Литература

Капля смолы на пыльном стекле

Леонида Авксентьева «Капля смолы на пыльном стекле»

О второй книге прозы Леонида Авксентьева  своими впечатлениями делится писатель Надежда Васильева

В издательстве «Версо» (Петрозаводск) вышла книга незрячего писателя Леонида Авксентьева «Капля смолы на пыльном стекле».

В сборник вошли 10 рассказов, возраст читательской аудитории которых определить сложно. В статье «От автора» писатель говорит по этому поводу следующее: «Они (рассказы) предназначены для семейного чтения. Надеюсь, что читатель любого возраста найдёт в сборнике что-то интересное и полезное для себя». И это действительно так. Пишет Леонид Авксентьев просто и потому проникновенно. От возраста читателя зависит только глубина понимания тех проблем, которые поднимаются в том или ином произведении. За кажущейся простотой и ясностью изложения видна многоплановость чувств и размышлений писателя. Нередко сюжетные линии переплетаются так затейливо, что диву даёшься такому искусному, профессиональному мастерству.

 

 

Очень затронул душу рассказ «Младший брат» о трогательной дружбе двух детдомовских мальчишек разного возраста, однофамильцев Саньки и Павлика Глебовых. С каким бесстрашием ринулся Павлик спасать своего разбившегося на ледяной горке старшего друга. И эта потрясающая концовка: «Я буду молиться за тебя, брат». Рассуждали о Боге мальчишки после визита в детдом священника, отца Андрея, который подарил ребятам «Библию для детей». И, вероятно, не случайно беда происходит с Сашкой, который счёл библию «ерундой», но спасает его Павлик, которому запали в душу слова священника, погладившего его по голове и пообещавшего молиться за него. «Мне отец Андрей сказал, что есть такие молитвы, которые помогают в учёбе, здоровье, работе, – тщетно пытается убедить он Саньку. – А ещё он сказал, что есть такая молитва, которая помогает бросить курить и пить водку». Павлик знает, что мать Сашки, которую он любит и с которой хочет жить, когда вырастет, – пьёт.

Духовная сила младшего «брата» и физическая сила, жизненный опыт старшего не случайно притягивают мальчишек друг к другу. Каждый из них неосознанно ценит в другом то, чего не хватает самому.  Картинки жизни воспитанников детского дома вырисовываются автором так ярко и правдиво, будто он сам только что вышел из дверей этого детского учреждения, где жил многие годы. Потрясает психологизм, с которым воспроизведены художественные образы этих мальчиков: их речь, поведение, реакция на происходящие события. «Шефы – они шефы и есть, – по-взрослому мудро отвечает на вопрос младшего «брата» Санька. – Они не могут быть хорошими или плохими. Приедут, раздадут всё, что им не надо, попьют чаю с воспитателями и уедут». Или взять Санькины наблюдения за Дедом Морозом и Снегурочкой: «И мы с Мишкой видели, как они со Снегурочкой стояли за микроавтобусом, курили и пили пиво из банок, а потом пришёл наш директор, Николай Сергеевич, отдал им деньги, и они уехали. А Николай Сергеевич сердито плюнул им вслед и ушёл к себе».

Проблема судеб детдомовских детей ярким штрихом обозначена в эпизоде с соседкой по коммунальной квартире Софьей Михайловной, самовольно занявшей комнату бабушки Павлика после её смерти. И как деликатно и вместе с тем достойно заявляет Павлик о своих правах, попросив со знакомого стеллажа книгу «Путь к звёздам» Константина Циолковского,  с дарственной надписью его дедушке от Юрия Гагарина. Акценты на истинные ценности расставляются без назидания, с помощью профессионального чутья писателя и умелого владения художественным словом. Чёткая грань между добром и злом, свойственная детям и проводимая автором в этом рассказе, объясняется возрастом главного героя, второклассника, от имени которого ведётся всё повествование.

 

Рассказ «Капля смолы на пыльном стекле» в первый раз я прочла в журнале «Север». За этот рассказ автор стал победителем литературного конкурса, посвящённого юбилею Олонца. Помню, как концовка вызвала непроизвольный поток светлых и радостных слёз. Перечитывая рассказ уже в книге, не могла представить, что катарсис чувств снова повторится. Капля смолы на пыльном стекле чердачного окна была мушкой в игре девятилетних мальчишек, которые расстреливали вражеские машины из воображаемого пулемёта, тем самым, как им казалось, отмщая фашистам за расстрелянную  подпольщицу Настю. Игра эта была последним ярким впечатлением детства Константина Мельникова, потерявшего в ту детскую пору зрение после тяжёлой болезни. Нелёгкая судьба забрасывает его, северянина, в южные края. В родных местах доводилось бывать редко. (В последний раз он навестил отчий дом, приехав на похороны матери тридцать лет тому назад). И вот, наконец, снова «…окунулся в мир знакомых с детства запахов Олонца». И посетил тот дом, на чердаке которого мальчишками играли в войну. Не удержался, попросил внука нынешней хозяйки дома, Никиту, провести его на чердак. Красной нитью вплетается в поток повествования философская мысль: в жизни всё повторяется, становится «на круги своя». «Всё как тогда, – подумал он. И вот уже не он, Никита строчит по врагам из воображаемого пулемёта.

«И вдруг яркий свет ударил по глазам Мельникова. Глаза его наполнились слезами, но перед тем, как зажмуриться, он ясно увидел и мост через реку, и дорогу с катящимся по ней автобусом. А ещё он успел заметить чёрную каплю смолы на пыльном чердачном стекле и склонившуюся к ней нестриженную белобрысую макушку Никиты».

