Культура

Наталья Ермолина: «Я могу работать, ничего не прося у сильных мира сего»

Наталья Ермолина. Фото Виктории Зыбенской
Наталья Ермолина. Фото Виктории Зыбенской

#Культурный_лидер

«У меня был опыт неприятного проекта за большие деньги, это было настолько некомфортно, что я заболела. От нелюбимого дела деньги никогда не радуют».

В этом проекте Виктория Никитина рассказывает о людях, которые сохраняют и развивают культуру Карелии. Это невозможно без тех, кто не боится брать на себя ответственность, поддерживает творцов и открыт новым идеям.   

Очередной герой проекта — Наталья Ермолина, руководитель популярного в Петрозаводске арт-пространства Agriculture_club, журналист, писатель.

— Что для тебя культурный лидер?

— В большей степени менеджер. Человек, который может не иметь высшего образования, не читал, к примеру, всего Достоевского, но умеет организовать деятелей культуры. Тот, кто понимает суть, уважает тех, с кем работает. Потому что работать с творческими людьми можно только в гармоничной среде.

Бывает, назначают руководителем культурной организации человека из другой сферы, но я считаю это недопустимым. Культура очень тонкая субстанция. Нужно чувствовать эту среду. Нужно быть культурным человеком, образованным, знать хотя  бы, к примеру, чем отличается Саврасов от Мане.

Что еще? Нужно хорошо понимать проектную деятельность, потому что это сейчас очень важно. Уметь увлечь, вдохновить и организовать команду, чтобы проект получился.

Важно для руководителя не дирижировать сапогом, не транслировать  гоп-культуру. Хотя мы знаем и таких руководителей, которые успешно руководили творческими людьми, понимали процессы и при этом использовали нецензурную лексику. Им мат не мешал, а как бы смазывал действие вперед.

Лидер должен «бескорыстно любить деньги». Он обязан обеспечивать определенный уровень комфорта творческому коллективу. Если руководитель понимает суть, то он должен устроить все так, чтобы творец не думал про деньги. Творческая единица не должна быть вынуждена зарабатывать на стороне. Должен быть специальный человек, который может его творчество упаковать и подать. И продать, да.

Есть еще одна задача культурного лидера, одна из самых главных. Мы сейчас будто сидим на подземных богатствах, недрах. Культура у нас богатая, но в полной мере не используется. Например, старые актеры, образно говоря, —  «кусок угля»,  ресурс, кладезь, носители  культурного слоя. И если их сорганизовать, гармонически влить в интернет-проект в формате, интересном для молодого поколения, то прекрасный синтез получится. Тогда молодежь разглядит эти драгоценные знания и опыт. Поколения удастся успешно совместить. Они ведь могут друг друга и не узнать, остаться в обиде, разминуться…

Так вот, как раз задача культурного лидера открыть одним глаза на других. Именно это мы в «Агрикалче» и делаем. У нас мешанина из возрастов. Одно из самых больших достижений этого места – отсутствие сегрегации по возрасту. От школьников до пенсионеров на одни и те же мероприятия приходят разновозрастные люди, главное, что каждый из них — человек с интеллектом.

Наталья Ермолина. Фото Али Грач
Фото Али Грач

— Вы и позиционируесь, как «Секта интеллекта». А как ты думаешь, не боятся к вам приходить новички, не комплексуют? 

— Но это же игра, PR. Никто на входе не проверяет наличие диплома, уровень IQ. Наш самый интеллектуальный проект «Умная пятница» родился, как все классные вещи, в форс-мажорных обстоятельствах. Заявленный концерт артиста не состоялся из-за его экстренной травмы. Он звонит: «Отменяй все, у меня рожа не концертная». А у меня билеты проданы, реклама запущена. Что делать?  И я буквально на коленке написала проект на замену. Пришли тогда 27 человек! Это очень много для нового неизвестного формата. Мы ведь со Светой Кольчуриной думали, что будут «оба зрителя в зале» — я и она.

