Культура

Вирус одиночества

Фото Дмитрия Цвибеля

Продолжаем обсуждение  VI Международного фестиваля камерных спектаклей «Ламбушка». Публикуем заметки членов жюри Бориса Гущина и Юлии Генделевой.

Жюри под руководством Елены Горфункель лучшими признало пять спектаклей: «Королева красоты», Театр драмы «Творческая мастерская», Петрозаводск; «Я и ты» («Me and You»), Театр БИТЕФ, Белград, Сербия; «Фантазии Фарятьева», Мытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ»; «Золотое озеро» («Kultalampi»), Городской театр Варкауса, Финляндия и «Фрёкен Жюли v3.0», Национальный театр Республики Карелия, Петрозаводск.

 

Борис Гущин: –   Фестиваль весьма неожиданно для нашего времени оказался ярко социальным. Одиночество в себе, одиночество в семье, одиночество в школе и на работе, одиночество в толпе. Все виды одиночества обуревают современное общество. Мало того, некий вирус одиночества заражает наше общество и подталкивает иных к самоубийству (спектакль «Тебе на память обо мне»). Тема одиночества пронизывает все фестивальные спектакли.

Трагическая постсоветская действительность, отказ от любой идеологии кроме карьерно-денежной мощно звучит в давно написанной пьесе Л. Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна» (спектакль «Клетка» Камерного драмтеатра из Костромы). Сюда же, как это ни странно, примыкает черная комедия М. Мак-Донаха «Королева красоты», черный юмор которой остается где-то за бортом нашего восприятия. Остается трагедия провинции, как ирландской, так и постсоветской.

В этом, как мне кажется, и заключается основной мотив и основная ценность нынешнего фестиваля.

Юлия Генделева: –  Тема одиночества в самых разных вариациях действительно звучала во многих спектаклях фестиваля (хотя и не во всех). Но я бы не стала сводить ее только к социальному аспекту: мне кажется, она была заявлена несколько шире. А неожиданные параллели между драматургией российской и ирландской, американской и финской действительно обнаружились. Но давайте по порядку.

Б.Г.: –  Петрозаводский фестиваль камерных спектаклей камерен и по количеству участников: двенадцать спектаклей, из которых четыре петрозаводские. К сожалению, из-за плотного расписания кое-что пришлось пропустить. Попытаемся коротко рассказать об увиденном.

 

Содружество «А», Петрозаводск

В. Глокк. «Тебе на память обо мне»

Режиссер – Юрий Максимов

 Юрий Максимов в роли Посетителя. Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г. –  Синтетический талант Юрия Максимова (автор пьесы, постановщик и исполнитель роли Посетителя) делает эту работу самой авторской из всех показанных на фестивале. А у играющего роль Пациента Дмитрия Максимова – одна из самых лучших и сложных ролей в его обширном репертуаре.

Эмоциональный накал спектакля трагический, не оставляющий одинокому человеку никакой мысли кроме полной своей ненужности. И тем не менее пьеса и спектакль наполнены иронией и самоиронией. И зрители, и критики ощутили в спектакле мотивы А. Чехова и С. Беккета.

Интересно, что критики увидели этот спектакль каждый по-своему. Как сказал один из них, «каждый увидел свой спектакль». И это было расценено как высший комплимент спектаклю.

Ю.Г.: – Да, это мои слова. Но сказаны они были не как комплимент – уж очень различным оказалось наше зрительское восприятие. И причина этого, видимо, кроется именно в едином в нескольких лицах авторе спектакля, в безуспешной борьбе его ипостасей между собой. Результат – избыточность режиссуры и нехватка лаконизма в драматургии, «недопроявленность» жанровых признаков то ли фарса, то ли трагикомедии, то ли театра абсурда. Но дуэт главных героев действительно интересен.

 

Театр кукол Республики Карелия, Петрозаводск

«Гроза» по мотивам пьесы А.Н. Островского

Режиссер – Наталья Пахомова

Любовь Бирюкова в спектакле  «Гроза». Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г.: –  Моноспектакль-бенефис психологически тонкой актрисы Любови Бирюковой, к тому же прекрасного кукольника, умеющего одушевить не только куклу, но и любой бытовой предмет, лепящего на сцене из глины и людей, и судьбы.

Претензии у зрителей могут быть только к смыслу того, что нам показывают. А показывают нам раскаяние доброй, набожной, любящей все живое… Кабанихи.

