Дом актёра, Культура

Любовь Васильева: «У меня с театром роман!»

Любовь Васильева. Фото Ирины Ларионовой
Любовь Васильева. Фото Ирины Ларионовой

#Культурный_лидер

«Всего у нас 14 артистов. И никто не увольняется. Только резюме шлют. Мечтаю еще о двоих, с нашим-то интенсивом. В год мы даем  более 400 (!) спектаклей!»

В этом проекте Виктория Никитина рассказывает о людях, которые сохраняют и развивают культуру Карелии. Это невозможно без тех, кто не боится брать на себя ответственность, поддерживает творцов и открыт новым идеям.   

Новый герой проекта — директор Театра кукол Карелии Любовь Васильева.

Торжественная обстановка, полный зал, вручение республиканских премий «Сампо»…. Присуждается Петрозаводскому Театру кукол… И на сцену птицей влетает Любовь Николаевна Васильева. Ни секунды одышки, молодо светится, в словах благодарности — чистая радость за признание работы ее коллектива, большой семьи.

В послужном списке Любови Николаевны — руководство Русским драматическим и Музыкальным театрами, колледжем культуры, и вот уже 10 лет она возглавляет Театр кукол Карелии.

Мы разговариваем о жизни культурного лидера в директорском кабинете. Уютно, светло, тепло, награды, книги, куклы, документы.

– Любовь Николаевна, какой он, ваш театр кукол?

– Ох… Мой театр – директорский. У меня художественного руководителя нет, приходится самой выполнять эту роль. Это не исключение из правил, такие театры есть, безусловно. Но это ведь счастье, когда и худрук, и главреж, и директор разные люди. Потому что роли разные. Директор главным образом должен выполнять множество функций для того, чтобы обеспечить оптимальные условия для творческого процесса.

Мне приходится окунаться в творчество с головой, следить за течениями, трендами. Благодаря этой неугомонности своей понимаю, куда двигаться театру. Ведь жизнь, рост – в  развитии, в движении, поэтому у нас появляются такие режиссеры, как Жюгжда, Ибрагимов, Янушкевич, Тумина, Константинов…

Понимаете, множество детских государственных театров работают очень спокойно. Выполняют программу, так сказать. Но если рутина не твое, если хоть раз задана собственным трудом планка  — нужно соответствовать. Зато режиссеры, даже незнакомые, к которым еще ни разу не обращался, оказываются, знают, впечатлены, готовы работать!

Мы уже сегодня знаем с какими режиссерами будем работать в 2021 году, о спектаклях 2022-го веду переговоры.

– Вы так свободно выбираете звездных режиссеров… Финансов хватает?

– Государственной субсидии, выделяемой театру, не совсем хватает, я считаю ее надо увеличить. Мы выделенной субсидией покрываем коммунальные расходы и заработную плату. Чтобы выйти на уровень среднего показателя заработной платы, мы должны еще доложить минимум три миллиона.  А ведь еще есть затраты из собственных средств на содержание здания, охрану, ремонтные работы, аренда складов для хранения декораций и так далее.

Детские театры всегда финансировались по остаточному принципу. Это такое снисходительное отношение: «колобки и репки, найдете, на что поставить». Но ведь жизнь меняется стремительно! Дети сейчас технически продвинуты, их внимание удержать сложно. Чтобы до них достучаться, мы не можем показывать архаичный спектакль, собранный по старинке, мы волшебство должны создать!

В Рязани, как только театр кукол получил техническую реконструкцию, то сразу вырвался вперед, абсолютно выделяется из ряда региональных театров. В Казани, Ульяновске, Екатеринбурге, Белгороде правительство вкладывается в детские театры. И это очень правильно, разумно. То, что вложится в детей сегодня, станет нашим будущим.

Нам очень повезло с 2017 года, попасть в партийный проект «Единой России» в области поддержки культуры малой родины, в подпрограмму  «Театр детям», которую инициировал Сергей Безруков. Благодаря этой программе мы получили средства, на которые обновили оборудование.

В 2019 году получили самый большой транш по программе и приобрели автобус для гастрольных поездок!  В рамках финансирования по программе можем  приглашать прекрасных режиссеров.

И это не только у нас такой позитив. На фестивалях замечаем, как сильно, благодаря этим вливаниям в культуру, повысился качественный уровень детских спектаклей. Нам стали доступны передовые технологии, новые условия дали результаты, случился настоящий творческий прорыв в России.

Финансирование по этой программе на два года вперед. И это очень правильно! Спасает от напряженного поиска средств, от срывов сроков из-за недофинансирования.  Например, в июне 2020 года у нас начнутся репетиции нового спектакля режиссера Игоря Казакова. Запустить спектакль до первой репетиции — четыре месяца работы. То есть уже в феврале мы должны начать принимать эскизы художника, макеты сцены, закупать материалы, чтобы начинать изготовление декораций и кукол. На это нужны средства. Когда они есть, коллектив бодр и мобилизован.

– Кстати о коллективе. Сколько актеров в труппе? Кто обеспечивает их тыловую работу?

