Главное, Культура

«И это тебе надо?» – «Надо!»

Иван Марценюк
Иван Марценюк

В Шёлтозерском музее-мастерской резчика по дереву Ивана Марценюка побывала выездная бригада «Лицея»

В книге отзывов, традиционной для всех музеев, в которой отзывов пока немного, обращает внимание один: «Сколько боли,  боли за всех людей». Наверное, можно было бы добавить – и любви. Потому что боль за людей рождает именно она.

 

Я не специалист и не возьмусь оценивать работы мастера Ивана Ивановича Марценюка. Скажу только, что меня, как и оставившего свой отзыв посетителя необычного музея, экспозиция зацепила с первого беглого взгляда. Настолько всё было необычно, талантливо, своеобразно. И в первую очередь – портреты. Да, да – портреты, созданные мастером-резчиком по дереву.

Сам он, правда, скромно сразу же предупредил, что самоучка, что рисовать не умеет вообще, поэтому эскизы не делает. Эскизами ему служат в первую очередь портреты, созданные замечательными вологодскими художниками ! Джанной Тутунджан и Вячеславом Семеновым. Однако я бы не сказала, что мастер  из Шелтозера просто копирует их работы:  они являются для него прообразом, толчком, который будит собственную творческую фантазию.

Мне подумалось, что работы И. Марценюка могли бы стать иллюстрациями  к произведениям  одного из крупнейших русских писателей ХХ века – Федора Абрамова. Достаточно вспомнить хотя бы его повесть «Деревянные кони на мокрой траве», главной героине которой  автор дал былинное имя – Василиса Милентьевна. Худенькая, небольшая, она словно воплощала всю силу, мудрость, а ее жизнь, если хотите, историю русской северной деревни.

 

sheltozero3

Это первый портрет Ивана Марценюка,  на который его натолкнула работа Джанны Тутунджан
Это первый портрет Ивана Марценюка, на который его натолкнула работа Джанны Тутунджан

Впрочем, женщин на резных портретах Ивана Марценюка  нельзя назвать старушками, а тем более бабушками. Они – старухи.  В платках, шалашиком возвышающимся надо лбом, повязанными узлом под подбородком.  Так ходила, кстати, моя бабушка – крестьянка, сама не помнившая в каком поколении. На наши вопросы она всегда отвечала коротко: «Всегда крестьянствовали, а сколько? Кто же упомнит».

Старуха в крестьянстве – это не возрастное определение. Старухами в деревне могли назвать женщин и в 50 лет и даже раньше. Это мудрость, впитанная от предков еще в детские годы, отточенная в зрелые годы, это женская судьба, часто трагическая. И мастер сумел проникнуться этим, что даже случайные посетители сумели увидеть в его работах. В  них нет ни умиления, ни осуждения – простое всепонимание.

Портреты Ивана Ивановича Марценюка, несмотря на то что резные, не куклы с конвейера. Они индивидуальны, хотя лица все время хочется назвать ликами. Они словно сошли со старинных икон. С особой тщательностью он прорезает руки – крестьянскую визитную карточку, и даже делает отдельное панно. Изработанные, совсем не женские, по-мужицки большие, эти руки не меньше, чем лица, говорят о героине портрета.

Красивое деревянное кружево преобразило стандартный дом
Красивое деревянное кружево преобразило стандартный дом

На дом, что стоит на  выезде из Шелтозера в сторону Вытегры, сегодня обратит внимание каждый проезжающий. В прошлом году мастер украсил его деревянными резными кружевами. Сам вырезал вывеску «Музей. Мастерская Марценюка». К дверям прикрепил табличку, где вместе с часами работы указан еще номер его мобильного телефона –  для тех, кто хочет посетить его музей. Летом приходится целый день крутиться по хозяйству, которое включает четырех лошадей, открыл гостевой дом. Этим зарабатывает на жизнь.

Кстати, дом обставлен мебелью собственного изготовления, некоторые образцы выставил в музее. Особую любовь Иван Марценюк питает к часам, они у него и в музее, и дома. Вот к ней, к мебели, прицениваются, как и к плакеткам, на которых вырезаны стихи самого мастера.

Резные комоды, часы, старинные кушетки особенно привлекают посетителей
Резные комоды, часы, старинные кушетки особенно привлекают посетителей

sheltozero15

 

Но торговля, признался Иван Иванович, идет не бойко. А когда кто-то пытается приобрести что-то из его работ, продает через силу, будто что-то дорогое от себя отрывает. Дочь Дарья даже посоветовала отцу поручить продажу ей. Так что тот факт, что в музее мало что покупают, Ивана Ивановича не очень огорчает. И все лето и осень ждет зиму – когда все дни может спокойно работать в мастерской, которую сам оборудовал во дворе.

А вот помощи ни от кого не ждет, она ему не нужна, справляется со всем сам. Но мечта есть. Отчасти Иван Марценюк ее осуществил – создал музей. Но этого ему мало: мечтает, чтобы дело рук его увидели люди, даже пусть не купили – увидели. Я напомнила Ивану Ивановичу, сколько лет ждали открытия своих музеев Кронид Александрович Гоголев и  Рюрик Петрович Лонин. Он согласился, но как-то обреченно… Хотя о работах Гоголева, съездив в Сортавалу, побывав в его галерее, говорит с восторгом: «Большой мастер!»  А с Рюриком Петровичем Лониным он был лично знаком, встречались.

