Культура

О неизменно вечном с озорством и фантазией

Падшие ангелы
«Там, куда публика идет, всегда есть что-либо или в замысле произведения, или в его исполнении». На спектакли Государственного молодежного театра «Творческая мастерская» публика идет. В день важнейшего футбольного события, заставившего большинство населения России отложить все дела, свободных мест на премьере «Падшие ангелы» не было. Игралась старая – 1925 года рождения – английская комедия. Переведена на русский язык она не так давно, а потому практически неизвестна. Сама пьеса, но не автор – драматург, актер. Режиссер Ноэль Пирс Коуард в перечне тех, кто составляет гордость английской культуры.
На премьеру приехал переводчик Виктор Анатольевич Вебер. Переводчик всегда отчасти автор, а потому он с нескрываемым интересом ждет, какими предстанут на сцене персонажи, с которыми уж он-то знаком лучше всех.
Пьеса «Падшие ангелы» может быть отнесена к разряду бытовых. Две молодые семейные пары уже построили свои «дома благополучия» и расплачиваются за монотонное существование накопившимся раздражением. Оно срывается в банальные ссоры и заставляет воскрешать заманчивые давние события. Вот тут-то молодые дамы и попадают в ловушку, создавшую массу комедийных ситуаций. Впрочем, комедийных для зрителя – для героинь же скорее драматичных… 
Прежде чем начнет раскручиваться пружина действия, на сцене возникает веселая вакханалия под песню об отважном капитане с участием то ли ангелов, то ли амуров и, разумеется, главных героинь, одна из которых даже похитит некую ленточку с желто-голубого костюма новоявленного кумира.
Создатели спектакля – хорошо известный постоянному зрителю «ТМ» режиссер Александр Невинский, сценограф Андрей Пронин и балетмейстер Ирина Новик – увидели «старую добрую» комедию в несколько ином свете, призвав в сообщники элементы эстрады, капустника, дефиле, гротеска и еще много другого, не потеряв при этом суть и блеск классических диалогов и реплик. О возрасте пьесы напоминают лишь детали костюмов, схожих с купальниками 20-х годов, да телефонная связь через коммутатор… И хватит! «Неизменно вечно лишь одной любви вино»!
Актрисам Виктории Федоровой и Наталье Мирошник достались роли «неимоверно счастливых и глубоко несчастных женщин, вполне созревших, чтобы сбиться с пути». Джулия и Джейн, подруги и соперницы, существуют на сцене в ходе беспрерывно меняющихся ситуаций. Джулия первой пускается в размышления о кризисе отношений в семье: «Мы любим друг друга, но у нас нет прежней влюбленности…» Джейн появляется, как эхо Джулии, но в дальнейшем мы почувствуем ее вполне самостоятельный и более закрытый склад души..
Побережем фабулу. Скажем лишь, что вместо традиционного «третьего лишнего» здесь есть пятый, опасный для всего квартета благопристойных пар. И пока мужья коротают время за пивом и гольфом, жены мучительно и сложно ищут выход, который не разбил бы и сами семьи, и их собственную дружбу. Обе исполнительницы неизменно держат зрительский интерес, подтверждая статус актрис успешных и востребованных.
Незадачливые мужья затейливо представлены Юрием Николаевым и недавно пришедшим в труппу заслуженным артистом Карелии Станиславом Бершадским. Мориса Дюкло (тот самый «пятый») с блеском предъявил Олег Липовецкий. Ангелы (Ольга Саханова, Анна Паршина, Юрий Максимов) – уже потому ангелы, что дают главным героиням хоть чуть-чуть перевести дух, а зрителю намекают, что есть любовь и есть быт, что «могут случиться дети» с их горшками и рюкзачками, что играть сердцами увлекательно. Но небезопасно…
Есть в спектакле еще одна фигура, странное порождение синтетического жанра, прихоти постановщика и уникального лицедейства заслуженного артиста Карелии Дмитрия Максимова: служанка Жасмин, она же Сандерс…
Принято на веру, что первым слушателем пьес Мольера была его служанка Лафоре. Похоже, постановщик «Падших ангелов» доверяет реакции Сандерс свои творческие фантазии. А зритель получает изящный ироничный комментарий ко всему происходящему на сцене.
Но что же переводчик? Сам дух спектакля допускает аналогию с финалом телепрограммы «Модный приговор». Там стилисты меняют облик «подсудимого» с учетом требований времени. И вот он впервые видит себя в зеркале и … не узнает. Он нравится себе в новом обличье, но … «к этому надо привыкнуть» – самая распространенная реплика испытуемого. А потом голосует зал. И практически всегда поддерживает вариант стилистов. С большим перевесом.

Фото Василия ПЕТУХОВА
"Лицей" № 11 2007

  • Театрал

    Неужели наконец появился новый театральный критик?