Литература

Страстная седмица

{hsimage|artnow.ru/ru |right|||}

Страстной седмицы тихие шаги

 Под окнами своими услыхала.

 Душа, не бойся, и себе не лги,

 Не поздно никогда начать сначала.

 

 Ещё семь дней — покаяться спеши,

 Бог в этот срок мир сотворил бескрайний,

 Тебе же — не добраться до вершин,

 Хотя бы тело вывести из спальни,

 

 Чтоб не ленилось, нежась без забот,

 Но укрощало страсти и смирялось.

 Чтоб и с тобою был круговорот,

 Ещё не поздно всё начать сначала.

 

Из цикла "Великий понедельник"

 

1. Смоковница

За грехи моей праздной души,

Не приносящей плодов духовных,

Иисус Христос ее иссушил,

Как бесплодную смоковницу.

 

И теперь горько слёзы лью

Взыскуя веры истинной

И прилежно Христа молю

Вернуть одеянья листья.

 

Стыдно голой, бесплодной стыть

Посреди зеленого виноградника.

Прошу прилежно меня простить

Молитв моих ради…

 

И услышал Господь меня,

Виноградарю доброму вняв,

И оставил до Судного дня,

Дожидаясь любви огня.

 

 

2. Иосиф

Одиннадцать милых братьев моих

Приснились однажды во сне:

Работали в поле, вязали снопы,

И те поклонились мне.

 

И ещё приснились одиннадцать звёзд,

Поклонившихся мне, как братья.

Мать с отцом расстраивались до слёз,

Когда им это пришёл рассказать я.

 

И когда я стадо отцовское пас,

Братья сняли с меня одежду

И бросили в ров, но Бог меня спас,

Любящий меня по-прежнему.

 

И Иуда, один из братьев, продал

Меня за двадцать сребреников

Купцам проезжим. И пришла беда

К ним, а ко мне — память смертная.

 

Не так ли Иисуса Христа потом

Продал один из двенадцати?..

Были у меня братья и родительский дом,

И не думал с ними я расставаться…

 

Я предательство братьев своих простил,

Пережив на чужбине бедствия.

И людей по-прежнему всех любил

И любовь оставил в наследство.

 

Рабство наше — зависть и злость,

Ненависть и корысть.

И чтобы рабство избыть довелось,

Верь, люби и молись.

 

 

 

Из цикла "Великий Вторник"

 

1. Притча о талантах

 

Трём рабам дал Господь таланты:

Один стал царём, второй — музыкантом,

А третий в землю талант зарыл, —

Пару мной выкопаннных крыл.

 

Вечно я подбираю, Боже,

То, что людям другим негоже.

Да и тут не понять: откопала,

Так моё, или я украла?

 

Но на всякий случай я возвращаю

Счастье — милому, слово — раю.

А талант у меня был свой:

Дал Господь мне любовь…

 

 

 

Из цикла "Великий Вторник"

 

2. Обличение Иисусом фарисеев 

 

И пришли к Нему фарисеи,

которые, к чему бы не прикасались,

веруют в это, но сомневаются

в верность самой идеи.

 

И пришли ко Христу они,

и спросили о воскресении,

о семи мужьях и одной жене,

и об их разделении.

 

А Христос фарисеям ответил:

В воскресеньи нет жен и мужей,

все пребывают, как Ангелы, в свете.

Я Бог живых, а не мертвых теней.

 

И еще Он сказал: Господа возлюбите

всею душею и всем разумением,

а затем ближнего. И Спаситель

дарует вам спасение.

 

 

Из цикла "Великий Вторник"

 

3. Десять дев

 

Тогда подобно будет Царство Небесное

 десяти девам,

которые, взяв светильники свои,

вышли навстречу жениху.

          Мф.25:1-13

 

Десять дев в ожидании Бога:

Пять разумных и пять неразумных, —

Задремали все у порога

А в полночь явился Жених.

 

Разумные засветили светильники,

А неразумные не смогли:

Масло вовремя не купили…

И я была среди них.

 

И ушли разумные с Женихом

В Царство Его Небесное.

А за неразумными Он потом

Пришлет Христову невесту.

 

Но когда мы спали все, то во сне

Мне снилось, что в лампе моей

Масло было, и я его раздавала,

И оно — не кончалось.

14.04.09 (20:43)

 

 

Из цикла "Великий Вторник"

 

4. Страшный суд

 

От четырех ветров от края небес до края

Ангелы при кончине века избранных собирают.

Злых из среды праведных отделяя,

Уготовив первым — ад, а вторым — кущи рая.

 

И будет Бог судить не только людские дела,

Как добрые, так и злые, но и всякое слово,

И помышления, и намерения добра и зла,

Отделяя хорошее от плохого.

 

 

 

Из цикла "Великая Среда"

 

1

…И грешница Бога в Христе узнала,

Узнала Любовь выше всех Законов…

В дом прокаженного, в дом Симона

Пришла и слезами Его омывала

и миро бесценное проливала

на ноги Ему, что  уже было чудом,

а кому-то этого было  мало…

и продал сегодня Христа Иуда.

