Культура

Слово вольное поведала…

Портрет И.А. Федосовой с выставки в музее-заповеднике «Кижи"

В Петрозаводске прошла научно-практическая краеведческая конференция «Федосовские чтения»

«Где-то сбоку открывается дверь, и с эстрады публике в пояс кланяется старушка низенького роста, кривобокая, вся седая, повязанная белым ситцевым платком, в красной ситцевой кофте, в коричневой юбке, на ногах тяжелые, грубые башмаки. Лицо все в морщинах,  коричневое… Но глаза – удивительные.  Серые, ясные, живые – они так и блещут умом, усмешкой и тем еще, чего не встретишь в глазах дюжинных людей и чего не определишь словом…».

Так описывал свои первые впечатления Максим Горький от встречи с Федосовой в 1886 году  в Нижнем Новгороде, куда Ирина Андреевна приехала выступать с концертами.

Впечатление на слушателей она производила ошеломляющее. Более 100 лет прошло с того времени, а исследователи  все еще задаются вопросом: в чем творческий секрет неграмотной заонежской  крестьянки?  Почему спустя столетие исследователи, и не только они, обращаются к ее творчеству, именно ее называют народной поэтессой? Вариантам ответа на этот же вопрос и была посвящена и научно-практическая краеведческая конференция «Федосовские чтения», которая прошла 27-28 апреля в Петрозаводска. Конференция посвящена 190-летию со дня рождения И.А. Федосовой.

В дни работы конференции в Национальной библиотеке работала книжная выставка, посвященная И.Ф. Федосовой
В дни работы конференции в Национальной библиотеке работала книжная выставка, посвященная И.Ф. Федосовой

Один из участников конференции, выступивший с докладом на пленарном заседании, кандидат филологических наук Михаил Алексевский, урбанист, социальный антрополог, фольклорист, руководитель Центра городской антропологии КБ «Стрелка» (Москва), напомнил такой факт. После публикации первых записей от Федосовой собирателя Е.В. Барсова можно было ожидать, что на волне  появившегося интереса читающей публики появятся новые издания. Отнюдь, хотя во всех губерниях, в том числе и в Олонецкой,  жили и занимались творчеством тысячи сказителей, плакальщиц, сказочников… Однако следующее издание появилось только через 40 лет! Что, другие исполнители  были хуже?  Записи, сделанные в то время,  хранятся во многих архивах, в том числе и в архиве Карельского научного центра как… отбракованные, не подтверждают это.  Они свидетельствуют: другие  были не хуже. Федосова была лучшей.

Михаил Алексеевский
Михаил Алексеевский

Ирина Андреевна Федосова, сама того не ведая, конечно, вобрала в свое творчество всё лучшее, чем отличались другие: искусство импровизации, способность причитать все обряды, мастерство публичных выступлений и, наконец, социальную заряженность своих причитаний и плачей, чего не было ни у кого другого.  Как вспоминала сама: «Я грамотой не грамотна, зато памятью я памятна, где что слышала, пришла домой, все рассказала, будто в книге затвердила, песню ли, сказку ли, старину ли….С малолетства любила я слушать причитанья…».

Историю семьи Ирины Андреевны напомнила кандидат  филологических наук, начальник отдела истории и этнографии музея-заповедника «Кижи» Светлана Воробьева. Светлана Васильевна  установила точную дату рождения И.А. Федосовой. Видеозапись доклада Светланы Воробьевой смотрите на сайте НБ РК: library.karelia.ru

К Заонежью у музея давние научные интересы, а значит, и к Ирине Андреевне Федосовой. Кстати, заонежские плотники  возводили знаменитые кижские храмы. В 2011 году музей выпустил великолепный альбом «Ирина Андреевна Федосова – вопленица и поэтесса» с приложением – видеофильмом об И.А. Федосовой. В юбилейные дни в выставочном зале музея в  Петрозаводска открыта выставка, посвященная великой, без преувеличения, заонежанке.

Среди авторов альбома – кандидат  филологических наук, ныне старший научный сотрудник сектора фольклористики с фонограммархивом Валентина Кузнецова. Творчество Ирины Андреевны Федосовой в сфере ее научных изысканий, а темой выступления на чтениях стали «Христианские мотивы в причитаниях И.А. Федосовой».

