Дом актёра, Культура

Лучший балет всех времён

Сцена из спектакля "Лебединое озеро" в Музыкальном театре РК. Фото Виталия Голубева

О премьере балета «Лебединое озеро» в постановке Кирилла Симонова в Музыкальном театре Карелии

 

 «Я ставлю «Лебединое озеро» как истинно классический спектакль, стараясь показать его зрителям в максимально достоверной с исторической точки зрения редакции, используя всю сохранившуюся хореографию Мариуса Петипа и Льва Иванова. Но мы поместили ее в другой визуальный контекст: в современные декорации с отсылом к старинному театру, с почти прозрачной, монохромной архитектурной живописью и при этом – с историческими костюмами. Такое сочетание классики в рисунке партий, в образах персонажей со свежим сценографическим решением позволяет по-новому взглянуть на всем известный балет и раскрыть его внутреннее содержание, подсказываемое прежде всего великой музыкой Чайковского».

 

Так предельно ясно сформулировал свою творческую задачу художник-постановщик, заслуженный деятель искусств Карелии Кирилл Симонов и блестяще воплотил ее в жизнь. Многолетняя работа балетмейстера в нашем, и не только в нашем, театре раскрыла его многогранный талант, способный удивлять зрителей в самых разных направлениях современной хореографии – от традиционных постановок до новейших веяний. Балетный вечер, созданный Симоновым в рамках юбилейных торжеств театра в 2016 году, и новая (уже не первая) постановка «Лебединого озера», лучшего балета всех времен, показали, что Симонов находится в расцвете своих профессиональных возможностей и позволяет надеяться, что движение к высотам будет иметь продолжение в будущем.

Как всякий пытливый художник, возвращаясь к уже созданным в минувшие годы решениям, он продолжает искать и находить то, что заложено в великой музыке Чайковского. Она открывает перед балетмейстером все новые и новые грани, стоит только внимательно вслушаться в нее, ведь в ней заложены композитором все посылы для исполнителей. Но мы знаем, как вольно, мягко говоря, режиссеры творят самый настоящий произвол, особенно в наше время, искажая порой до неузнаваемости первоисточник. Более того, как справедливо констатирует Симонов, «популярность в данном случае сослужила балету недобрую службу: утрачена часть хореографии, смешались разные редакции, даже музыка исполняется с множеством купюр…». И потому он  выбрал другой путь, проделав большую предварительную работу по восстановлению утраченного как в музыке, так и в хореографии, стараясь сохранить подлинность авторского замысла, не став однако рабом замысла собственного.

Спектакль получился  гармоничным, чувствуется, что все его создатели единомышленники. Предельно скупое, но при этом чрезвычайно выразительное оформление сцены, решенное художником-постановщиком, лауреатом национальной премии «Золотая маска» Эмилем Капелюшем, в соединении со световым оформлением – лауреат-«золотомасочник» Александр Мустонен – рождает необходимое, порой резко контрастное в зависимости от происходящих на сцене событий, настроение. Очень хороша работа художника по костюмам Ирины Коровиной. Стильные, созданные с определенной долей изысканности, красочные, они радуют глаз и вносят свой очень важный для балета штрих, где все должно олицетворять красоту.

Особой благодарности заслуживает оркестр во главе с Анатолием Рыбалко. Музыка «Лебединого озера» – ярчайшая симфоническая партитура и по сравнению с двумя более поздними балетами –  «Щелкунчиком» и «Спящей красавицей», – пожалуй, отличается наибольшим богатством и мелодическими красотами. Возможно, такое суждение субъективно, но здесь почти нет проходных эпизодов, и именно музыка подсказывает соответствующее образное и хореографическое решение. При том, что без полнокровности оркестрового звучания не может обойтись, с одной стороны, трагедийный смысл произведения, с другой – яркая, темпераментная стихия массовых танцев, партитура изобилует солирующими тембрами. И артисты оркестра во главе с концертмейстером Людмилой Ельковой не подводят маэстро.

Нельзя не порадоваться тому, как выглядит кордебалет. Он кардинально изменился за годы работы в театре Кирилла Симонова. И, конечно, этому поспособствовали и педагоги-репетиторы, вложившие в работу над спектаклем свою энергию, бесконечное терпение и мастерство: Екатерина Ковалева, заслуженная артистка Карелии Алевтина Мухортикова, Елена Сагындыкова, заслуженный работник Карелии Алексей Зарицкий и Вадим Харитонов. Честь им и хвала. Хоть не всегда ножки у девушек-лебедей поднимаются в одну линеечку, но это такие мелочи, которые вполне исправимы, к тому же они могут быть объяснены премьерным напряжением и волнением.

