Литература

Звёздные следы

Фото Ирины Ларионовой
Дмитрий Свинцов на презентации своей книги

О лирике Дмитрия Свинцова.

Новая книга стихов талантливого яркого автора (Дмитрий Свинцов. Chelovek.ru. –Санкт-Петербург, 2011; Дмитрий Свинцов. Еще один день – Петрозаводск, 2012) – всегда радость и повод поразмышлять о творчестве поэта.

Дмитрий Свинцов, на мой взгляд, прежде всего глубокий, тонко чувствующий движения души и пространства лирик. Его поэзия отзывается на красоту окружающего мира, человеческие эмоции, круговорот природы и времени. Все его творчество пронизано акварельным лиризмом, который в северных широтах становится еще более пронзительным, драматичным, глубоким.
В книге «Еще один день» представлены стихотворения разного времени, у большей части из них нет дат. Поэт живет во вневременном пространстве, где прошлое и настоящее пластичны и подвижны, они плавно перетекают в вечность, а над дачными незатейливыми пейзажами вдруг раскрываются облака и является «качнув головою седою, Саваоф…».

Для поэзии (и личности!) Свинцова характерны качества, ставшие в настоящее время практически рудиментарными, – романтизм, рефлексия, философичность. Назад – к человеческим эмоциям от роботизированного мира машин! На воздух из виртуальной ограниченности Интернета!

…И все ж бессмертен я, покуда
в моей руке – какое чудо –
твоя рука!

Поэт много пишет об одиночестве. В его стихах устремленность к высшему началу, при этом автор глубоко погружен в земную жизнь, чувствует и осязает многообразие ее форм. Своими строками он останавливает и запечатлевает мгновения с фотографической точностью, сосредотачиваясь на мельчайших деталях, как в стихотворении «Апрель»:

Под солнцем лупятся карнизы.
Земля гудит по вечерам
и гонит соки жизни снизу
вверх
По березовым стволам.

Бесценные, точно пойманные и переданные блики личного времени – и целой исторической эпохи со множеством штрихов и примет. Поэт ищет собственное равновесие в окружающем его пространстве и находит его на границе осознаваемого, видимого – и непостижимого:

Гармония связует с песней звезд
стремительную поступь мирозданья…

При всем внимании к житейским и бытовым явлениям поэт поднимается до высот философских обобщений, языком образов и метафор напоминает читателю о сверхзадаче человеческой жизни. Стихотворение «Гончарный круг» – о Мастерстве, божественном, гончарном, возвращающее к первым мгновениям Творения:

Старый мастер был искусен,
душу глины понимал –
до античного искусства
круг гончарный поднимал.

Разноплановая образность – одно из главных достоинств лирики Свинцова. У него особый поэтический взгляд на мир, позволяющий увидеть, как «одиночество сутулится», вернуться в день, «где со дна речного пела нам луна», разглядеть вдруг «звездные следы» в привычной реальности. Поэтичные описания любимой тоже нежны и конкретны, можно буквально ощутить женскую красоту, когда «сон лежит на твоих устах и ласкает твою улыбку». Предчувствиями и воспоминаниями полна эта книга, в которой настоящее – лишь краткий блик в бесконечности времени.

Осенний лес струится листопадом
торжественно
и тихо,
и светло,
не ведая еще, что где-то рядом
ворочается снежное число,
что скоро небо выполощут ветры,
и озеро замрет в объятьях льда,
и ляжет на остуженные ветви
далекая Полярная звезда.

Время – одна из главных лирических тем поэзии Свинцова. Грань между реальностью и сном становится призрачной. Читая его стихи, оказываешься в разных реальностях, за гранью привычного циферблата, открываешь новые уровни бытия. Возможно, все, что происходит с нами на земле, – только сон… Поэт следует за другими великими духовидцами-сновидцами русской поэзии, не случайно эпиграфом к стихотворению «Сон с тобой» становится тютчевская фраза «земная жизнь кругом объята снами…» Он развивает ее причудливо, придавая реальности сновидения вселенский размах, предполагая,
Что и через тыщу лет
На неведомой планете
В этом самом же сюжете
Кто-то свой оставит след.

Основа поэтического мира Д. Свинцова – огромное наследие европейской литературы. Знаток и ценитель, владеющий несколькими иностранными языками и на протяжении многих лет погруженный в пространство мирового Слова, он легко играет ассоциациями из французской и английской поэзии, примеряет на себя «римские элегии», работает над стихами к театральной постановке «Кавказского мелового круга» Б. Брехта. Все стихи Свинцова музыкальны, проникнуты знанием художественной культуры человечества. В них звук гармонично соединяется с краской и ложится на бумагу многомерным словом.

