Главное, Культура

Тайны выцветших строк

Интерес журналистов к изданиям, выходившим 100 и более лет назад, понятен
Интерес журналистов к изданиям, выходившим 100 и более лет назад, понятен

Многие из них, хранящиеся в архивах, уже вышли на свет за минувшее столетие, но сколько еще осталось там в фондах и ждет исследователей!

Национальный архив  Карелии пригласил  журналистов, чтобы официально объявить начало празднования 100-летия архивной службы России и Республики Карелия, которое  предстоит  отметить в 2018 году.

Старт юбилейного года объявила заместитель министра культуры Карелии Варвара Лебедева, подчеркнув, что архивы – это учреждения культуры, таковыми они были и будут. План же праздничных мероприятий, рассчитанный на год и утвержденный приказом минкульта, включает конкурсы, выставки, лектории, акцию «Архивные тайны: паутина столетия», архивные недели, V Международную научно-практическую конференцию «Документальное наследие: новый век» и многое другое.

Даже при беглом знакомстве с планом, а текст его размещен на сайте министерства, бросается одна особенность: несмотря на свой весьма солидный возраст архив, не изменяя стоящим перед ним задачам и своему назначению, продолжает начатую несколько лет назад политику, направленную на открытость и доступность.  Достаточно сказать, что многие документы, каталоги фондов сегодня выложены в Интернете – на сайте Национального архива Карелии. О чем полвека назад и помыслить было бы трудно.

Даже внешний суровый вид здания, в котором многие годы размещается архив, словно предостерегал: помните, куда вы пришли. Ну а чтобы пустить людей с улицы в святая святых – в фондохранилища, об этом было трудно не только подумать, но и мечтать еще лет двадцать назад. И это при том, что в рекламе,  пиаре своей деятельности архивисты не нуждаются и сейчас, а раньше тем более..

О нет, свое богатство архивы продолжают хранить надежно, как это было десятилетия и века. Сегодня это более двух миллионов документов, четвертая часть которых – раритеты дореволюционного периода.  Долгое время считалось, что самый ранний документ в Национальном архиве Карелии датируется 1710 годом, но последние разыскания  специалистов обнаружили документы более ранние – 1690 года, рассказала главный архивист Национального архива Елена Гаврилова.

Главный архивист Елена Гаврилова стала гидом журналистов в фондохранилище – святая святых любого архива
Главный архивист Елена Гаврилова стала гидом журналистов в фондохранилище – святая святых любого архива

Коллектив карельского архива, один из не очень многих в СССР, сумел вывезти фонды в годы Великой Отечественной войны, спасая их от  безвозвратной потери, а затем в целости и сохранности вернуть в Петрозаводск. Во все годы работать сюда приходили специалисты на долгие годы, вернее, служить своему делу. Эта традиция  сохранилась и сейчас. В крошечном актовом зале архива написаны сотни диссертаций – кандидатских, докторских, а уж дипломным работам и счета нет.

Одно из дел: более 1300 документов
Одно из дел: более 1300 документов!

Писатель Татьяна Устинова, устами одного из героев одной из своих книг, посвященной истории I Государственной думы  (герой по специальности  историк), утверждает:  работники архивов — это люди, которые всегда готовы помогать, а еще они любят прошлое, собранное в их архивах так, будто это никакое не прошлое, а живая сегодняшняя жизнь. И еще: складывалось такое чувство, что работники архива «заранее уже уважали того, кто обращался к ним, уважали за интерес к прошлому, которое только казалось мертвым и ненужным, а на самом деле … готовый учебник, надо лишь внимательно читать, запоминать, изучать, вникать, чтобы не повторять ошибок». Архивисты это знали всегда.