– Хороший вопрос — про тыл. Все приезжие режиссеры приятно удивлены нашей постановочной частью. У нас роскошные цеха! Качество, мобильность, верность делу, инициативы по оптимизации технических решений. Это как электричество. Сам художник, режиссер включается, загорается  от такого плодотворного сотрудничества. У нас шикарные художник-конструктор Галина Рулева, художник-модельер Вера Копасова. А как иначе работать? Ведь все как на ладони, качество должно быть высочайшее.

Артисты в театре кукол должны работать в команде. Здесь если и есть соревновательность, то здоровая. Когда один ведет ноги, другой руки, третий голову, соревноваться бессмысленно.

Наши звезды скромные. Вот Любовь Бирюкова – прима актриса, но она еще и завтруппой. Заботится о занятости актеров, их нуждах.

Два новых мальчика в этом сезоне влились в коллектив, они из Екатеринбурга. Дебют одного из них состоялся на морском дне в спектакле «О рыбаке и рыбке» Яны Туминой, а второй…  Не удалось отстоять вариант альтернативной службы, провожаем в армию.

Труппа наша – ожерелье равных драгоценных жемчужин. Мы только переставляем их, перенизываем на другие нитки из спектакля в спектакль.

Всего 14 артистов. И никто не увольняется. Только резюме шлют. Мечтаю еще о двоих, с нашим-то интенсивом. В год мы даем  более 400 (!) спектаклей! Логистика филигранная – все расписано по часам: репетиции, представления, выезды. У нас практически не бывает сбоев, кроме форс-мажорных — отключения света или эпидемии, например.

– Вы принимаете профилактические противоэпидемические меры?

– Конечно! Все по СанПину – кварцевание, проветривание, раздача одноразовых масок. В Новый год после каждого представления кварцуются фойе и зал в обязательном порядке. Артистов бережем. Так что к нам детей водить не просто безопасно, а как в кабинет здоровья.

– Любовь Николаевна вы говорили о новых возможностях гастрольных поездок в связи с приобретением автобуса. Куда гастроли?

– По госзаданию план посещаемости увеличен на две тысячи человек в год. Для нас это очень серьезная прибавка. В зале театра кукол 154 места, и они не прибавятся. На спектакле Яны Туминой  море слизнуло целых три ряда, значит, мест еще меньше. Как выполнять план? В том числе и за счет гастрольных поездок.

У Карелии своя специфика – большие расстояния между населенными пунктами. То есть поездка в любой район – путешествие минимум на два дня. Очень дорогие гостиницы, ГСМ, а билеты мы не можем продавать выше 100-120 рублей. Обычно залы маленькие, приходится давать по 3-4 спектакля в день. В ноль бы выйти по финансам, с такими поездками…  Но, ведь самое главное это не деньги, здесь главное – возможность дать детям и родителям увидеть наши прекрасные спектакли, вклад в их развитие, вот что главное!

– Публика  меняется?

– Конечно! Я это замечаю. Кроме качественных изменений, технической подкованности современных детей, которые диктуют все более сложные технические решения, достоверность волшебства.

Есть и расширение возрастного зрительского состава. Мне так приятно, когда на спектакли нашего театра ходят подростки, молодежь, люди старшего поколения, которым восторженные дети подарили билеты, чтобы мамы, папы, дедушки и бабушки получили впечатления. Это очень хорошо.

– Любовь Николаевна, на спектаклях аншлаг, зритель любит, зачем ездить на фестивали?

– Что вы, это очень важно! На фестивалях видно сразу, кто чего стоит. Куда расти. Там профессиональный разбор спектакля, анализ работы театра, вектора его развития. Неформальное профессиональное общение.

Далеко не у всех театров есть средства на то, чтобы пригласить критиков, театроведов, уникальных специалистов по куклам. Арина Шепелева, Анна Константинова, Елена Покорская, Алексей Гончаренко, Ольга Глазунова, Виктор Шрайман – люди, которые всю страну смотрят. На фестивале, кроме наград, к которым все стремятся,  можно такой заряд получить, такой набор профессиональных правок… Это бесценно!

Вот мы приехали с очередного фестиваля, где представляли «Железо» Бориса Константинова, звоню министру с отчетом о награде, смеюсь: «Казань взяли!». А как еще сказать? Ведь мимо не прошел ни один человек, не поблагодарив за спектакль. Это окрыляет!

– За время нашей беседы проскальзывали то и дело ваши слова о семье, близких, при этом с утра до глубокого вечера вы на работе. Как это монтируется?

(смеется) Как-то удается совмещать. Мы друг друга понимаем и поддерживаем. 40 лет вместе.  Муж военный человек. Сколько я с ним ездила. А теперь он… смирился. У меня ведь с театром кукол роман! 10 лет уже длится, а чувства не остывают. Пусть так и будет.

Любовь Васильева. Фото Виктории Никитиной
Любовь Васильева. Фото Виктории Никитиной
Фото Виктории Никитиной
Фото Виктории Никитиной