Содержание спектакля шокирует, мастерство актрисы восхищает.

 

Театр драмы «Творческая мастерская», Петрозаводск

М. Мак-Донах. «Королева красоты»

Режиссер – Борис Цейтлин

«Королева красоты». Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г. Постановщик так ухитрился поставить спектакль из жизни провинциальных ирландских маргиналов, что некоторым зрителям, по словам директора театра А.Л. Побережного-Береговского, кажется, что пьеса связана с Карелией. Поезжайте туда, где раньше были центральные усадьбы разгромленных совхозов, и вы увидите то же самое. Жесткость содержания пьесы и формы спектакля шокируют некоторых зрителей. Но блестящая игра Людмилы Баулиной и Людмилы Зотовой все-таки примиряет этих зрителей с происходящим на сцене. Актеры Дмитрий Максимов и Евгений Костин достойны главных исполнительниц.

Людмила Баулина своей редкостной артистической открытостью совершает в спектакле своеобразный театральный подвиг актерского бесстрашия.

Ю.Г.: –  Мне кажется, что необязательно отправляться на поиски разгромленных совхозов и заброшенных деревень: такая глухая маргинальная провинция возможна и посреди любого мегаполиса, ибо корни ее – внутри человека. Проявления этого в постановке во многом утрированы, в ней есть театральная условность, прежде всего в работе актеров. Она не спорит с пьесой, и в спектакле ощущается цельность драматургии, режиссуры, сценографии и актерского исполнения. Смешно, отталкивающе, узнаваемо, страшно, жалко – и история эта долго не «отпускает» после финала.

 

Мичуринский драматический театр

Ф. Буляков. «Выходили бабки замуж»

Режиссер – Николай Елесин

«Выходили бабки замуж». Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г. –  Драматург Флорид Буляков работает в редком для театра жанре – жанре лубка. Одна из первых его пьес «Дело святое» была написана в 1991 году и пролежала на полках театров пятнадцать лет. Причина простая. Осмысление трагедии русской деревни явно перевешивало лубочную форму пьесы. Подобная пьеса всяким властям, в том числе и театральным, была явно не нужна в 1991 году. И только через пятнадцать лет, когда люди начали понимать, что с ними сделали, и вдоволь насмотрелись телевизионной жвачки, начали осознавать свою русскость, пьеса вошла в шорт-лист ставящихся спектаклей. «Дело святое» с успехом идет в Петрозаводске в Национальном театре, где в финале зрители стоя, со слезами на глазах, аплодируют Виено Кеттунен и Петру Микшиеву.

Пьеса «Выходили бабки замуж» написана уже по накатанной лубочной форме, по некой драматургической синусоиде. Русскость этой пьесы чисто внешняя, асоциальная. Но в репертуаре драматических театров чисто русского настолько мало, что все более-менее национальное воспринимается на ура.

При восприятии спектакля создается впечатление, что пьеса написана специально для народных театров, и ты смотришь художественную самодеятельность. Правда, хорошую. Актрисы и актер идут от себя, от своего сценического опыта. Сценография никак не связана с сюжетом, который непонятно чем разрешился. И тем не менее зрители хорошо принимают спектакль. Причем исключительно из-за темперамента актрис.

Ю.Г.: –  В истории театра есть понятие «хорошо сделанной пьесы» – оно и вспомнилось здесь, но с огромным знаком минуса. Сколько ни говори об одиночестве человека, особенно в старости, особенно женщины – зрители будут смотреть, пусть даже в таких творениях не будет сказано ничего нового. Поэтому подобные пьесы ставят – в любом жанре, или смешивая жанры, или вообще о них не думая. Получается некая комедия-трагикомедия-притча-сказка-фарс-сериал. Доступно, иногда весело, иногда грустно, зритель на лету ловит подтекст и предугадывает поворот коллизии, и ему от этого приятно и хорошо. Возможен и смех, и слезы в зале – для них предусмотрены специальные места со специальными интонациями. И так хочется, чтобы все кончилось благополучно (даже вопреки логике драматического действия и авторскому тексту), что к полному удовлетворению публики театр дописывает, «закрывает» открытый финал. Смотря такие спектакли, испытываешь неловкость перед актерами, которые оживляют персонажей, собранных автором из наштампованных деталей, исключительно за счет своего опыта, профессионализма, собственных душевных ресурсов.