Так вот те, первые участники  «Умной пятницы», кстати, смешно стеснялись на входе «Вот у меня нет высшего образования, можно пройти?». Я смеялась, ведь у меня же тоже его нет.

У нас хештег  #сектаинтеллекта тогда и родился, он в Агрикалче повсюду, его видят, и наш гость уже чувствует себя по-другому. Ведь «как вы лодку назовете…» Назови человека умным, он так себя и будет чувствовать.

— По поводу ума: всё на свете знать невозможно. Когда человек взрослый ищет информацию по вопросу, как правило, посмотрит печатные источники, может быть, интернет в дополнение. Юные ребята книги даже искать не будут, сразу пойдут в интернет…

— Это поколение Z, после миллениума, они такие восхитительные, они мне нравятся. Очень крутые. Мы до многих вещей доходили путем двадцатилетнего труда, а у них это включено в базовые настройки. Я иногда делюсь каким-то откровением,  к которому пришла, с молодыми волонтерами, а они не понимают открытия, для них это данность. Они более совершенная модель человека. Очень четко понимают границы. Уважают чужое пространство. Для них важно не обесценивать чувства, вклад, значимость другого человека.  Мы познавали все из книг, у нас тяжеленный рюкзак за спиной из классиков в центнер весом, а у них, условно, все на флешке. Я сейчас, когда читаю классиков, тоже ловлю себя на мысли: «какие они многословные»… И понимаю, почему молодежь мало читает.

— Наталья, но ведь у тебя, если начистоту, лучшие представители молодежи в Агрикалче?

— Да, конечно. Но разные. На «Девичнике», например, очень гламурные девочки бывают.  И становятся у нас живыми и естественными.

— Кстати, кому пришла идея Девичников?

— Мне и Саше Анискиной. Мы размышляли с командой, что еще можно почитать вслух. Саша предложила читать женские письма. Это не абсолютно новый формат. Есть театр.док, читки книг, пьес. Я просто все переформовала и получились публичные читки личных историй, очень популярный и коммерчески успешный проект.

Идей-то у меня всегда много, сделать сложнее, еще сложнее делать регулярно. Так долго, например, как проект «Мой поэт». Мы с Сашей Суховой только сейчас его передали в молодые руки. Посмотрим, как у них получится. Надеюсь, они проект переупакуют в современное.

— Сейчас в заведениях общепита популярны разнообразные интеллектуальные игры. Хорошо ли это?

— Конечно! Это ведь качественный досуг. Окружение, друзья, возможности для живого общения делают человека счастливее. Лень побеждает даже дружбу, а серость просто убивает человека. Поэтому я и свою жизнь всегда организую интересно и других людей заодно.

Наталья Ермолина в образе Моны Лизы. Коллаж Инны Казаковой
Наталья Ермолина в образе Моны Лизы. Коллаж Инны Казаковой

— Как думаешь, в подобных «Агрикалче» местах в столицах культура коммерциализирована?

—Это открытый вопрос. В столицах много бывших промышленных территорий, преобразованных в культурные  пространства. Они разные, большей частью великолепные. Понятно, что это преобразование требует больших вложений, в определенном смысле инвестиции должны приносить доход или хотя бы окупиться.

У нас, в «Агрикалче», которая тоже в помещении бывшей фабрики размещается, инвестор – это я, это мои дружеские связи, доверие ко мне. Когда мы переехали в Гоголевский центр, я осмотрелась и кинула клич: «Ребята, помещение – норм, но нет того, этого и этого и еще вот этого…» Через день у меня было всё.  Да, у нас «бедненько, но чистенько». Талантливо, душевно, притягательно для многих людей сделано разными талантливыми людьми от души. Поэтому я могу работать, ничего не прося у сильных мира сего. Пока я сама себе хозяйка, я имею право сказать «Устала, ухожу», имею право передать кому-то бразды правления.

