Кино

Наш киноклуб: «Учитель на замену»

Накануне Международного Дня учителя обсуждаем американский фильм о школе. Или не только о школе?

Фильм “Учитель на замену” не о российских проблемах, он про американскую школу. В ней работают учителя, которые устали от общения с детьми. Их школа скоро опустеет – родители перестали приходить на родительские дни, учеников становится меньше, жилье в районе стремительно дешевеет. Дети отчуждены от родителей, родители от детей. Учителя теряют силы в борьбе, медленно выгорая и становясь  рабами шаблонной успеваемости, основанной на тестах.

Такой должности как учитель на замену у нас нет. А жаль. Смысл ее в том, что такой педагог появляется в той школе, где не хватает учителя-предметника. Он приходит на время, на замену. В киношном измерении это три недели вместе с Генри Бортсом, который всю свою жизнь переходит из одной школы в другую. Главный герой в исполнении  Эдриана Броуди, известного по главной роли в “Пианисте”, получился убедительным.

“Учитель на замену” вышел в прокат в США в  2011 году. Режиссер – Тони Кей. При всей сложности заявленных в нем проблем, фильм не показался беспросветным, потому как в нем есть главный герой, учитель неравнодушный, настоящий. У Генри Бортсома много проблем, в том числе и из его собственного не слишком счастливого детства. Может быть, поэтому он так хорошо понимает своих учеников, у каждого из которых есть своя история. Пока встречаются такие учителя, у школы есть шанс, у всех нас есть шанс стать чуть-чуть лучше и добрее.

Камерный фильм. Интересная работа – для тех, кто готов думать.

Николай Подсокорский, кандидат филологических наук, Великий Новгород: «Все как загнанные в угол звери»

— Фильм «Учитель на замену” в оригинале называется «Отчужденность» (Detachment). Это не совсем художественный фильм, скорее, это такие социально-психологические зарисовки, причем социального в них намного больше, чем психологического. Психологическое дано на уровне очертаний и схем, весьма условно, а вот социальные проблемы показаны хорошо, остро и злободневно. Это в первую очередь ненормальная ситуация с правами человека, когда учителя загнаны словно звери в клетки зоопарка, но при этом должны еще чему-то научить тех, кто пришел на них поглазеть. В фильме это ярко показано в виде анимационной картинки, где дети водят на поводках учителей.

Яркий пример, когда озверевшая чернокожая мамаша грязно ругает учительницу, угрожая ей обвинениями в расизме, и  только за то, что ее вызвали в школу. Проблемы детской социализации, детской жестокости, ухода за умирающим в больнице, детской проституции, ожирения — это все тоже поднимается в фильме, это было и остается актуальным. Как загнанные в угол звери чувствуют себя все — учителя, дети, да и те, кто не связан со школой.

Кадр из фильма

Очень хорошо показано, как люди становятся заложниками всевозможных законов и ограничений, связанных с юридическими правами и обязанностями человека. Все, что выходит за рамки дозволенного предписаниями, лишь вредит человеку и приводит к неприятностям — так, проявление сочувствия к ученице, которая требует, чтобы ее обняли, едва не выливается в обвинение в педофилии для ее учителя.

Да, фильм не для детей (в отличие, от той же «Школы»). В этом существенное отличие: «Школа» больше ориентирована именно на подростков и в ней куда больше условности и схематизма, «Учитель на замену» — для людей взрослых. Это хорошо видно на примере мелких (казалось бы, незначительных и не имеющих отношения к делу) деталей, остроту которых понимаешь, только имея хоть какой-то взрослый жизненный опыт.

 

Гелена Загжевская, преподаватель ИЗО, студентка филфака ПетрГУ: «Пропаганда отчуждения»

 – Детям нельзя такое кино показывать ни в коем случае, особенно подросткам! Это пропаганда отчуждения и беспросветного будущего. На самом деле всё не так плохо, как там показано.

Есть, конечно, и поучительные моменты в фильме. У одного педагога получается заинтересовать класс, который считается безнадёжно испорченным, другой объясняет ученикам, что их вид смешон и нелеп, не путём прямого указания, а через ассоциации. Это психологический фильм, но мне показалось, что очень уж хмурый.  В России все же не настолько сильно родительское безразличие, нет той свободы, которая предоставляется ребёнку в Европе и других странах. Наши педагоги более свободны в своих действиях по отношению к детям. Это неплохо, так как они могут контролировать и корректировать процесс воспитания.

Без нецензурной лексики, думаю, не передать специфики тех отношений, о которых повествует фильм. Но уж слишком это там гиперболизировано, мне кажется. Отчасти это справедливо и для российских школ, но не всех. Наши дети не так вольно себя чувствуют и не позволяют себе такого поведения.

 

Софья Бричковская, преподаватель английского: «Всегда есть надежда»

– О такой стороне жизни мне только рассказывали, легче жить, думая, что так не бывает. Нет у меня мужества в ту сторону смотреть.