 

Театр «Круг», Санкт-Петербург

Ф.Г. Лорка. «Любовь Дона Перлимплина»

Режиссер – Сергей Егоров

Ю.Г.: –  Об этой постановке уже написала Илона Румянцева. Могу лишь констатировать собственное весьма удручающее впечатление от спектакля. Самый безоговорочный провал фестиваля.

 

Театр БИТЕФ, Белград, Сербия

«Я и ты» («Me and You») по мотивам фильма «Что случилось с Бэби Джейн» Р. Олдрича

Авторы и исполнители – Бранка Стойкович и Оливера Викторович

Руководитель  – Мирьяна Каранович

Инсценировка – Данька Секулович

«Я и ты» («Me and You»). Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г.: –  В фильме 1962 года говорится о том, как приходит слава к маленькой Джейн, участвующей в мюзиклах, радиопостановках и т.д. Взрослая Бэби Джейн никому не нужна. Ее старшая сестра Бланш поначалу завидует ей, потом сама на какой-то период становится более успешной, до катастрофы, после которой она передвигается только на инвалидной коляске. Бэби Джейн вынуждена ухаживать за Бланш. Во взаимоотношениях сестер лютая ненависть перемежается с родственными вполне положительными чувствами. Две мощные актрисы: бешеная Оливера (Джейн) и более спокойная, но внутренне наполненная, вся изъедаемая миллионом терзаний Бранка (Бланш) держат зрителя в постоянном напряжении. Но, глядя на их издевательства друг над другом, ловишь себя на мысли, что издевательства-то эти совершаются ради самих издевательств. Хотя, возможно, здесь неполное понимание языка героинь (спектакль идет на сербском языке без перевода).

Героини играют девять персонажей, и их моментальное перевоплощение в других непохожих на них людей – одно из несомненных достоинств спектакля.

Трагический финал фильма (Бэби Джейн на пляже убивает сестру) заменен на более человечный. Сестры все-таки осознают свою родственную любовь друг к другу. Зрителей это вполне устраивает после жутких сестринских кошмаров.

Ю.Г.: –  Спектакль «Я и ты» стал для меня самым ярким впечатлением среди увиденного на фестивале. Ярким, несмотря на иллюзию черно-белого кино, возникающую на сцене. Полупонимание сербского языка не помешало восхититься решением такой сложной задачи, как перенесение фильма в театральное измерение, быстрым и точным переключением актрис в разные образы на глазах у публики, четкостью их реакций, пауз. Здесь играет все, от многочисленных туфель до глаз. (В спектакле много, даже очень много реквизита, но он весь до мелочей отыгран.) Понятны все чувства героинь, в том числе те, которые не выражаются открыто: жалость, любовь сестер, живущая где-то в глубине их существа и проявляющаяся лишь в финале. Актрисы гуманизируют своих героинь, поэтому становится возможным их примирение в финальной сцене – ночью, на берегу моря, которое словно успокаивает их, дает освобождение от прошлого, от того, что они сделали с собой и друг с другом, возвращает сестер к общим детским воспоминаниям.

 

Студия при Русском драматическом театре Удмуртии, Ижевск

А.П. Чехов. «Ведьма»

Режиссер – Марина Малашина

Ю.Г.: –  «Ведьма» – дипломный спектакль студийцев, и во многом еще чувствуется, что это учебная работа. Хороши бытовые сцены с их мелкими деталями, но не хватает умения передать все чувства и отношения между персонажами. Эта недосказанность, нехватка энергетики заменяется пластикой – и пластические сцены сделаны интересно. Но ощущения цельности действия в спектакле не возникает, в чем есть, конечно, и вина режиссера. К тому же явно режиссерское введение такого персонажа, как Судьба, достаточно спорно; спорна его необходимость и тем более центральная роль в сценах молитвы. Но потенциал есть и у постановки, и, несомненно, у юных актеров.