— А если тебе завтра скажут: «Именно ты нам нужна, вот тебе работа и зарплата в огромное количество тысяч»?

— У меня был опыт неприятного проекта за большие деньги, это было настолько некомфортно, что я заболела. От нелюбимого дела деньги никогда не радуют.

— Твой Петрозаводск — он какой?

— Он стал моим городом, отчасти меня сформировал, но тут и Украина вплелась. Потому что я моталась туда-сюда, в школу пошла там, здесь уже обосновалась после института. В журналистику пришла в Петрозаводске. В свою первую редакцию, в газету «Петрозаводск», я попала, потому что они переехали в мой дом. Просто вниз спустилась.
Лучшие умы тогда там работали. Шлейкин был редактором, Коля Габалов – заместителем редактора. В редакции — Свинцов, Верхоглядов, Слепков, братья Замула…. Это было кайфово.

Я пришла и сказала: «Здравствуйте, я хорошо пишу». Шлейкин сказал: «Дерзко» и меня взяли. Сначала внештатно. А потом Коля Габалов дал мне скучное  задание про то, что и где можно купить перед Новым годом. Я в тексте написала «разнополые магазины», имея в виду ушедшие в небытие мужской и женский магазин на проспекте Невского.  За это Габалов мне и обещал официальное трудоустройство.

И если «Петрозаводск» я не создавала, там я получала неоценимый опыт в интеллектуальной тусовке, то в «Губернии» уже приложила руку к созданию газеты. Потом была редактором «Комсомольской правды в Карелии». Откуда меня пнули за совершенно невинный заголовок обзора о посещении разных мест нашим губернатором в праздник — «Наш пострел везде поспел». Мне тогда сказали: «Он вам не пострел» и попросили на выход. Это, кстати, болезнь провинциальной культурной среды: «Про своих ничего плохого писать нельзя». И поэтому у нас, даже если плохо,  критиковать нельзя.

— Сейчас в сетях агрессивное разночтение, каждый «читает про свое». Когда ты запускаешь какой-либо проект, ты прогнозируешь реакцию?

— Я думаю про целевую аудиторию и про запрос, про потребности людей. Если я буду запускать только то, что мне лично нравится, будет как раз даже не те самые «оба зрителя в зале», а вообще один.

Я долго искала миссию «Агрикалчи». И нашла, что она в том, чтобы поддерживать в человеке способность думать.  Я могу сама не читать, не писать, но должна людей стимулировать к этой интеллектуальной деятельности.

Например, в проекте Олега Липовецкого «НеТо» ночные читки всегда длились очень долго, потому что обсуждение дольше, чем сама читка. Зритель выдает устную рецензию. На собственно драматическое произведение, на актерское исполнение. Атмосфера во время читок бесценна, наэлектризована, в такой атмосфере как раз может родиться еще огромное количество произведений.

В «Агрикалче», как  говорят мои подруги, не намоленное место, а наЕрмоленное. В это место, где столько начитано, сказано, высказано, можно просто за вдохновением приходить, как в творческий санаторий.

И кстати, я привыкла, что мои проекты улетают. Формат «Мой поэт», «Умная пятница» кто только не использует… Я всем желаю успеха, но ведь все дело в том, чтобы не просто снять форму, а наполнить, создать атмосферу.

— У тебя в «Агрикалче» на мероприятиях возникает интеллектуальный оргазм?

— Мне сложно сказать, я ведь организатор. Мы шутим, что организаторы 180-го уровня — это те, кто еще перед началом мероприятия уже в голове все провели, зрителей проводили, мебель убрали и себя похвалили.

Я всегда внутри вижу мероприятие разобранным по слоям, по порядку моих действий, ставлю виртуальные галочки.  Я такая бабушка-вахтерша. Чем лучше все организовано, тем меньше эмоций у организатора. Мы с Сашей Суховой даже как-то договорились не готовить идеально один «Мой поэт», и были косяки, но эмоций тоже через край.