Готова подписаться  под этими словами, потому что, обратившись впервые в архив в поисках  материалов о первом национальном вепсском художнике, встретилась именно с таким человеком — сотрудницей читального зала Хельви Осиповной Инно, она уже  ушла из жизни, к сожалению. С архивными документами и старыми изданиями  я, тогда еще зеленый журналист, работала впервые и оказалась  просто не состоятельной и утонула бы в массе материалов.  Я была не историком и исследователем, а просто журналистом. Моим спасателем и стала Хельви Осиповна. То, что она сделала тогда, не входило в ее прямые должностные обязанности, но…  В один из дней она вызвала меня в коридор и тихо, чтобы не мешать другим, работавшим в читальном зале, сказала, что постарается  помочь, очень подозревает, что интересующие меня  материалы найдутся  в одном из фондов. И как только у нее появится немного свободного времени, она поищет. Она позвонила где-то через неделю в редакцию и с гордостью сказала, что интуиция ее не подвела, нашлись материалы.  Радость открытия мы разделили пополам. И я такая была у нее не одна. С тех пор, а прошло уже не  одно десятилетие, для меня понятие  «сотрудник архива» связано с этой увлеченной, эрудированной, интеллигентной, умной женщиной.

Вот так хранится история
Вот так хранится история

Здесь, в архиве, и это уже давно сложившаяся традиция, работает специфический коллектив: в основном женщины с высшим образованием, кто-то имеет и ученую степень, но при этом с весьма скромными зарплатами. И это при том, что с апреля 2016 года архивы России  находятся в подчинении Президента России, что, согласитесь, подчеркивает ту важность и роль, которую играют эти учреждения культуры в жизни нашего общества.  

Не буду пересказывать весь план мероприятий юбилейного года, он доступен на сайте минкульта, но на одном все-таки остановлюсь – на акции «Имена в истории архивного дела Республики Карелия». Откроет ее Николай Васильевич Хрисанфов.  Фамилия мало кому известная, а знать бы стоило. Он родился в бедной карельской крестьянской семье. Учился в Петрозаводском городском училище, учительской семинарии, Московском университете имени А.Л. Шанявского. Окончил историко-филологический факультет Ленинградского университета. В годы Октябрьской революции активный член партии левых социалистов-революционеров. В 1924 году был назначен заведующим Карельским Центральным архивным бюро. Именно под его руководством, считают историки и специалисты Национального архива,  и была создана архивная служба, сохранены тысячи дореволюционных архивных документов.  С 1936 года  Н. Хрисанфов —  научный сотрудник историко-революционной секции Карельского научно-исследовательского института. В 1937 году он был арестован, а в 1938-м расстрелян в Сандармохе. В 1956 году реабилитирован. Люди, хранившие историю, сами становились участниками  трагической истории страны.

Несмотря не то что за 100 лет многие тайны выцветших строк стали доступны, сегодня в нашем архиве  еще только около 4 процентов документов находятся под грифом «Секретно» (это практика архивов всего мира), но несколько раз в год собирается специальная комиссия, который снимает этот гриф. Однако, тайн этих даже в нашем архиве еще очень много, и совсем не потому, что они до сих пор засекречены, а потому что с годами становится, увы, все меньше желающих заняться ими.

В одном из недавних номеров журнал «Огонек» опубликовал результаты опроса общественного мнения россиян: откуда современный житель страны в основном черпает знания по истории России. Результат весьма  интересен. На первом месте – телевидение и кинофильмы, где-то в середине списка – музеи и научные труды ученых, ну а архивы попали, судя по всему, в раздел «Другие источники» в самый конец. А как же с утверждением, что «нельзя научиться жить сегодня, не выучив того, что было вчера»? Почему же, учимся —  по красивым киносказкам.

Не пиара ради, но только чтобы пробудить  интерес не только у современных историков и краеведов, архивисты столь же регулярно  в последние годы организуют выставки-презентации. Правда, выставки очень короткие – максимум день, а то и просто несколько часов. Причина банальна: проводить их приходится в читальном зале, а он постоянно востребован.  