 

 

2

Продал сегодня Христа Иуда,

Продал Бесценное, — душу бессмертную…

Старейшинам преподнёс на блюде.

Был богат и тут же стал бедным он…

 

И тут же изменились время и лица,

Преданный стал предателем,

А Иисус искренно за него молился,

Просил за него Создателя.

 

А Иисус, умащённый  елеем,

Иуду, ученика своего, любил,

Больше других Апостолов жалея,

Всё знал и простил…

 

 

3

Ноги Твои омывая своими слезами,

помазывая их  драгоценным миром,

обтирать волосами своими и тихо

 

знать, что Ты не останешься с нами,

что Ты, владеющий целым миром,

не обидишь обидчиков, а простишь их.

 

 

Из цикла "Великий Четверг"

 

Омовение ног ученикам

 

После трапезы Иисус

оглядел Апостолов

и ощутил на плечах Своих груз

Царства Божия.

 

Отец все отдал в руки Его,

Он от Бога исшел и к Богу отходит…

Иисус  взял полотенце и воду

и стал омывать ноги учеников.

 

Петр противился,

остальные немели,

пока учитель их Иисус

прикасался к их телу.

 

Ошеломлённые ученики не знали,

Что стали в Царствии Его гостями.

 

 

 

Из цикла "Великий Четверг"

 

Тайная вечеря

 

На столе моём сегодня

Лишь вино и чёрный хлеб…

Знаю, это не угодно

Церкви… только не для треб

 

Собрались в моё застолье

Духом близкие друзья.

Мне пока ещё не больно,

Кровь и плоть пока моя

 

Нераздельны, не разлитны…

Мы с друзьями за столом,

И к распятью не прибито

Тело бренное гвоздём…

 

И ещё по кругу чаша

Ходит, полная вина,

Да и касса не продажна

И пока ещё полна.

 

И молитва в Гефсиманском

Только близится саду.

И  в Небесном Божьем Царстве

Я теперь не пропаду…

 

Пью вино и хлеб ломаю

И с друзьями говорю

И Завета обещаю

Скоро Нового зарю…

 

 

 

Из цикла "Великая Пятница"

 

Погребение

 

                 Они хоронят Бога

                       Б. Пастернак

 

В ночь вынос плащаницы.

                                        Двери

Скрипят, скорбя, в железных петлях.

Я в храме среди паствы…

                                       Верю,

Что Бог воскреснуть не замедлит.

 

На лицах лишь глаза остались:

Великий пост, молитвы, бденье.

Два дня — кощунственная малость

До Воскресенья.

 

Алтарь и аналои в чёрном,

Чернее ночи заоконной.

История Христу покорна,

Зияет временем бездонным.

 

Слились в единое пространство

Скорбь плащаницы, чрево ночи.

И нет ни для чего препятствий,

И исполнения пророчеств.

 

И кажется, остановилось

Дыханье жизни.

                          Только тени

У гроба тихо шевелились

И упадали на колени.

 

Несут… Под волны бормотанья

Чтецов — Его выносят с плачем.

Я Бога хороню.

                                 И знаю:

Сама я умираю, значит.

 

 

Из цикла Великая Суббота»

 

 ***

 И ждали все, когда воскреснет Бог.

 Людское стадо колыхалось в храме,

 Но мерное постукиванье ног

 Не заменяло Божьего дыханья.

 

 Приглушены все звуки на земле,

 Как будто вновь хоронят Бога.

                           Боже!

 Пурга такая и мороз по коже,

 Ужели веры мало?

 

Всё белей           

Земля, а поднебесное стекло

 Заметено. И к полночи всё стало

 Белым-бело. Но всё же света мало.

 И душу в преисподней припекло.

 

 Но вот он, свет, благословенный свет,

 На землю нисходящий на Фаворе.

 И ночи нет, и смерти больше нет:

 Живые и умершие — все в сборе.

 

 — Христос воскресе! Наш Господь воскрес!

 — Воистину воскресе! — Отвечают.

 Звук полнит грудь и достаёт небес,

 И отворяет двери рая.

 

 

Под Пасху

 

 Не смерть страшна, а что за нею.

 Как ночь без Бога пережить?

 Без чувств я сердцем каменею,

 Без веры мир во тьме лежит.

 

 Светает. В снежном поднебесье

 Восходит сиротливо диск.

 Под похоронной вьюги песню

 Бреди в пустыне и молись.

 

 И я молюсь, чтоб воскресили

 Возлюбленного и любовь.

 Чтобы на Пасху вместе были

 Мы вновь и с Богом и с собой.

 

Пасха

 

 Пасха — самый светлый праздник.

 На столе кулич стоит

 И покатым боком дразнит

 В пост дремавший аппетит.

 

 В ночь пурга ещё металась,

 С ног сбивала крестный ход,

 А с утра капели жалость

 С крыш свои слезинки льёт.

 

 И в строю немеют ели

 Вдоль обочин всех дорог:

 В небо Пасхи, как в купели,

 Обмакнёт кропило Бог.

  • Анна

    лучшее десять дев