Культура

Сергей Зятьков: «Слово «успех» – проклятие времени…»

Фото Анны Афанасьевой
Сергей Зятьков, студенты и преподаватели Петрозаводской консерватории

В Петрозаводске побывал композитор из Сургута, музыкальный куратор галереи современного искусства «Стерх». Речь шла о проекте «Югорский пояс», в котором будут участвовать карельские художники,  и не только о нем.

 

 

 Сергей Зятьков – академический  композитор, у него внушительный список сочинений, исполнения в России и за рубежом. Хотелось беседовать с ним  только о его музыке, но интересна также и его деловая деятельность (Сергей – замдиректора по проектной деятельности, музыкальный куратор галереи современного искусства «Стерх» в Сургуте), и взгляд на общие музыкальные проблемы.

Сергей Зятьков. Фото Александра Заики

 

Вы приезжали в Петрозаводск договориться о сотрудничестве с карельскими художниками. Что это за проект?

   

Проект «Югорский пояс» галереи «Стерх» передвижная выставка художников югорских регионов, которая планируется на осень 2014 года, с финишем в музее «Эрарта» в Санкт-Петербурге. В Петрозаводске с куратором  «Эрарты» В. Назанским смотрели площадку Выставочный зал, работы в мастерских. Неоценимую помощь в организации встреч оказала Мария Юфа с ней легко работалось. Проекты «Стерха» обычно включают концерты, всегда спецпроекты, связанные с текущей выставкой, визуальный компонент, мастер-классы, творческие встречи. В «Югорском поясе» тоже должен быть аудиовизуальный спецпроект. Здесь две темы взгляд (художественные рефлексии) в прошлое и будущее своего региона. Чтобы темы были явными и отличали этот проект от подобных, нужно делать упор и на молодых, на новые работы. Полгода есть…

    

Какие карельские художники будут участвовать в этом проекте?

 

Куратора «Эрарты» заинтересовали А. Трифонов, И. Инюткин, из молодых Н. Егорова, Ю. Шумилова. Это не все имена.

 

Будет ли концерт композиторов «Югорского пояса» в Петрозаводске?

 

Будет один концерт в «Эрарте», чтобы хватило бюджета, были сильный ансамбль и приличная площадка. К участию в коллективном проекте «Сердце Пармы»  (музыкальные иллюстрации, с хореографической перспективой по повести пермского писателя А. Иванова про югорские территории в канун прихода московитов) планируется пригласить композиторов Перми, Ижевска, Петрозаводска, Сургута, 8-10 авторов.

  

Вы много общаетесь с художниками. Оказало ли это влияние на ваше творчество?

 

Когда  работал в театрах, тянуло на драматичную музыку, преподавал в учебных учреждениях писал «для детей и юношества». В галерее начал писать музыку под сильным визуальным влиянием для выставок, по работам Л. Казбекова. Сейчас дописываю цикл «Сюрреалисты». Это  пьесы по творчеству Кирико, Ман Рэя, Танги, Миро и будут еще Руо/Дюбюффе и финал «Трактат о живописи». Есть ряд «литературных» вещей  квинтеты «Приглашение на казнь» (В. Набоков) и «Ирис  Ансельма» (Г. Гессе), квартеты «Затоваренная бочкотара» (В. Аксёнов) и «Стена  вокруг мира» (Т. Когсуэлл).

  

У вас также много музыки, связанной с образами сна. Почему?

  

При первых серьёзных опытах сочинения в юности была вера, установка, что музыку надо как мир обнаружить, надо, чтобы она явилась. Это вело дальше к какому-то застыванию, сосредоточению, долгим погружениям в то, что уже заимело какие-то определенные и привлекательные колористические звуковые ощущения. Всё это похоже на сон. Потом как-то натолкнулся  на такой же тип творчества не напряжения, а торможения, медитации у Скрябина… В юности было близко его творчество по разным параметрам.

    

То есть музыка уже есть или в самом человеке или во внешнем мире… Сейчас вы думаете точно так же?

