первом и втором ярусах шеи до сих пор болят от попыток разглядеть, что же происходит на авансцене и в проходах партера. Зачем режиссеру вообще сцена? Декорация — убогая, и никакая техническая задумка с перемещением «дома» её не спасает. Я, хоть убей, не поняла этого символа: «дом» их вытесняет? Или прёт, как паровоз на Анну Каренину? В пьесе масса символов, из которых в спектакле появился только самовар да еще бой часов. А доктор Чебутыкин на крыше — это просто за гранью добра и зла. :)
    Теперь о трёх сестрах: при всей моей нелюбви к Елизавете Боярской, вынуждена признать: она — единственная из сестёр, на которую можно смотреть. Её Маша мне показалась очень органичной, на ней держится это сомнительное трио. Почему сомнительное? Да потому что Ольга и Ирина получились какими-то «близнецами», причем не только внешне. А ведь в пьесе Ирина из восторженной девушки превращается в высушенную стрекозу не сразу, а здесь она с первых минут и до финала — бледная моль. Ольга — гренадер-зануда в юбке.
    Я люблю пьесы А.П. Чехова, он написал в них то, что написал, и не надо режиссерам додумывать за автора, потому что в этом случае получается «потяни меня за палец».

  • ИЛ

    Я просто зритель, не совсем искушенный.. К тому же не люблю драму..Мне интересно узнать, как прочувствовали и увидели спектакль другие люди, поэтому с удовольствием прочла то, как увидел спектакль Б.А. Гущин. Мне очень понравилась работа художника Александра Боровского..Предельно ясная.. Свет подчеркивает все мизансцены, выделяет каждый образ этими пустыми рамами.. И они четко запечатлеваются, как на фотографии. И собственно такое расположение в этих окнах не дает заскучать.. Ты все время видишь новые комбинации актеров этих рамах-окнах…Но то, что все действие происходит на крыльце, в кучке, мне тоже как-то не очень понравилось..Эти проезды брата Андрея с коляской..Чтобы немного развлечь зрителя? Признаюсь, всю первую часть до антракта я была настолько погружена в спектакль, что не заметила, как она подошла к концу..Скучно не было.. Правда, вторая часть показалась несколько затянутой. Мне кроме Маши (Елизавета Боярская), понравилась Ирина (Екатерина Тарасова).. Она была более сдержанна. чем Маша, но ее страдания и переживания я лично чувствовала с 11-го ряда.. Да, мужчины, пожалуй, не глянулись..Согласна с Борисом Александровичем! Но в целом, спектакль понравился..добротный..