Архитектура Петрозаводска, Культурное наследие

Враньё высокого полёта, или Почему Дому Богданова угрожает гибель

Дом Богданова в Петрозаводске. Из архивов фотографа Бориса Семёнова. 80-е годы XX века, после переезда дома в квартал исторической застройки.
Дом Богданова в Петрозаводске. Из архивов фотографа Бориса Семёнова. 80-е годы XX века, после переезда дома в квартал исторической застройки.

Юлия Свинцова о своей переписке с Управлением по охране объектов культурного наследия Республики Карелия: «Такого ответа, где что ни слово, то неправда, я давно не получала». Доказательство — сделанные сегодня утром снимки.

«…Оконные рамы вырывались и выбрасывались со второго этажа вниз, весёлые гастарбайтеры обрывали внешнюю и внутреннюю обшивку дочиста. Никаких представлений о ценности объекта и аккуратности работ они явно не имели».

 

 

Дом Богданова — объект культурного наследия регионального значения

В Петрозаводске совсем немного старинных деревянных домов. Помню нашу семейную радость, когда часть из них сконцентрировали в районе улицы Федосовой, обещали обустроить там что-то вроде ремесленной слободы, где будут жить и творить свои произведения кузнецы, резчики по дереву, горшечники, ткачи и другие мастеровые талантливые люди. Что из этой замечательной идеи получилось, петрозаводчане знают: небоскрёбы с их хозяевами-застройщиками быстрыми жадными темпами стали откусывать лакомые куски от этого участка со всех его сторон, а мастера уезжать.

Благодаря тому, что в некоторых зданиях расположился музей «Кижи» и жители-собственники, эти дома здравствуют и хорошо выглядят. Дому Богданова не повезло.

То есть вначале-то ему повезло — его не сожгли, как некоторых его соседей, а в 1983‑1987 годах перевезли с улицы  Малой Слободской, 25  в кварталы исторической застройки Петрозаводска и восстановили по проекту архитекторов В.Г. Копнина и Л.Г. Поляковой.

В нём располагались централизованная бухгалтерия и другие учреждения. На его крылечке было так замечательно посидеть летними вечерами, вдыхать запах нагретого старого дерева, любоваться остеклением над главным входом, шутить в дни города.

Дом Богданова ещё не так давно. Фото с сайта Республиканского центра по государственной охране объектов культурного наследия

Дом Богданова ещё не так давно. Фото с сайта Республиканского центра по государственной охране объектов культурного наследия

Дом Богданова ещё не так давно. Фото с сайта Республиканского центра по государственной охране объектов культурного наследия monuments.karelia.ru
Дом Богданова ещё не так давно. Фото с сайта Республиканского центра по государственной охране объектов культурного наследия monuments.karelia.ru
Дом Богданова в 2009 году. День города. Фото Юлии Свинцовой
Дом Богданова в 2009 году. День города. Фото Юлии Свинцовой

 

Дом Богданова продан

Но годы шли, и двухэтажный тамбур главного входа стал крениться, а затем чуть не отваливаться от основной части здания. Дому требовалась помощь.

Помощи этой дом не получил. Вместо этого в начале 2018 года СМИ сообщили, что Администрацией Петрозаводска дом выставлен на продажу через аукцион с начальной стоимостью 1 (один) рубль. Правда, земельный участок стоил значительных денег — 2,5 млн рублей. «По условиям аукциона, покупатель будет  обязан провести масштабные работы по реставрации здания – от фундамента до кровли с сохранением их исторического облика. Эти  работы новый собственник должен провести за собственный счет до 2021 года».

Запомните, пожалуйста, эту дату, до неё ещё больше двух лет!

Спустя некоторое время СМИ сообщили, что Дом Богданова продан только с четвёртой попытки. Новым собственником дома с индивидуальным историческим обликом и почти 150-летней историей стала компания «Строительный трест № 4» (директор и учредитель Виктор Стопкин).

Как стало известно, 4 мая этого года собственник получил от Управления по охране объектов культурного наследия Республики Карелия два документа — задание на проведение работ по сохранению объекта и разрешение на производство работ. Как следует из ответа, полученного мною из вышеупомянутого Управления по охране объектов культурного наследия Республики Карелия, демонтажные работы должны были проводиться в объёме, «необходимом для уточнения физического состояния объекта и разработки научно-проектной документации».

 

Варварство

12 мая 2018 года, гуляя в этих местах, я увидела, на мой взгляд, варварство:  оконные рамы вырывались и выбрасывались со второго этажа вниз, весёлые гастарбайтеры обрывали внешнюю и внутреннюю обшивку дочиста. Никаких представлений о ценности объекта и аккуратности работ они явно не имели.

Неофициальными путями информация о происходящем была немедленно передана в Управление по охране объектов культурного наследия. По моим сведениям, несмотря на субботний день, специалисты Управления выехали на объект.

Судя по ответу, полученному мною из Управления, 7 июня было «выявлено несоответствие проводимых работ выданному Заданию и собственнику выдано Предписание о приостановке работ на объекте от 9 июня № 6/2018″.

25 июня 2018 года я снова навестила Дом Богданова. Обнаружила, что работы не ведутся, что вход на территорию свободен — отсутствуют ворота. Оконные проёмы второго этажа зияют, а первого едва прикрыты досками и сайдингом. Резные карнизы и наличники свалены на земле в две кучи, как и 16 длинных люминесцентных ламп, являющихся  отходами 1 класса опасности – чрезвычайно опасными отходами.