– Я пришел в гости к Лонину, когда он уже не работал, был на пенсии, – вспоминает Иван Иванович Марценюк. – Человек стареет не с возрастом, а когда у него пропадает интерес к жизни, а у Рюрика Петровича до последних дней горел в глазах живой огонек.

Он все сделал сам, мастер из Шелтозера Иван Иванович Марценюк: обзавелся хозяйством, пять лет назад самостоятельно освоил художественную резьбу по дереву, год назад открыл музей – проект отнюдь не коммерческий. А мечта, чтобы его работы увидели зрители, пока так и остается мечтой. Ему бы пробиться к своему зрителю! И его обижает, что даже в селе, в котором он живет и творит, его музей не замечают. За год не организовали даже ни одной экскурсии школьников! А для музея имени Р.П. Лонина он, оказывается, конкурент. Дочь Дарья обошла музеи и выставочные залы Петрозаводска, где-то пообещали что-то неопределенное, может быть, в 2017 году, а где-то сразу отказали.

Впрочем, от любимого занятия это его не отвратило: сейчас ждет не дождется, когда закончатся работы по хозяйству и можно снова взяться за резец. Осину уже прикупил. Когда приезжала в гости матушка, проговорился, сколько потратил денег на покупку материала для своих работ. Она поинтересовалась: «И это тебе надо?». Ответ был коротким: «Надо!»

В Центре национальных культур и народного творчества несколько лет работает проект «Таланты из глубинки», который предоставляет возможность показать себя в столице республики самодеятельным артистам, художникам, мастерам. Может быть, в залах центра, пусть небольших, скромных, мы увидим и работы Ивана Ивановича Марценюка?

На прощанье, он, что называется, ошарашил:

– Я по окрестным деревням много езжу, сколько уже экспонатов собрал! Для музея крестьянского быта.

Я поинтересовалась:

– Собираетесь дом построить для нового музея?

– Да нет, прикупим участок, а в окрестных умерших деревнях столько брошенных,  бесхозных домов! – пояснил Иван Иванович. – Перевезем, поставим на участок, остальное сам все сделаю. Экспонатов уже на  два музея хватит!

День, когда наша выездная бригада в составе редактора Наталья Мешковой, общественника Владимира Малегина, мастера Анатолия Мешко и автора этих строк, побывала в Шелтозере, был пасмурный,  по-осеннему холодный и ветреный. Но настроение было отнюдь не под стать ему. Скорее всего потому, что  удалось встретить человека, который в наш до мозга костей меркантильный век, когда если не всё, но многое измеряется толщиной кошелька, не только мечтает о музеях, но и создает их. Кстати, ни один музей в мире, включая самые знаменитые, не является удачным проектом в коммерческом плане.

Но лед, кажется, тронулся. В последнее время появились публикации о музее Ивана Марценюка и о нем самом. На сайте одной из турфирм я нашла объявление о новом шелтозерском музее.

 

Самодельный баннер перед зданием, в котором находится музей Ивана Марценюка, приглашает: остановитесь, не пройдите мимо!
Самодельный баннер перед зданием, в котором находится музей Ивана Марценюка, приглашает: остановитесь, не пройдите мимо!
Иван Иванович у одной из любимых своих работ, названной «Одуванчики»
Иван Иванович у одной из любимых своих работ, названной «Одуванчики»
«Корень рода. Семья» - так философски назвал эту работу мастер
«Корень рода. Семья» — так философски назвал эту работу мастер
«Портрет односельчанки». Современная сельская мадонна?
«Портрет односельчанки». Современная сельская мадонна?

Работы Ивана Марценюка

Фото Валентины Чаженгиной и Натальи Мешковой

 

Адрес музея: Прионежский район, село Шелтозеро, улица Молодежная, 34

Справки по тел.: 8921-802-95-02 — Иван Иванович, 8981-404-60-94 — Дарья Ивановна

  • Наталья

    Когда мы ехали в Шелтозеро, действительно было пасмурно и ветрено, а на обратном пути вдруг всё успокоилось, выглянуло солнце, засверкали краски. С таким солнечным настроением я и вернулась в город. А знаете какие у него красавцы кони? Предлагал верхом проехать, но куда уж нам… А еще он вырыл пруд, в котором водятся караси. А еще у него придумана оригинальная система отопления в доме. За несколько часов будто новый мир открыла. Для меня Иван Марценюк — из породы шукшинских чудиков, без которых было бы неимоверно грустно и скучно жить!

  • Валентина Акуленко

    Ничего подобного прежде не видела! Спасибо «Лицею» за это открытие, мастеру — за его талант и огромный труд, Валентине Чаженгиной — за отличный текст!

  • ИЛ

    Замечательный материал о замечательном человеке..С удовольствием при случае съездим в гости в новый музей! Почему финских художников государство поддерживает, когда они свое картофельное поле превращают в музей под небом, а наших-таких самобытных мастеров-нет??

  • Юлия

    Большое спасибо за интересный рассказ, за ещё одно творческое самобытное имя!
    С удовольствием рассматривала работы. Действительно старухи, действительно иконы…»Одуванчики» прекрасны! Как это вот так происходит?? Всего пять лет назад освоил резьбу и такие удивительные работы!

    Рассматриваешь детали — их много. Как-то сердце замирает — на тебя смотрит величественное и простое. То, мимо чего в суете скользим, пропуская важное.

    Думаю, такой мастер будет всё более известен, ведь всего 5 лет его труду. Желаю ему больших успехов!