Классический балет немыслим без ярких солистов, и в «Лебедином озере» это прежде всего исполнительницы двух партий – Одетты  и Одиллии. В легенде, по мотивам которой создавался балет, главная героиня Одетта, прекрасная принцесса, заколдована чародеем Ротбартом и превращена в белого лебедя, которого освободит от заклятия только верная любовь. Встреча с принцем Зигфридом, дающим клятву верности, обещает победу над чарами злодея. Но Ротбарт не может допустить собственного фиаско и на бал, где Зигфрид должен выбрать себе невесту, приводит собственную дочь, которая поражает принца своей красотой и сходством с Одеттой. Его выбор сделан. Ротбарт соединяет руки молодых. И только появление видения Одетты напоминает принцу о данной ей клятве.

В многочисленных метаморфозах балета постановщики превращали Одиллию в черного лебедя, поскольку на балу она появилась в черном платье и под властью Ротбарта была олицетворением зла. По сути, в образах двух лебедей воплощалась типично сказочная дилемма добра и зла, любви и коварства. Но она не обязательно является атрибутом только сказок и романтических легенд. Как часто в реальной жизни идеальная любовь оборачивается впоследствии своей противоположностью…

Симонов напоминает, что изначально в балете не было черного лебедя, что Одиллия – просто дочь Ротбарта.  Понятно, что именно психология реальности волновала балетмейстера в реализации замысла. Он совершенно замечательно показал эту психологическую амбивалентность в сцене, когда Одиллию подменяет Одетта – истинная возлюбленная принца. Сходство девушек в сценической истории балета породило редкую практику исполнения партий обеих героинь одной танцовщицей. Это трудно, не каждая может справиться с двойной нагрузкой. Да и полярная разность темпераментов героинь не всегда может это позволить. Но Симонов использовал эту возможность, и в спектакле, прошедшем 4 марта, Юки Окоти блестяще справилась с этой двойственностью. Одетта и Одиллия в ее исполнении трактованы такими, какими они и должны быть в музыкальной драме Чайковского. Исполнение Юки – ее несомненный заслуженный успех.

Одетта - Юки Окоти, Зигфрид - Мотоя Араки. Фото Юлии Утышевой
Одетта — Юки Окоти, Зигфрид — Мотоя Араки. Фото Юлии Утышевой
Друг принца - Такахиро Цубо. Фото Юлии Утышевой
Друг принца — Такахиро Цубо. Фото Юлии Утышевой

Все три сольные мужские партии – Зигфрида, его друга и Ротбарта – исполнили соответственно Мотоя Араки, Такахиро Цубо и Иван Азанов. Каждый по-своему хорош в своей роли, но, конечно, приоритет следует отдать Мотоя Араки. Его стать и редкостная прыжковость демонстрируют большие возможности и надежды на дальнейший рост к вершинам мастерства.

Успешного вам плавания в «Лебедином озере», создатели и участники этого замечательного спектакля!

Сцена из спектакля "Лебединое озеро" в Музыкальном театре Карелии. Фото Юлии Утышевой
Сцена из спектакля. Фото Юлии Утышевой

 

  • ИЛ

    Моя подруга только что вернулась из Риги, где побывала на балете «Лебединое озеро». Она поделилась со мной своими впечатлениями. Ей интересно было сравнить оба спекткаля: нашего, только что поставленного, который она посмотрела, и рижского театра. Она сказала примерно следущее: » Вот, мы часто ругаем наш театр, не дооценивая его поставновки..Но нам не с чем сравнить! А наш спектакль- прекрасный, по сравнению с рижским! Хотя там b сцена огромная, b лебедей, столько, сколько нужно..Но! И танцуют наши гораздо лучше, и кордебалет наш отличный, и постановка у нас более современная и интересная, как и сценография! А от рижского «Лебединого озера» нафталином пахнет…» Вот так, господа! А я вспоминаю, как после постановки Симоновым «Щелкунчика», через два дня после премьеры, попала на одноименный балет в Киевском оперном театре.. И что же??? Наш спектакль был просто восхитителен по сравнению с киевским, правда, солисты там танцевали замечтаельно, надо отдать должное..