Создатель фильма прав: всегда есть надежда. Дети тянутся к свету. Но фильм уж очень мрачный. Если судить по американским фильмам, так наши учителя вообще в раю живут и работают, а всё недовольны.  Если им так можно, значит, нам тоже можно. Мне очень везло с детьми до сих пор, но я знаю учителей, которые плачут после уроков. Не потому, что весь класс такой, но потому что есть два-три ученика, которые должны бы находиться в специализированном учреждении.

Про уровень уважения к учителям я вообще молчу. Раньше это было априори, теперь учителю приходится думать, как заработать авторитет в классе. Кстати, сами учителя далеко не безгрешны: я в была культурном шоке, когда услышала от коллег выражения в адрес детей типа «быдло», «гоблины», «чтоб они заткнули свои поганые рты». Что сеем, то и…

 

Анна Журавлева, дочь учителя математики: «Без лица в пустом классе»

— Мама часто делится со мной: «Они не хотят слушать…» Бессонные ночи за подготовкой к урокам. Математикой никого вроде не удивишь, но она способна. Я знаю, для нее усвоение духовной части материала порой важнее, чем знание формул. Но разбудить что–то важное непросто, когда ученик часто даже не подозревает о существовании души.

 Дети и школа страдают от одной болезни, имя ее режиссер вынес в название – в оригинале «Отчужденность». Они брошены родителями. Их отсутствие в жизни детей и на собраниях в школе уже не удивляет. Отчуждение… Оно съедает нас изнутри. Черствость, недоверие, злость, злость, еще раз злость и усталость. И все это мы приносим с работы домой, а они из дома в школу. Талантливая Мередит, изгой в классе и семье, для своего последнего в жизни арт–проекта выбирает именно школьный двор. И уходит, так и не поверив, что все могло наладиться.

Школа здесь образ, позволивший Тони Кэю показать нам нас же самих, каждого, со своим багажом проблем, неоправданных надежд и переживаний. Нас – без лица в пустом классе. И это реальность нашего мира. Неважно, о какой школе пойдет речь – об американской или российской.

Эмма Константинова, преподаватель вуза, Подмосковье: «Раненый учитель — раненые ученики»

– Тягостное впечатление… Сплошная депрессия как результат искаженных судеб и информационного обвала. На этом фоне роль учителя показана наподобие одиноко стоящего колоска на дотла сгоревшем поле. Что взойдет? Каким образом продолжится жизнь?

Не люблю подобное кино. Раненый учитель — раненые ученики. Есть точка зрения, что надо опуститься на самое дно, чтобы оттолкнуться и всплыть, не пропасть совсем. Увидеть и постичь новое измерение. Но это еще впереди. Мне больше созвучно искусство, когда не просто фиксируется факт, а показан возможный выход на нечто большее, внеситуативное… Мне интереснее, когда более зримо сам действующий герой находит для себя истину, пусть временно, но в надежде и вере уже приходит к экзистенциальным ценностям.

 

Максим Мордвинцев, учитель, аспирант, Петрозаводск:  «Все друг другу чужие»

– Не пожалел о просмотре, хотя после начальных кадров не хотел смотреть фильм. Интервью различных реальных учителей вызвали ощущение, что сейчас зрителя ожидает полуторачасовое нравоучительное кино о важности профессии учителя.

Последовали чернушные сцены из школьной жизни: школьник, грозящий избить учителя; ученица, плюющая в лицо отчислившей ее учительнице; школьник, убивающий кота; еще один учитель, объясняющий при помощи фотографии вагины, зараженной гонореей, как следует одеваться в школе… Временами возникало ощущение, что режиссер захотел выплеснуть на экран максимальный градус чернухи, который только мог.  В «Учителе на замену» использована ручная камера, что вкупе с крупными планами создает чувство документальности.  

Кадр из фильма

Чернушность разбавляют анимационные вставки, которые иногда говорят о чувствах героях намного больше, чем актеры или композиция.

Тем не менее фильм не о том, как тяжело работать учителем или как плохи дела  в школе. В оригинале фильм называется «Detachment» — «Отчуждение». И это название как нельзя лучше говорит о фильме. В картине наглядно показаны судьбы многих персонажей, не только главного персонажа Эдриена Броуди. История каждого персонажа – личная история отчуждения. Его испытывает и директор школы, потому как ее увольняют и отрывают от дела всей жизни. Отчуждение испытывают учителя и даже школьный психолог. Разумеется, отчуждение     испытывают ученики, и даже те, кто не ходит в школу.

 Картина опустошенной школы —  место, где находится множество людей, но все они друг другу чужие. Место, где ты как будто среди людей, но как будто и один. Единственный человек на фоне этого опустошения – персонаж Эдриена Броуди с книгой Эдгара По в руках. Выражаясь его словами, нужно хранить свой разум от окружающей тупости. И это касается не только школы.

Фото с сайта  www.bucwar.ru