Переводы Свинцова – особая сфера в его творчестве. Ш. Бодлер, Ж. Превер, П. Элюар и Б. Виан в переводах Свинцова действительно звучат по-русски во всей полноте своей декадентской противоречивости и самовлюбленности. А переводы с финского на русском языке вольно поются, переливаются сочными звуками, воспринимаются самой глубиной северной души. Для карельской литературы характерно устремление к глубинным корням, истокам поэтической речи. Так в стихах Я. Ругоева в переводе Д. Свинцова чувствуется живая образная перекличка с одним из самых известных псалмов царя Давида.

Если песни родные предам
и уеду туда,
где в помине нет белого снега
и льда голубого,
пусть отсохнет язык…

Колоссальный литературный багаж автора чувствуется и в его обращениях к «вечным темам» из великой Книги: «Библейские стихи» – одно из сильнейших эмоциональных потрясений, поэтический гимн свободе, сдержанный и пронзительный одновременно:

Мы вели вас сквозь голод и мор
сорок лет до родного предела,
чтобы в ваших шатрах с этих пор
слово рабское с уст не слетело…

Поэтическое творчество Свинцова – дань уважения друзьям и учителям, которые вдохновляли на протяжении жизни. Среди адресатов поэтических посвящений – М. Козаков, Л. Филатов, А. Тарковский, Д. Самойлов, в названиях и темах стихотворений – имена А. Пушкина, С. Прокофьева, Б. Слуцкого, А. Куинджи, П. Чайковского.
Внутренний мир поэта со всеми его вехами и памятными датами, открывается в мир его времени с его особыми приметами: чайками над мачтами кораблей, детской каруселью, футболом во дворе, общежитским вальсом, сиреневым кустом над могилой матери…
Поэт наощупь идет к своим корням, создает поэтическое посвящение родителям, задумывается о судьбе их поколения, целой эпохи, попавшей «прямо в лагерный блок». Он выстраивает своей лирикой мосты между отцами и детьми, распавшимися десятилетиями, переосмысливает наследие прошлого и смотрит в будущее:

Небо тучей затянется.
И погаснет звезда.
Ну а мост –
он останется
навсегда.

В стихах Свинцова пульсирует редкая для современной поэзии преемственность исторической связи поколений. Он чувствует свою ответственность за то, чтобы выразить не только современников, но и предшественников. Для автора сборника, как и для замечательного фронтового лирика Иона Дегена, «война не кончается никогда». Память о войне Дмитрий Свинцов пропускает прямо через сердце. Эхом в его стихотворениях – далекие бои, которые болью отцов и дедов отзываются в сердце послевоенного поэта. Эмоциональный опыт отгремевшей войны неоднократно переосмысливается поэтом.

Мы вечные дети последней войны.
Наверно, мы были обузой стране,
но мы вдосталь хлебнули волны,
отцовских смертей и контузий.

Двадцать лет назад, просмотрев подборку моих первых стихов, Свинцов сказал, что поэт начинает звучать с того момента, когда у него появляется что-то свое, новое, неповторимое. Это собственный поэтический голос. У Дмитрия Свинцова он одновременно глубоко лиричный и философский. Мастер бытовой детали, автор одновременно причастен вечности, устремлен к философскому осмыслению глубин человеческого бытия, он настоящий наследник русского космизма с его звездными корнями из «библейской синевы».

Пусть свет дойдет до нас не скоро.
Но и через мильоны лет
он человеку, а не сору
от неба передаст привет.

Порой Вдохновение поэта кажется легким и игривым, но гораздо чаще, как и для всех творческих людей, оно оказывается трудным испытанием, проверкой на прочность:

Шли и плакали вечные узники
гениального ангела тьмы
и не слышали вечную музыку,
разрывавшую путы зимы.

Тем не менее, в стихах Дмитрия Свинцова есть Надежда. Несмотря на то, что порой автору кажется, что используемые людьми слова уходят все дальше от изначального Слова и его творящего смысла, он верит в то, что всему свое время. Вопреки всему, «под небеса упрямо прорастает слово». Поэзия Дмитрия Свинцова на протяжении долгих лет вдохновляет читателей и заставляет задуматься о наших корнях и истоках, путях души и судьбах нашего времени.

Поэзия!
Спаси, как птиц,
от немоты и просторечья
стихом, не падающим ниц,
гортань больную
человечью.