Открытие и пленарное заседание конференции проходило в Национальной библиотеке РК
Открытие и пленарное заседание конференции проходило в Национальной библиотеке РК

Кроме ученых Карелии в чтениях приняли участие представители научных школ Москвы и Санкт-Петербурга. Так темой доклада доктора филологических наук, ведущего научного сотрудника Института русской литературы (Пушкинский дом, Санкт-Петербург)  Татьяны Ивановой стало «Онего/Онегушко и Петровский город в олонецких причитаниях». Из воспоминаниях самой  Ирины Андреевны известно, что несмотря на то что именно она уговорила своего второго мужа переехать в Петрозаводск, она тосковала по родному Онегушко. Спасало то, что дом семьи Федосовых находился  в районе нынешнего исторического квартала, недалеко от набережной, где Ирина Андреевна проводила долгие часы.

Говоря о творчестве Ирины Андреевны Федосовой, нельзя обойти молчанием ученого, который более полувека своей научной деятельности посвятил изучению и популяризации творчества знаменитой заонежской сказительницы. Речь идет об ученом-фольклористе с мировым именем, выдающемся литературоведе, члене-корреспонденте Академии наук СССР Кирилле Васильевиче Чистове. С 1948-го по 1955 год он читал лекции в Карельском государственном педагогическом университете. И в этот период жизни особое внимание обратил на творчество замечательной заонежской вопленницы из деревни Кузаранда Медвежьегорского района Ирины Андреевны Федосовой. Кирилл Васильевич много сделал  для увековечивания памяти И.А. Федосовой  в Петрозаводске, установке памятника на ее могиле в Кузаранде.

«И.А. Федосова в исследованиях К.В. Чистова» — тема доклада другого известного в Карелии ученого —  Софьи Михайловны Лойтер, доктора филологических наук, профессора Петрозаводского государственного университета.  По мнению Софьи Михайловны, второе издание книги «Причитанья Северного края, собранные Е.В. Барсовым» в 1997 году в серии «Литературные памятники» — это «возвращение одного из крупнейших в мировой науке собраний фольклорных текстов».  Это возвращение и Ирины Андреевны Федосовой. Издание подготовили Б.Е. и К.В. Чистовы.

Доклады и выступления, прозвучавшие на секциях, были посвящены не непосредственно личности Ирины Андреевны Федосовой и ее творчеству, но той культурной, духовной атмосфере, жизни Русского Севера в общем, и Заонежья в частности. Как писал Кирилл Васильевич Чистов, Федосова исполняла «традиционные былины, баллады, свадебные песни… в том виде, в каком восприняла от других певцов. Другие поэтические произведения были созданы ею самой, но опять-таки «на основе традиции, выработанной сотнями, а может быть, тысячами ее предшественниц».

Одним словом, народная, крестьянская культура, сформировавшаяся веками в этом удивительном уголке – Заонежье – и была той живительной средой, в которой только и могла появиться такая народная поэтесса. Поэтому на секционных занятиях выступали не только ученые, но краеведы, учителя, сотрудники библиотек, местных музеев.

Ученики Шуньгской школы показали на заонежском диалекте сказку «Маша и медведь». Первая справа – председатель общества «Заонежье» Валентина Сукотова
Ученики Шуньгской школы показали на заонежском диалекте сказку «Маша и медведь». Первая справа – председатель общества «Заонежье» Валентина Сукотова

И еще об одном факте хотелось бы сказать: первые  Федосовские чтения состоялись ровно 20 лет тому назад, в 1997 году. И если они выжили во всех наших кризисах и передрягах, то только благодаря инициативе общества «Заонежье» и его главе Валентине Сукотовой. Более того, она стала проводить (через год, чередуя со взрослыми) малые Федосовские чтения, в которых принимают участие ученики средних школ заонежских сел. Причем, чтения проводились именно там, в Заонежье: Шуньге, Толвуе, Великой Губе.

Завершить же свой небольшой отчет с конференции хотелось бы обращением Софьи Михайловны Лойтер, которым она закончила свое видеовыступление: в Петрозаводске, где 20 лет жила Ирина Андреевна Федосова, где не раз выступала, должен  быть ее памятник. Это долг Карелии и ее столицы перед своей великой соотечественницей. Как известно, в Петрозаводске была объявлена  и началась благотворительная акция по сбору средств на памятник. Как  бы, растянувшись на многие месяцы, а то годы (глядишь, и юбилей прошел!) она не утонула бы в реке забвения. До следующего юбилея?