Литература

Моя галерея

Эта подборка появилась спонтанно. Десять лет я следила за интересными событиями в изобразительном искусстве Карелии – интересными для меня лично, не обозначенными как официальные «вехи» или «прорыв»: ходила на выставки и встречи с художниками, посещала различные акции, читала интервью, просматривала личные странички и сайты по ИЗО в Интернете. И так получалось, что часто при этом возникали стихи. Я не посвящала их конкретному художнику, потому что посвящение означает, что ты хочешь выразить суть твоего понимания творчества этого человека. У меня этого нет. Просто те произведения, с которыми я сталкивалась, послужили катализатором для стихов, основанных на субъективных переживаниях и мыслях. Постепенно возник корпус текстов, объединенных одной идеей. А публикую я их для того, чтобы выразить благодарность замечательным художникам, населяющим нашу землю.
   
   
Всадник Апокалипсиса

по мотивам работ А. Трифонова

Звезды из-под копыт.
На ветру рвется стяга плат.
Сталь у бедра звенит,
Как набат.

Я вижу город.
Мертвый неон взрезает вены простора.
Глянец болезненных глаз ночных фонарей. 
Мгновенье до трубного гласа…
Здесь же праздник Содома с Гоморрой.
DJ ставит музыку все быстрей и быстрей.
Веселей!

Ноев ковчег не спасет.
Не спасут ни Jean Beam, ни винтовка.
Позолота дворцов на песке превратится в липкую пыль.
И уже не нажать «delete».
Не спрятаться за страховкой.
Все, кроме вечности, будет носить имя «быль».

Я вижу город
В плену сна блуда и печали.
Мгновенье до трубного гласа, сотрущего в прах этот сон…

Лишь огоньки молитвы,
Как маяки у причалов,
Возвещают надежду на то, что кто-то будет спасен.

Три цвета

по мотивам работ С. Саллинена

Я не знал, что у черного есть нюансы,
У серого есть палитра,
У белого – гамма, похожая на бесконечность.
И нужно быть зрячим, чтобы выйти за рамки картины,
И терпеливым, чтобы в штрихе поймать вечность.

Портрет

Портрет – точная передача чего-либо.
                                                В. Зорин

по мотивам работ его же


Линия горизонта покидает пейзаж навсегда.
Электрический свет пронзает пространство объекта,
Напитав его током, как кровью. Обезличенные города
Достигают предметности как результата концепта.
А потом неизвестный наследник расплетет паутину сентенций,
Разрешит для себя вопрос о непривычной тенденции…
Траве ж пробивать лучше не снег, а сердце.

Колыбельная

по мотивам работ В. Зориной

Птица Сирин, ангел светлый спит над домом,
Темно-синий вечер бродит по полянам.
Это сказка. Нет, пожалуй, мир знакомый:
Детский, без координат и безымянный.

Кот-мурлыка, улыбаясь, песнь слагает
Про дороги к птицам злым веретеницам.
Кот-мурлыка просто нас с тобой пугает.
Ну а может, нам с тобою это снится.

Выпустил седьмое небо Бог из сердца,
И оно теперь висит над нашим домом:
Охраняет мир с мурлыкой-песнопевцем,
Детский, без координат, такой знакомый.

***

по мотивам работ С. Терентьева

Осень Средневековья. Эхо пустых глазниц.
В небе летящая рыба – повод к падению ниц.
Пожар полумесяца в небе, ледяное смиренье в крови.
На этом опасном пути долго ли до любви?
До ожога кричащих ладоней о чью-то чужую плоть.
Неужели влюбленного слово может только колоть?
Даже слова молитвы режут мой рот, как нож…

Чего же мне здесь не хватает, чтобы просто плакать…
Как дождь.

Точка
по мотивам работ А. Морозова

Доказана вечность точки. Ее объем.
И что один значительнее, чем вдвоем 
Бывает.
И что точка иногда убивает.
Как Бабеля в толще страниц.
Как Христа в тридцать три земных года.
Как странников неба – птиц
Во время нелетной погоды.
Точкой, бывает, лечат от страсти очень умело.
Взрывают пространство, почившее в мертвом покое.
Иногда их плодят миллионами и говорят «Для дела».
Иногда убивают, когда точки поднимаются над собою.
Точкой может звучать луна.
Точкой может быть человек.
Геометрия здесь не нужна,
Дело вовсе не в ней…
Наш суетный век – 
Временной отрезок – 
Тоже можно представить точкой.

Если тебе это нужно
Для рассказа о чем-то большем. Очень.

Нарисуй мне весну…


по мотивам работ Т. Калининой
Азиатская Русь в плену у блудливых ночей. 
Тяжба страстей и поста подошла к боевой ничьей.
И «вечность» из льда растекается словом «люблю».
Бесконечность зимы неизменно стремится к нулю – 
Тризна оживших ключей.
От Москвы до Сибири реки от родов кричат. 
От Москвы до Сибири свет от Духа зачат. 
Вырождение в снеге, возрождение в капле воды.
Нарисуй мне весну – огонь, растопивший льды,
Огонь – автограф луча.
Оra pro nobis!* Мы рвемся из царства сна. 
Мы оживаем, и Дух в нас вдыхает весна. 
Земля изрешечена – рвутся на свет ростки,
Стрелы печальной радости, стрелы иссякшей тоски… 
Так осанна, весна красна!
____________________
*Молитесь за нас! (лат.)

Хранитель времени

по мотивам работ Л. Малиновской

Я остался ей верен – секире секундной стрелки,
Взрезающей тишь – отраду безмолвного духа.
Сколько лет я считал: время – все, остальное – подделка.
Оказалось, что все – это вечность. И время к ней глухо.

Особенно наше время – состязание в тщетном беге
К чему-то такому, что жизнь превращает в сказку;
Письма про голод и похоть на мгновенно тающем снеге;
Ветер, срывающий тысячи лживых масок.

Я был заражен соблазном далеких странствий
В пустыне песочных часов, дарящих мир взгляду и слуху.
И остался до смерти верен своему временному пространству
Во имя Отца и Сына и единого с Ними Духа.

 
"Лицей" № 8-9 2008