После моего обращения в Единую дежурно-диспетчерскую службу и мэрию через несколько дней лампы были вывезены.

25 июня 2018 году я обнаружила 16 люминесцентных ламп на территории Дома Богданова. Вывезены в течение нескольких дней после обращения в мэрию. Фото 25 июня 2018 года
25 июня 2018 году я обнаружила 16 люминесцентных ламп на территории Дома Богданова. Вывезены в течение нескольких дней после обращения в мэрию. Фото 25 июня 2018 года

7 августа 2018 года я написала два официальных письма — в мэрию и в Управление по охране объектов культурного наследия Республики Карелия, прося и требуя обязать собственника соблюдать как нормы строительных законов (ограждение не замкнуто, нет баннера с названием объекта, производителем работ, сроке их проведения), так и обязанности по сохранению объекта культурного наследия конца ХIХ века.

 

Что ни слово, то неправда

Вчера, 24 августа, получила ответ из Управления по охране ОКН. Датирован 23 августа 2018 года, исполнен А.С Корехиной, подписан начальником Управления Юлией Алиповой.

Не поверив своим глазам, так как ещё несколько дней назад в очередной раз осматривала дом, я уже сегодня с утра с фотоаппаратом была у Дома Богданова. Ответственно заявляю — в ответе Управления содержатся ложные сведения.

Оконные проёмы второго этажа открыты, ни о какой защите собственником конструкций от атмосферных осадков речи не идёт.

Окно второго этажа на стене, обращённой к пр.Ленина. Открыто...
Окно второго этажа на стене, обращённой к пр.Ленина. Открыто…

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой

Наличники с резьбой и декоративные карнизы не только не вывезены с участка, но не сдвинулись ни на йоту за три с половиной месяца!

А вот и наличники и карнизы. По мнению Управления по охране объектов культурного наследия, они якобы вывезены по состоянию на 23.08.18. Фото сделано сегодня - 25.08.18. Лежат там же, где и все три с гаком месяца
А вот наличники и карнизы. По мнению Управления по охране объектов культурного наследия, они якобы вывезены по состоянию на 23.08.18. Фото сделано сегодня — 25.08.18. Лежат там же, где и все три с гаком месяца

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой

 

Несколько окон первого этажа свободно и легко открываются, что видно на фото.

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой.

Окно легко открывается снаружи, доски просто поставлены, прислонены. Легко откинуть или сдвинуть их.
Окно легко открывается снаружи, доски просто поставлены, прислонены. Легко откинуть или сдвинуть их

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой

Легкий доступ для любого. А Управление по охране ОКН Карелии просто врёт. Ложь высокого уровня или низкий профессионализм?
Легкий доступ для любого. А Управление по охране ОКН Карелии просто врёт. Ложь высокого уровня или низкий профессионализм?

Лист сайдинга, закрывающий бывший дверной проём, легко отодвигается, проникнуть в дом может даже малолетний ребёнок.

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой.
Слева виден лист сайдинга, он закреплён лишь с одной стороны и выполняет роль дверей — вход в здание свободен и прост

Также я обнаружила, что даже если собственник приладит к ограждению ворота, что он не делает уже три с половиной месяца, то проникнуть на территорию можно будет и тогда легко — забор не доведён до земляного склона.

В углу дыра. Даже если появятся ворота, зайти на территорию дома будет легко. Да и забор, похоже, как домик у Ниф-Нифа, ветром сдунет. Так строит Строительный трест № 4?
В углу дыра. Даже если появятся ворота, зайти на территорию дома будет легко. Да и забор, похоже, как домик у Ниф-Нифа, ветром сдунет. Так строит Строительный трест № 4?

Забор в двух местах прибит к живым берёзам. Постараюсь узнать, что думает об этом отдел экологии мэрии. Как и об обнаруженных мною сегодня остатках разбитой люминесцентной лампы, а, значит, о заражении ртутью этого участка.


Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой
Обратили ли сотрудники Управления по охране ОКН на окурки на территории? А их хватает, появились свежие. Территория заросла травой, захламлена снятыми с дома досками.

Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой
Дом Богданова 25 августа 2018 года. Фото Юлии Свинцовой

У меня остался ещё ряд вопросов:

  1. Какое наказание понёс собственник за несоответствие проведённых согласно заданию Управления работ?
  2. Насколько ясно из полученного мною ответа, в Предписании от 9 июня 2018 года были не только запрещены дальнейшие работы собственнику на этом этапе, но и предъявлены какие-то требования по охране памятника.
    Если бы я не написала запрос, спустя какое время специалисты Управления проверили бы, как собственник выполняет их предписания и почему нет мер наказания собственнику за неисполнение требований по Дому Богданова?
  3. Ограждение объекта не замкнуто в двух местах. Выписаны предписания от 9 июня, теперь от 23 августа. Как долго это будет тянуться, не принося эффекта?

 

Уже, кажется, всем ясно, что хоть назови это учреждение Республиканским центром по государственной охране объектов культурного наследия, хоть Управлением по охране объектов культурного наследия Республики Карелия, слаще не станет. Памятники культуры мы теряем один за другим. Мало сотрудников — пока ещё много объектов, недостаточно денежных средств, вероятно, смехотворны наказания для нарушающих закон об охране объектов культурного наследия, но разве можно так охранять, а?
Такого ответа, где что ни слово, то неправда, я давно не получала.

Успенская церковь сгорела, что дальше?

Фото, если не указано иное, Юлии Свинцовой
Сделаны сегодня, 25 августа 2018 года, в 9.30 утра