Кино

Наш киноклуб: “Дирижер”

{hsimage|Кадр из фильма ||||} Новый фильм Павла Лунгина "Дирижер" в отличие от "Острова" встречен сдержанно, но незамеченным как "Ветка сирени" не остался. По словам критика, в "Дирижере" есть пространство для воображения, что дает основание для самых разных трактовок. Что же хотел сказать режиссер?
Одних поразила музыка — в  "Дирижере" звучит оратория "Страсти по Матфею" митрополита Иллариона (Алфеева), других сюжет, третьих сдержанная работа актеров. В главной роли литовский актер Владас Багдонас, известный по спектаклям Някрошюса.

По словам режиссера, "Дирижер"адресован тем, "кто не хочет вливаться в цивилизацию грохочущего оптимизма". На мой взгляд, фильм — продолжение темы покаяния, которая присутствовала в "Острове" и "Царе". Эти ленты были успешны в прокате, хотя для российского кино они совсем не форматны.

Сегодня  не очень-то популярна тема героя нашего времени. Герой фильма  — «человек, который меняет что-то в этой жизни, который грешит и может покаяться, переломить себя и стать иным». Дирижер в исполнении  Владаса Багдонаса становится иным. После фильма меняемся и мы, в душе начинается работа, которая не прекращается долгое время. Можно не соглашаться, спорить, оценивать, а забыть фильм не получается.

Леонид Прокофьев, актер, шоумен, маркетолог, руководитель службы маркетинга "Сампо ТВ", Петрозаводск:  "Эмоционально захватила только музыка"

{hsimage|Кадр из фильма ||||} — "Дирижёр" — это фильм, который обязательно надо посмотреть, чтобы иметь собственное мнение. Самая сильная сторона фильма — музыка. Убери её и фильм потеряет 85% составляющей его успеха. Главный герой — типаж: стопроцентное попадание, но его линия по сюжету не до конца меня убедила. Это проблема режиссёра. Может, при монтаже не доглядели.

Роли второго плана приятно поразили. Крепкие актёрские работы, внятные истории каждого. При этом радостно видеть на экране не просто знакомые лица, но и актёра С. Барковского. В фильме — администратор оркестра. С ним мне  удалось поработать на одной сцене в Питере.

Кино для меня в большей степени оказалось познавательным, эмоционально захватила только музыка.


Михаил Григорьев, актер театра "Ленком", Москва: "Постарайтесь сегодня простить"

— Дорогие, постарайтесь сегодня простить всех: ближних и дальних, знакомых и родных. И если не можете поговорить с ними, простите их в сердце своём. Нелюбовь — она разрушает наш мир, выжигает наши сердца, клонит душу к земле и не даёт поднять глаз из грязи. Нелюбовь убивает нас самих и тех, кого бы мы могли любить. Посему объявим ей войну! Встав на сторону Добра, Милости, Прощения и Всепобеждающей Любви! Бог нам в помощь! Христос Воскресе!

Анна Бойцева, журналист, Петербург: "Я снова поверила в российское кино"

{hsimage|Кадр из фильма |right|||} — «Дирижер» — фильм, вызвавший во мне почти переизбыток эмоций, покрывший тело мурашками, заставивший прочувствовать суть понятия «катарсис». Захватывает и покоряет буквально с первого и до последнего кадра качественная режиссерская и операторская работа.

Смею утверждать — представленная Павлом Лунгиным картина имеет все права стать учебником по современной кинематографии. Во всяком случае, я снова поверила в российское кино…

Да, немногие из нас любят мертвецов. Но гораздо страшнее то, что многие из нас не любят живых. Мир давно изменился. А может, всегда был таким. В нем все смешалось и все возможно. Божественное слово вкладывается в уста неправедных людей, а святые места оказываются подходящими для проявления неоправданной жестокости.