 

Театральная группа Владислава Граковского, Штутгарт, Германия

«Триумфальная арка» по одноименному роману Э.-М. Ремарка

Режиссер – Владислав Граковский

Б.Г.: –  «Триумфальная арка» – роман о любви. Но любовь эта возникает у героев в сложных условиях нелегальной эмиграции. Отсюда в отношениях влюбленных много подтекста, без донесения которого до зрителя не может быть полноценного спектакля. Здесь же актеры явно не справляются с подтекстом и часто живут вне друг друга. Есть вариант – написать пьесу, достаточно динамичную, по мотивам романа, которую актерам было бы гораздо легче сыграть, чем то, что они играют. Здесь же этого нет, и поэтому роман Э.-М. Ремарка становится, как это ни странно, нудным и утомительным, несмотря на удачный подбор музыки 1930-х годов, света, шума дождя; находки, связанной с хирургической операцией Маду (лепестки роз как капли крови). Спектакль не играет так, как он мог бы играть.

Ю.Г. : Это спектакль для тех, кто только что прочитал или хорошо помнит роман: уж очень многое приходится додумывать, достраивать за режиссера и актеров. Неудачная инсценировка оставила «за кадром» слишком многое из того, что важно для понимания произведения. Прежде всего исчезло ощущение времени и места, предчувствие мировой катастрофы, та обстановка и те обстоятельства, в которых живут герои. Вместе с выпущенными сюжетными линиями исчезли пласты содержания, необходимые для полноты образа главного героя, доктора Равика. Образы Равика и Жоан Маду (Александр Фридманис и Анна Кукла) получились одномерными, без объема, глубины, без развития. Хороши музыка, свет, организация сценического пространства, но эти средства работают вхолостую, если в спектакле нет авторской атмосферы и авторского смысла.

 

Мытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ»

А. Соколова. «Фантазии Фарятьева»

Режиссер – Алексей Курганов

Ю.Г.: –  Удивительно светлый и легкий спектакль, несмотря на отнюдь не оптимистическую пьесу. В нем есть одновременно и жизнеподобие, и поэзия, словом, есть подлинный театр. В постановке передано время действия – 70-е годы, но оно не педалируется и даже несколько идеализируется, это, скорее, взгляд из сегодняшнего дня. В нем сквозят и легкая ирония, и доброта, и внимание, и чуть-чуть удивление этим чудикам из нашего прошлого. (Как сказала Елена Горфункель, здесь все – чудики; пьеса переосмыслена в связи со временем.)

Спектакль молодежный, даже возрастные роли играются молодыми актерами (что, впрочем, не стало достоинством постановки). Очень хороши исполнители ролей сестер Саши и Любы и самого Фарятьева – Наталья Галютина, Наталия Ларюнина и Павел Конивец: они искренни, почти всегда точны и обаятельны.

И здесь к авторскому финалу добавлена еще одна картина без слов – сцена общего счастливого праздника. Но логика театрального сюжета ее оправдывает, не говоря уж о том, что такой финал горячо приветствуется зрителями. Кстати, реакция публики на протяжении всего действия свидетельствовала о ее сопереживании и симпатии к героям – значит, есть в пьесе и спектакле нечто созвучное сегодняшнему времени и востребованное современным зрителем.

 

Театр города Варкаус

Э. Томпсон. «Золотое озеро» («Kultalampi»)

Режиссер – Юкка Тюрвяйнен

«Золотое озеро» («Kultalampi»). Фото Дмитрия Цвибеля

Б.Г.: –  Спектакль являет редкостный сплав хорошей гуманистически доброй американской пьесы с перенесением ее на финскую почву так, что, если бы мы не знали о ее американском происхождении, то уверовали бы в ее финскость.

Пьеса вроде бы проста: жизнь пожилой пары летом в родном доме, который теперь стал дачей. Несмотря на внешнюю простоту пьесы, она переполнена подтекстом, который и выражает всю гамму чувств, не выраженных словами. Режиссер и актеры прекрасно доносят все это до зрителя. Создается ощущение, что ты просто побывал в гостях у этой своеобразной то ли американской, то ли финской пары и успел полюбить их, несмотря на море их своеобразия. Главных героев играют Курт-Хенрик Путконен и Мерья Хорьяндер. В актерский ансамбль прекрасно вписались Мирья Рююттю, Вилле-Вейкко Валтанен и юные Йессе Киннунен и Лаури Юрванен. Особенно приятно было видеть в этом ансамбле бывшего актера нашего Национального театра Орво Бьернинена (младшего), играющего почтальона.

