Великая Отечественная. 1941 - 1945, Культура

«Сегодня радостный день победы над нашим врагом…»

Письма военных лет из фондов Национального музея Карелии
Письма военных лет из фондов Национального музея Карелии

В канун 9 мая в Национальном музее Карелии представили новые поступления в музейные фонды. Главными героями стали письма военных лет

Есть официальная история Великой Отечественной войны, которая постоянно в последние годы «переосмысливается». Опубликованы тысячи воспоминаний военачальников, партизан, журналистов и, наверное, столько же еще неопубликованных ждут своей очереди. И есть еще одна история войны, у которой миллионы авторов, — история в письмах военных лет.

Знаменитые треугольники без марки со штемпелем, ставшие своеобразным символом той эпохи.  Прежде чем они попадали в руки адресатам, письма проходили цензуру. Но она не могла вымарать из них самое главное, что особенно дорого сейчас: по сути, это документальный рассказ о том, как жил, о чем думал, мечтал человек на войне.

На пресс-показе в Национальном музее были представлены новые поступления в музейные фонды. Молодых участников показа больше привлекли вещи, полученные СССР в годы войны по ленд-лизу — программе поставок союзниками вооружения, боеприпасов, оборудования, сырья, обмундирования, продуктов питания.

У каждого, теперь уже музейного экспоната, своя история, общее только одно: в фонды все попали благодаря сдатчикам. Так прозаически называют тех, кто приносит в музей семейные реликвии. Моя коллега, журналист «ТВР-Панорамы» Ольга Малышева год назад передала кожаный военный плащ, который принадлежал ее свекру Ивану Сергеевичу Малышеву и который он получил в годы войны благодаря ленд-лизу.

Музейно-выставочный комплекс «Полет» поделился банкой американской свиной тушенки, она находится сегодня на выставке, посвященной партизанскому движению в Карелии. Около 2,5 млн таких банок было отправлено в Советский Союз по ленд-лизу.

Почерневшая от времени банка – та самая ленд-лизовская тушенка
Почерневшая от времени банка – та самая ленд-лизовская тушенка
Юрий Москалев, представитель музейно-выставочного комплекса «Полет», давнего партнера Национального музея
Юрий Москалев, представитель музейно-выставочного комплекса «Полет», давнего партнера Национального музея

И все же главными героями нынешнего пресс-показа в музее стали письма военных лет. 72 года со Дня Победы мы отмечаем 9 мая. Уже нет в живых не только тех, кто писал, но и кому они были адресованы, и теперь дети, внуки и даже правнуки хранят их как семейные реликвии. В них подлинное дыхание войны. Их часто писали в короткие часы отдыха между боями, когда «до смерти четыре шага». Писали, чтобы хоть на короткое  время вернуться в мирную жизнь. Писали, представляя, как будут рады дома, когда получат сложенный в треугольник листок. Как будут читать его вслух или передавать друг другу. А потом спрячут, словно оно поможет сберечь своего солдата.

Несколько лет назад Национальный архив Карелии издал  письма военных лет, через какое-то время вышло второе, дополненное издание. Обе книги сегодня библиографическая редкость. Я читала обе книги. Знаете, о чем эти письма в своем самом главном? О Любви («Сегодня приснились вы мне во сне. Как хотелось бы мне вас повидать…»), о Надежде, о Вере. И меньше всего о войне («Фриц бомбит, больше не могу писать…»).

Одним из гостей пресс-показа был Владимир Егорович Патроев. Он передал в музей письмо своего отца из… финского плена. Долгое время оно хранилось у старшего Петра, а после его смерти вдова передала его второму брату. Семья долгое время ничего не знала о судьбе Егора Ивановича Патроева, лейтенанта, сапера. Официальное сообщение: пропал без вести. Но Егор Патроев дождался освобождения, ему вернули  офицерское звание и вновь отправили на фронт. А через какое-то время новое извещение командования: пропал без вести… Родные обращались в военные архивы,  ведомства, ответ тот же – сведений нет. И только это письмо от 30 октября 1943 года осталось: жив, раненого взяли в плен, надеется вернуться.

Письмо лейтенанта Егора Ивановича Патроева из Матвеевой Сельги
Письмо лейтенанта Егора Ивановича Патроева из Матвеевой Сельги
Владимир Егорович Патроев передал на хранение письмо отца из плена
Владимир Егорович Патроев передал на хранение письмо отца из плена

Среди тысяч писем есть особая категория, музейщики называют их «Письма Победы». На конверте письма, которое получили петрозаводчанки сестры Тароевы от брата, стоит штемпель: 9 мая 1945 года. А в письме: «… сегодня радостный  и долгожданный день, день победы над нашим врагом, и поэтому я всем пишу и поздравляю с этим победоносным днем…» И слова надежды: мол, все теперь будет хорошо, главное, дошли до Победы, вернемся, будем работать.

Письмо Победы от 9 мая 1945 года, написанное  Максимом Тароевым
Письмо Победы от 9 мая 1945 года, написанное Максимом Тароевым
Эти письма Победителям. оставляли юные посетители музея и выставки. Писали не только петрозаводские школьники, но и туристы из других городов
Письма Победителям оставляли юные посетители музея и выставки. Писали не только петрозаводские школьники, но и туристы из других городов

В отделе реставрации Национального архива Карелии мне рассказывали, что каждый год, особенно весной, сюда приносят пожелтевшие, часто совершенно истертые на сгибах  листки – письма военных лет. Приносят с одной просьбой: помочь вернуть им жизнь.

Ну а новое пополнение посетители увидят или на выставках, посвященных Великой Отечественной войне, или в постоянной экспозиции: появилась надежда, что к 100-летию государственности Карелии будут отреставрированы новые площади музея и там появится постоянная экспозиция, посвященная Карельскому фронту.

Экспозиция, посвященная карельским партизанам, привлекает не только людей старшего поколения
Экспозиция, посвященная карельским партизанам, привлекает не только людей старшего поколения
Первоклассники петрозаводского лицея № 40
Первоклассники петрозаводского лицея № 40

Фото автора и пресс-службы Национального музея Карелии 

  • Из статьи:
    «Семья долгое время ничего не знала о судьбе Егора Ивановича Патроева, лейтенанта, сапера. Официальное сообщение: пропал без вести. Но Егор Патроев дождался освобождения, ему вернули офицерское звание и вновь отправили на фронт. А через какое-то время новое извещение командования: пропал без вести… Родные обращались в военные архивы, ведомства, ответ тот же – сведений нет. И только это письмо от 30 октября 1943 года осталось: жив, раненого взяли в плен, надеется вернуться».

    В этом абзаце сплошные загадки. Егор Иванович Патроев дождался освобождения из финского плена
    и был отправлен вновь на фронт?

    Судя по адресу на открытке «Почта для военнопленных», адресат ее, Мария Патроева, жила в 1943 году в Петрозаводске.

    • Михаил Гольденберг

      Это письмо действительно полно загадок. Я и мои коллеги впервые видим письмо из финского плена, доставленное в семью. Офицер Егор Патроев был возвращен из финского плена в Красную Армию. В звании рядового (это понятно) был снова отправлен на фронт и пропал без вести. Очевидно, о многом можно лишь догадываться.