Человек, привыкший держать все под контролем, легко теряет контроль над самим собой, понимая, как много он потерял, безвозвратно, навсегда. А все так просто… «Так и мы с тобой не поняли друг друга…», — пишет в предсмертной записке главному герою его сын. И великий дирижер, неприступный, неизменно с каменным лицом и таким же, казалось бы, сердцем вынужден поверить в его обещание больше так не делать, а именно — больше не умирать.

Одна из главных ролей в фильме принадлежит музыке. Оратория «Страсти по Матфею» митрополита Иллариона делает еще ярче картину, отразившую сложную природу человеческих взаимоотношений, заставляющую заново переосмыслить свои жизненные установки.

Николай Подосокорский, кандидат филологических наук, Великий Новгород: "Сын умер, чтобы его отец ожил"

{hsimage|Кадр из фильма ||||} — "Дирижер" — это фильм о Христе во гробе и об отце, который обрекает своего сына на смерть. Сын главного героя, отвергнутый отцом и запутавшийся в долгах, вешается. Еще один сын в картине превращен своим отцом в террориста-смертника и послан в людное место, чтобы унести вместе с собой десятки чужих жизней.

Эти смерти уравновешиваются смертью Христа, посланного своим Отцом на мученическую смерть ради спасения жизней рода человеческого. Страх дирижера перед мертвецами — это страх, который испытывают герои романа Достоевского «Идиот» при взгляде на «Христа во гробе» Гольбейна.

А что если Христос не воскрес? Что если все заканчивается со смертью физического тела? Лунгин показывает, что смерть не только не прекращает жизнь, но, наоборот, разрушает стены ада. «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!» — этот радостный итог страстей Христовых коснулся и черствого сердца главного героя.

Смерть Саши также оказалась не бессмысленной: он умер, чтобы его отец ожил. От финала картины остается твердое ощущение, что сын-художник получил-таки ответное послание от отца-музыканта со словами: «И я тебя очень люблю. И ты меня прости, что я умер. Я так больше не буду».

 
Константин Андреев, педагог Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества, руководитель разновозрастного отряда "Аванпост": "Раскаяние — величайшее осознание себя и других"

— Фильмы, которые связаны с евангельскими темами, трудно анализировать, сопоставлять, прослеживать параллели. Оно и не нужно, нужно чувствовать. И ощущения в фильме «Дирижер» приходят, на мой взгляд, не из сюжета. Ощущения приходят из музыки. Из музыки, которая берет все из самых емких духовных глав Евангелия от Матфея.

После просмотра осталось много того, что можно было бы обозначить словом «спорно», что диктует необходимость задуматься. Крепкая семья возможна лишь при компромиссах и разности мнений. Друзья — это не те люди, с которыми пьёшь, куришь, расслабляешься. Раскаяние — величайшее осознание себя и других. Жизнь мимолетна. Рядом с тобой люди, которых надо любить и чье мнение надо уважать. Есть люди, которым надо помогать осознавать себя… Мало ли тем для размышлений?
 
Мне кажется, если событие, поступок, спектакль, фильм, стихотворение заставляет задуматься — это уже не мало. А если побудит к действиям? К действиям, основанным на гуманистических принципах, на восприятии другого как самого себя.
 
Фото с сайта ovideo.ru
  • Aлексей Kонкка

    Удивительно — только что посмотрел и уже не помню) Работы, правда, много…голова забита, но боюсь, что это «приговор») Пришлось читать отзывы, чтобы вспомнить. А вот «Красное» Кислевского помню без напоминаний. Помните, там тоже музыка есть. Но здесь круче, согласен…
    А мне и Остров показался искусственным. Вот удивительно — актеры ведь хороши, а не веришь… или, может, чему-то и веришь, но то, чему веришь, как-то мелко …

  • Н. Мешкова

    Олегу Гурееву: и все же, Олег, что вы как композитор скажете о музыке? Безотносительно к фильму, о самой музыке?