— Наталья, у тебя не было мысли использовать национальность и двигать традиционную культуру?

— Я на 25 процентов вепс, но у меня ничего нет – ни языка, ни песен, ничего бабушка не передала. Поэтому, я считаю, что я не носитель национальной культуры. Не имею права на это.

— Что бы ты еще хотела сделать, с кем, из какой области?

— Я очень хочу для женщин что-то организовать. Я продвигаю феминизм, изучаю историю феминистического движения. Феминизм – это не злобные лесбиянки с небритыми подмышками. Ведь смысл этого движения в равных правах, равных условиях. Хочу вести разъяснительную работу в этом смысле. Чтобы штампы побороть, стереотипы.

Проект «100 килограмм красоты» хочу продолжать. После статьи Жени Волунковой на сайте «Такие дела» интерес огромный к нему на всех ресурсах.

— Как ты думаешь, какие каналы информации наиболее перспективны?
Что впереди?

— Трудно прогнозировать, я не урбанист. Может быть, какой-то чип, который прямо в мозг поставляет информацию… Но все равно нужно прокачивать любые каналы на реакцию. События в жизни всегда нейтральные, их значимость создает реакция людей. Не реагирующий человек – мертвый. Событие без реакции – 0.

— Всем нужна реакция, одобрение или нет, живое общение. А тебе нужно одобрение?

— Раньше было нужно. Переживала неодобрение. Сейчас я понимаю, что для многих я — «местная знаменитость».  Как говорил Антон Павлович Чехов, «ничего нет хуже, чем быть местной знаменитостью». И перестала реагировать — на тех, кто узнает платье или лицо с аватарки, на хейтеров. Я просто поняла, что это люди, которые себе чего-то когда-то не разрешили. И это их проблемы, а не мои, что они меня ненавидят. Благодаря одной женщине я поняла, что люди, которые меня не любят, по-своему меня любят. И этот парадокс  меня очень успокоил. Можно сказать, я прошла  хорошую школу закалки. Смотрю не на сами слова, а на человека, думаю о его опыте, каждый пишет про себя.

 

Наталья Ермолина. Фото Вячеслава Городецкого
Наталья Ермолина. Фото Вячеслава Городецкого

— Ты себя хвалишь или требовательно к себе относишься?

— Всегда хвалю. Я молодец. Мы со Светой Кольчуриной очень хорошо в этом плане дополняли друг друга. Она рефлексирует, копается в себе, перфекционист, а я радуюсь всему и за все себя хвалю.

— Как ты относишься к теме ухода, к тому, что останется после тебя?

— Мы шутим на эту тему в семье. Сын каждое утро заходит ко мне в комнату с вопросом: «Жива?». Смеемся и придумываем, почему жива.

Самое главное — не хочется после себя беспорядок оставить. Во всех смыслах.  В эпоху цифрового бессмертия останется очень много текстов после меня. В соцсетях, на ресурсе Стихи.ру. Это и есть своеобразное наследие. Материальных ценностей я не оставлю, а вот моральные ценности, из которых главная — свобода, останутся детям, а теперь и внукам.

— Счастлива ли ты в своем мире?

— Очень счастлива. Это и снаружи и внутри.

Я долго была счастлива истерично. Меня это очень утомило. И вот тогда я поняла, что счастье надо заземлять, разбирать на составляющие, ловить эти моменты и фиксировать.

 

Уважаемые читатели, благодарим вас за внимание к «Культурному лидеру». Вы можете предложить свою кандидатуру в проект. Сделать предложение очень просто: напишите в редакцию «Лицея» письмо с именем и обоснованием вашего мнения по адресу: licey1991@gmail.com. Автор проекта обещает внимательно отнестись к вашим рекомендациям. Спасибо.