В неожиданном прозрении героя под воздействием сильных впечатлений кроется глубокая мысль. Прозрение это не только физическое, но и духовное. И опять такая яркая точка развязки, оформленная прямой речью ребёнка, устами которого, как известно,  глаголит Истина: «Дядя Костя, какая классная мушка – эта капля смолы!».

В небольшом по объёму рассказе автору удаётся воспроизвести картины многих социальных проблем: «Это, как если бы плыли мы на большом белом корабле с гордым названием «Советский Союз», – образно и просто вырисовывает политическую ситуацию в стране зять Мельникова, фермер Валерий. – Плыли-плыли, а потом на какой-то пристани выскочили, уж больно много на ней было ларьков с товарами в красивых да ярких упаковках. И вот пока мы, радостно поскуливая, бегали от ларька к ларьку, наш корабль и уплыл. А в этих товарах ничего хорошего, кроме ярких этикеток не оказалось. Мы обратились за помощью,  и нам дали другой корабль. Вроде бы всё хорошо, да вот только корабль тот был пиратским. И команда этого корабля с удовольствием ограбила нас, а потом высадила на необитаемый остров. И вот мы, как какие-нибудь робинзоны, вынуждены всё начинать с нуля».

Или рассуждения сестры Валентины о проблемах частного предпринимательства:

«Понимаешь, у нас на словах все помогают фермерам, а на деле всем надо отстёгивать. Тут и налоговики с протянутой рукой, пожарные штрафом грозятся, а теперь вот и санэпидстанция».

И опять невольное удивление: как можно отобразить столько житейских проблем в рамках небольшого по объёму рассказа?! Как тут не вспомнить крылатую фразу: «Краткость – сестра таланта». «Лёгкими мазками» небольших словесных зарисовок воссоздаются чёткие картинки реальной жизни страны: социальная сфера,  политика,  история (отголоски минувшей войны, отражённые в народном сказании о партизанке Насте) и даже этнография.  «А дом у дяди Павла был большой, как почти все деревенские дома на севере. На первом этаже была расположена кухня с огромной русской печью, чулан и хлев. А на втором этаже находились жилые комнаты и огромный сеновал. Северной суровой зимой с её морозами и метелями люди могли заниматься хозяйственными работами, не покидая помещений. Так объяснил папа Кости особенности этих крестьянских северных домов».

А когда читаешь лирические заставки, проникаешься истинностью мудрого высказывания о том, что незрячие люди видят душой. «Асфальтовая лента шоссе тянулась по просторной равнине. Слева, у самого горизонта, виднелась кромка хвойного леса. А справа весело посверкивала в лучах вечернего солнца извилистая река. Она, то приближалась к самой дороге, то игриво кидалась от неё в сторону, как бы приглашая поиграть с ней. Упругий тёплый ветер врывался в приспущенные боковые окна, ероша волосы брата и сестры. Густо пахло скошенной травой».

А  сила духа главного героя, незрячего человека, душа которого так щедро источает любовь ко всему живому?!! И эта любовь помогает ему жить полноценной жизнью: освоил баян, гитару, фортепиано, руководил оркестром народных инструментов, участвовал в музыкальных конкурсах и фестивалях. Да и в личной жизни был счастлив. И вот – неожиданное прозрение! Человеку воздаётся «по делам его».

«Парамоша» — маленькая повесть о двух забавных существах из народных поверий, («субстанциях», как они сами себя называют), о баеннике и домовом, в поведении и разговоре которых отражены слабые и сильные стороны рода человеческого,  в самых неожиданных и очень смешных проявлениях. И тут нельзя не отдать должное доброму и тонкому юмору автора, с которым он ведёт это, на мой взгляд, весьма незаурядное повествование. Описывать приключения нет смысла. Это нужно читать! Этим нужно наслаждаться!

Очень точно и ёмко отозвалась об авторе и творчестве Леонида Авксентьева писатель Светлана Захарченко в своей вступительной статье к книге: «Известно, что хороший, искренний человек является своеобразным центром доброты: он всегда найдёт нужное слово утешения и поддержки, выручит и придумает что-нибудь, что поможет в трудную минуту. А если хороший человек ещё и писатель, то эта помощь увеличивается в разы. Леонид Авксентьев – как раз такой человек: он добрый писатель, помогающий своим героям и читателям найти свой неповторимый путь». И в заключение: «Обычные люди описаны в рассказах Леонида Авксентьева, обычные судьбы. Вроде, ничего особенного, но под конец чтения каждого рассказа на глаза наворачиваются слёзы, оттого что сопереживаешь герою, человеку, с которым, кажется, был знаком всю жизнь, но впервые узнал о глубине и чистоте его души. А именно таков герой рассказов Леонида Авксентьева, прочитав которые начинаешь приглядываться к живущим рядом и радоваться, что это о них пишет Леонид, что они – никакая не выдумка, а что это мы сами – настоящие люди».

С этим нельзя не согласиться. Чтение книги вызывает гамму разнообразных чувств: от тихой грусти, философских размышлений, искреннего удивления, до лёгкого смеха и трогательного умиления. Закрывая книгу, знаешь, что будешь с нетерпением ждать следующей встречи с новыми произведениями этого замечательного писателя, который, покорив своими стихами в начале творческого пути, так ярко и стремительно вошёл в художественную прозу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Дмитрий Хрусталев

    Об авторе и его произведения — avtor.karelia.ru/about/avksentev_leonid.html