Год назад, во время годового отчета директор Национального архива Карелии Ольга Жаринова поделилась надеждами, связанными у коллектива со строительством нового здания архива. Новые поступления растут из года в год, в фондохранилищах, оборудованных по последнему слову ХХ века (XXI век здесь еще не наступил) становится тесно, как в коммунальной квартире 20-х годов прошлого века. Да и бумага – самый хрупкий хранитель информации.

А вот в новом здании архива, которое все-таки когда-нибудь да построят (обещают уже несколько лет!),  будет специальный выставочный зал, в витринах которого разместят редкие документы по  тому или иному периоду нашей истории, издания самого архива. Издательской деятельностью коллектив  занимается постоянно, находит средства. Наконец, появится современный реставрационный отдел, в Национальном архиве существует единственное в республике подразделение, которое занимается реставрацией бумажных носителей. Мне довелось видеть, из какого состояния возвращают к жизни документы специалисты-реставраторы! Год назад шла речь о том, что если не строительство (об этом и не мечтали), то хотя бы разработка проектно-сметной документации начнется в юбилейном году. О таком подарке можно было только мечтать. Судя по всему, мечтой этот подарок так пока и остается.

Замдиректора Национального архива Карелии Ирина Петухова представила дореволюционные местные издания, хранящиеся в архиве, рассказала о личных фондах журналистов Карелии и преподнесла «символический подарок»
Замдиректора Национального архива Карелии Ирина Петухова представила дореволюционные местные издания, хранящиеся в архиве, рассказала о личных фондах журналистов Карелии и преподнесла «символический подарок»

На этот раз не гости, участники пресс-конференции, пришли с подарками, а хозяева преподнесли им таковой. Из тьмы столетия архивисты вытащили еще один юбилей:  оказывается, ровно 100 лет назад, в 1918-м, был создан профессиональный союз карельских журналистов. А возглавил его человек, который мог бы стать героем самого закрученного авантюрно-приключенческого романа.

Уверена, что вряд ли вам что-то  говорит имя Андрея Де-Ливрона. В те годы он сотрудничал с местными газетами, поэтому по предложению коллег и возглавил новый  союз. Вот только некоторые штрихи его биографии. Окончил морской кадетский корпус, плавал на военных кораблях российского военного флота, участвовал в Русской-Японской войне, был ранен, попал в плен. Пока находился в Японии, окончил Токийский университет, стал  создателем русско-японского словаря. Когда вернулся в Россию, был уволен со службы и отдан под суд в связи с отказом применить силу против участников  Кронштадтского выступления. Бежал в США, где учился на  юридическом  отделении Чикагского университета. Снова уехал в Японию. В 1914 году вернулся в Россию, был восстановлен на службе и занимался контрразведкой на Дальнем Востоке.

В 1918 году оказался в силу ряда жизненных перипетий в Олонецкой губернии, где служил в губвоенкомате. В 1920 году Де Ливрон  был арестован, правда, не как журналист, а как начальник второго отдела (морская агентура) Регистрационного управления полевого штаба  РВСР и в том же году расстрелян. И все это вошло в короткие 40 лет жизни.

Это имя и  юбилей архивисты и подарили  участникам своей юбилейной пресс-конференции. Символический подарок, согласитесь.

Фото Валентины Чаженгиной

  • Нина Предтеченская

    Спасибо за замечательную статью! Такое богатство имеем и так мало его используем!

  • Irina Petuhova

    Огромное Вам спасибо за память о Хельви Осиповне. Вы — третий человек, который за небольшой промежуток времени вспомнил о ней. А это значит, что память о ней жива и жизнь, и дела ее были не напрасны.

  • Валентина Акуленко

    И ТЕКСТ ДОСТОЙНЫЙ, УВЛЕКАЕТ. И ЗАГОЛОВОК ОТЛИЧНЫЙ! ВСЁ- С ХАРАКТЕРНЫМ ДЛЯ АВТОРА ЧУВСТВОМ МЕРЫ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ. СПАСИБО!