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Валентина Акуленко»]И о форме, при всем к ней уважении. Форма- формой. А испеченный в ней хлеб — всё же важнее.[/quote]
    Согласен. Важнее. Именно потому, что форма не является настоящей, способной вместить содержание, она испортит хлеб. Если его не смогут употребить в пищу, это пол/беды. А если смогут, да получат отравление? :o

  • Елена

    Цитирую ИЛ: «Я видела только один фрагмент из фильма «Остров»… и еще «Я бы не сказала, что фильм «Остров» — это фильм гения»…
    Очень трудно судить о чем-то, дорогая ИЛ, если не знать предмет обсуждения ПОЛНОСТЬЮ. А то как раньше бывало: Я Солженицына (Пастернака, Бродского и т.д.) не читал, но СЧИТАЮ…

  • ИЛ

    Мне вообще показалось, что много надуманного..некоторые моменты неправдоподобные, а потому и не удались..Я бы не сказала, что фильм «Остров» — это фильм гения.. прочтите, что сказал старик-помор.у которого наш писатель Дмитрий Новиков спросил о фильме .»В фильме нет правды» (суть, дословно не помню) Простого человека на мякине не проведешь… Момента истины в фильме «Дирижер» я не почувствовала.. в музыке-еще раз повторюсь-да!!!
    Но если для кого-то фильм стал откровением — хорошо.. ведь у каждого свой путь познания истины..

  • Светлана Захарченко

    «Остров» был фильм гения, «Дирижёр» — это музыка, а не фильм. Предсмертная записка сына дирижёра продиктована юношеским максимализмом (т.е. желанием быть понятым и нежеланием понять другого). Если главный герой картины «клюёт» на подобную «удочку», то, увы, режиссёру фильма: он попался на собственный крючок…

  • Валентина Акуленко

    Не стала бы сравнивать этот фильм с «пустым элитным клубом», хотя и не все в нем принимаю. Лунгин затронул тему, в которой прозвучала нелицеприятная правда о многих из нас (себя не исключаю), поглощенных своим делом или искусством настолько, что перестали совсем или надолго замечать, ценить, заботиться, щадить самолюбие тех, кто рядом, кто ждет от нас внимания, участия, иногда просто доброго слова или приветливой улыбки. Я могла бы развить эту мысль дальше и с примерами. Но ПОНИМАЮ, что получится совершенно бесплодный разговор с теми, кто фильм не принял совсем. Что ж, люди разные, по-разному воспринимают то, что увидели на экране или в жизни. Это нормально. И с этим стоит считаться. Чехов не перестал быть для нас Чеховым оттого, что не принял «Обломова» Гончарова. А Гончаров не перестал быть для нас Гончаровым. И о форме, при всем к ней уважении. Форма- формой. А испеченный в ней хлеб — всё же важнее.

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Валентина Акуленко»] Речь все же о том, как создаются не «формы», а фильмы. Хотя вы, наверное, о другом.[/quote]
    Любое произведение является формой. Хоть фильм, хоть стихотворение.
    Наполнить хорошей музыкой можно и уютный элитный клуб на яхте. Он пустовал — и его наполнили. Вы ТЕПЕРЬ понимаете, о чём речь?

  • Валентина Акуленко

    [quote name=»Олег Гуреев»][quote name=»Валентина Акуленко»]режиссёра, давшего нам лишнюю возможность её слушать[/quote]
    Если возможность «лишняя», то надо её исключить. Останется ровно то, что является необходимым. В сухом остатке. Так создаются формы, вообще-то. Не повторения, а формы новых произведений.[/quote]
    Согласна, что «лишняя» здесь употреблено не очень, может быть, к месту, но в смысле выражений «лишний раз», «еще раз». Что касается «форм», не очень поняла, как это относится к музыкальному фону фильма, о чем вообще-то и речь. Ведь музыкой, особенно хорошей, обогащают свои фильмы многие известные режиссеры. И это вовсе не «лишнее». Речь все же о том, как создаются не «формы», а фильмы. Хотя вы, наверное, о другом.