Ю.Г.: –  С первых секунд на сцене возникает теплая, добрая атмосфера, и она сохраняется до самого конца действия. «Золотое озеро» – в самом деле очень финский спектакль, с правильной финской речью, обаятельный, очень традиционный, даже по-хорошему старомодный; кажется, что в зал доносится аромат только что сваренного кофе.

Центром спектакля является, безусловно, Норман Тайер (Курт-Хенрик Путконен), 80-летний угасающий профессор, которому возвращает радость жизни оставшийся в его доме на лето тринадцатилетний мальчик. Чутким партнером главного героя стала Мерья Хорьяндер – его жена Этель. Здесь нет никакой напряженной интриги, но наблюдать за героями, за их внутренней жизнью доставляет несомненное удовольствие.

 

Камерный драматический театр под руководством Б. Голодницкого, Кострома

Л. Разумовская. «Клетка» (по пьесе «Дорогая Елена Сергеевна»)

Режиссер – Станислав Голодницкий

Александр Соколов в спектакле «Клетка». Фото Ирины Ларионовой

Б.Г.: –  Создатели определили жанр своего творения как спектакль-шок и с честью выдержали его. Мощная молодая энергетика отрицательного настроя обрушивается на зрителя уже с первых минут и не пропадает ни на секунду.

Спектакль современен, злободневен и остросоциален. Плохо одно – выход из ситуации даже не просматривается. Рушатся и евангельские, и советские моральные устои. Хам, казалось бы, побеждает. Но какой ценой! Гибелью одного из одноклассников. Не одержала победу и Елена Сергеевна (Екатерина Юркова). Ключи от класса, где лежат контрольные, она отдает ребятам. Да такая Елена Сергеевна и не сможет одержать победу. Слишком уж она занудна и скучна в своем морализаторстве для сегодняшних школьников. А жаль. Будьте современней, ироничнее и еще сильнее в своей правоте, дорогая Елена Сергеевна. Игра актеров вполне принимаема. И все-таки основным шокирующим стержнем спектакля стал прекрасно начинающий юный актер Александр Соколов (Володя), вокруг которого и вертится это действо.

***

«Ламбушка» – фестиваль, который не определяет мест и не выдает наград. И тем не менее по итогам обсуждений и собственным впечатлениям нам хочется отметить не только лучшие спектакли, но и актеров, которые особенно понравились зрителям.

Актрисы:

— Людмила Баулина (Морин), «Королева красоты»;

— Любовь Бирюкова (Марфа Кабанова), «Гроза»;

— Элли Нярья (фрекен Жюли, Бланш), «Фрекен Жюли v3.0»;

— Наталья Галютина (Александра) и Наталия Ларюнина (Люба), «Фантазии Фарятьева»;

— Оливера Викторович (Бэби Джейн) и Бранка Стойкович (Бланш), «Я и ты».

Актеры:

— Дмитрий Максимов (Пациент), «Тебе на память обо мне»;

— Курт-Хенрик Путконен (Норман), «Золотое озеро»;

— Александр Соколов (Володя), «Клетка»;

— Павел Конивец (Фарятьев), «Фантазии Фарятьева».

 

 

  • марина

    Мне кажется разбор Ю.Генделевой не аргументированным, что значит фраза «игра вполне приемлема» для кого приемлема? Для жюри, почему приемлема, что бы говорить об игре актеров надо в этом что-то понимать, помимать, что есть актерская органика, а бросаться такими словами надо извините самому сначала еще поучиться.

  • двойные стандарты

    Не корректно высказываться членам жюри от имени зрителей. Называйте лучших артистов от своего имени.
    Далее, не понимаю, как актриса моноспектакля «Гроза» может быть признана среди лучших, а сам моноспектакль нет?! Еще непонятнее, почему моноспектакль «Гроза» участвовал в фестивале, а моноспектакль «Я жду тебя, любимый» нет.
    Кстати, почему избежал разбора спектакль «Фрекен Жюли в 3.0», один из лучших по мнению жюри?) Хотя, Ю.Генделева таковым его не считает: http://gazeta-licey.ru/culture/theater/item/3035-стриндберг-недосказанный. Профессиональный, взвешанный и честный разбор,вообще, на мой взгляд, присущ Генделевой. Удивительная разница во вкусах и взглядах членов жюри.)

  • читатель

    По поводу пьесы «Выходили бабки замуж» лучше всего сказано здесь:
    http://kaliningrad.ru/news/review/item/17842-zamuzh-za-vsevyshnego