  

Сейчас, наверное, стал музыку больше делать и писать гораздо быстрее. Может, теперь сочинение чаще выращиваю, чем обнаруживаю. Хватает малого один жест, ход, интонация и уже могу работать, и по этому каналу начинают выходить, подбираться все подходящие, наработанные музыкальные реакции. Но метод частых коротких погружений – медитаций – забываний – и снова погружений остался.

   

Вы сотрудничаете с известными ансамблями и композиторами из разных городов. Как воспринимает публика ту музыку, которая звучит на концертах «Стерха»?

    

Концертов современной музыки было за четыре года всего-то полтора десятка. Да, пока проблема для концерта ГАМ-ансамбля (Галерея актуальной музыки) или МАСМа (Московский Ансамбль Современной Музыки) набрать зал даже в 30 человек. Приходят не музыканты коллег из музколледжа или из филармонии почти не вижу, а просто знакомые да любопытные. На известное себя, любимого,  вытащить проблема, а тут вовсе три икса неизвестные музыка, ансамбль и площадка. Если бы не галерея, идущая мне навстречу, современка просто не звучала бы в городе вообще.

 

Примечание: Сургут – город по численности примерно равный Петрозаводску, но консерватории там нет, а значит сложностей с исполнением и пропагандой современной музыки больше. Тем не менее «Стерх» реализует музыкальные проекты, которые замечают и столичные критики.

 

Что для вас является критерием композиторского успеха?

      

Слово «успех» не из лексикона современных композиторов, оно проклятие времени. Успешен Г. Свиридов? Не слышал про зарубежные исполнения. Успешен Л. Десятников? Кинокомпозитор поневоле. Успешны Р. Щедрин, А. Раскатов? Не могут себе позволить жить и быть композиторами на родине. Для молодых российских авторов успех это, может быть, зарубежные исполнения и заказы. Но пока никто еще на этом серьёзной карьеры не сделал. В ХХ веке появилось слово «маверики» неуспешные композиторы-изгои, которым  неожиданно оказалась очень обязана история музыки. Для себя критерии успеха, понимая его как достижение важнейших профессиональных целей, предложу три. Личный сочинил и удивился сам себе, удивил других масштабное, цельное, живое получилось сочинение. Публичный люди после концерта подходят в растрёпанном состоянии и говорят какие-то новые для себя слова как будто бы предназначенные мне а что, да, мне. Экспертный коллеги не устают приглашать в проекты и даже если ругают, то как-то вежливо и длинно. Подумал, что есть общий цеховой успех, и он важнее, который в том, чтобы профессиональная традиция не слабела и приходили новые таланты.

 

 

Интервью с композитором подтверждает, в какой сложной ситуации находится современная музыка. Для кого она создаётся? Кто её потенциальный слушатель? В Карелии такая проблема тоже есть, но она решается. В консерватории создан Дискуссионный клуб Аrt-Progress, куда может прийти любой желающий, чтобы послушать и обсудить сочинения современников, активно работает Молодёжное отделение Союза Композиторов Карелии «МолОт». Есть исполнители-энтузиасты (А. Дикоев, другие), благодаря которым новые сочинения звучат, и это важно, ведь для того, чтобы иметь право сказать «нравится не нравится», надо эту музыку слышать.

                                          

 

  • Ольга

    Сергей ЗЯТЬКОВ: «Успешен Г. Свиридов? Не слышал про зарубежные исполнения.»

    http://intoclassics.net/news/2009-06-04-6364 Вокальную поэму «Петербург» Георгий Васильевич Свиридов писал почти 20 лет и закончил ее только в 1995 году специально для того, чтобы ее исполнили известнейший баритон современности Дмитрий Хворостовский и пианист Михаил Аркадьев. Мировая премьера вокального цикла «Петербург» состоялась в мае 1996 года в Лондоне, в Вигмор-холле в присутствии композитора. Девять произведений цикла написаны на стихи величайшего поэта Серебряного века Александра Блока