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Валентина Акуленко»]режиссёра, давшего нам лишнюю возможность её слушать[/quote]
    Если возможность «лишняя», то надо её исключить. Останется ровно то, что является необходимым. В сухом остатке. Так создаются формы, вообще-то. Не повторения, а формы новых произведений.

  • Валентина Акуленко

    [quote name=»ИЛ»]Я видела только один фрагмент из фильма «Остров»..Мне он показался надуманным.. Фильм «Дирижер» меня не впечатлил.. Убери музыку- и фильма нет.. самое сильное в фильме — это музыка….[/quote]
    Ирина! Но МУЗЫКА, прозвучавшая в фильме, — это тоже выбор режиссёра, давшего нам лишнюю возможность её слушать, наслаждаться, размышлять. Я видела два фильма П.Лунгина: «Остров» и «Дирижер». О них спорят, они могут нравиться или не нравиться, приниматься или нет, но то, что они созданы мастером, который по-своему, но во многом точно (в «Дирижёре» особенно) нащупал болевые точки нашего бытия, — этого, мне кажется, не отнять.

  • Татьяна Семенова

    Я в этом фильме смотрела и слышала музыку, а изобразительный ряд только усиливал эмоции. Гениально, как всегда у Лунгина.

  • ИЛ

    Я видела только один фрагмент из фильма «Остров»..Мне он показался надуманным.. Фильм «Дирижер» меня не впечатлил.. Убери музыку- и фильма нет.. самое сильное в фильме — это музыка….

  • Валентина Акуленко

    На мой зрительский взгляд, у этого фильма два держащих его нерва: великолепная игра исполнителя главной роли и, конечно, музыка. Все остальное, в сравнении с этим, честно говоря, мне показалось каким-то немного инородным, будто из или для другого кино.
    И тема картины, если уж слишком высоко не парить, вечно живая, острая, часто неразрешимая: отцы и дети. В фильме она прозвучала как притча: ничто, никакой талант и преданность своему делу (как у этого дирижера или другого большого художника), никакая феноменальная работоспособность и прочие достоинства не могут быть оправданием того, что родители недодают своим детям от их рождения: заботы, нежности, ВРЕМЕНИ. И ничем, никакими нотациями, деньгами, благами и подарками все это нельзя ни заменить, ни подменить. Оркестр, музыка, свой собственный талант на грани одержимости — все это в одном лице и было у дирижера любимым ребёнком, которого он по-настоящему слушал, растил, воспитывал, любил, отдавал всё свое время. Что же оставалось людям и единственному сыну? А что остается на скошенном поле? Пустое, колкое пространство. Оно и достается недолюбленным, недопонятым, по сути брошенным при живых и благополучных, знаменитых родителях детям. Еще им достается поговорка, что природа на них отдыхает. Они всеми способами пытаются обратить на себя внимание великого папы, стать не хуже … Все тщетно. Папа душевно глух к немой мольбе сына, он его не слышал и не слышит, а только твердит одно и то же: «Деньги надо заработать».
    Самое удивительное и парадоксальное в том, что музыка, которая звучит, которая будит душу и делает её мягче, которую дирижер доносит до нас, самого его как будто не делает душевнее, мягче, теплее …
    Конечно, финал фильма с письмом сына и особенно тот момент, когда так поздно и такой ценой прозревший отец пишет ответ и зарывает его в могилу сына — этот финал очень силен по воздействию. Я, например, за какие-то пять минут промокла от слез. Но по-настоящему жаль было не дирижера, а его несчастного сына. Человечность, любовь к ближнему — дороже всего на свете. Об этом и музыка … Но слышал ли её по её предназначению сам дирижер, обладая абсолютным музыкальным слухом?
    Кто-то поймет и увидит в этой талантливой картине иное, свое, то, что понятнее и ближе. Но выбор актера на главную роль — гениальное решение режиссера.