Культура, Литература

«Не пропадай в ближайшие сто лет…»

Наталья Лаврецова. Фото Ирины Ларионовой
Наталья Лаврецова. Фото Ирины Ларионовой

Во Всемирный день поэзии публикуем стихотворную подборку Натальи Лаврецовой из новой книги «Парижский сувенир».

 

***

Не обидь неосторожным словом,

Не сошли в далекие края…

Я с тобой почти что несурова,

Я с тобой — почти уже не я.

 

И когда уйду, не попрощавшись,

С замершим хронометром в руке, –

Долг мой не высчитывай вчерашний

Новою зарубкой на виске.

 

 

* * *

Глядит звезда из глубины колодца

На все земные страсти свысока…

Уже рука к руке не прикоснется,

Щеки уж не погладит та рука.

 

Не пожалеет, шуткой не ответит

Душа, дверь распахнувшая звонком…

И только подбивает клинья ветер,

Ломясь в пустые окна сквозняком.

 

Уже любви не донесется голос

Издалека, чтоб сердце оживить…

И лишь минуты отбивает Хронос,

Меж двух судеб растягивая нить.

 

 

***

«Не пропадай в ближайшие сто лет –

Мне без тебя с собою не ужиться…»

Пусть будет мягок осени портрет,

Пускай лицо мелькнет в похожих лицах.

Не пропадай в ближайшие сто лет.

 

И если даже пропаду сама –

Ты по знакомым отыщи приметам:

По той звезде, что вдруг сойдя с ума,

Мир всполошила беглою кометой.

 

По паре строк, пронзивших невзначай.

Накату волн в транзитных беспределах…

И по тому, как остывает чай

За тем столом, где я вчера сидела.

 

И на балконе, в звездной пелене

Когда звезда спускается на руку –

Ты просто отыщи меня — во мне

По стуку сердца, зову губ, по слуху.

 

Не пропадай в ближайшие сто лет…

 

 

* * *

Если ты от боли не заплачешь,

Если я от боли не заплачу –

Значит, ничего ты мне не значишь.

Значит, ничего тебе не значу.

 

Стану ли я ветром в чистом поле,

Ты ли ветром чисто поле тронешь –

Я волчицей по полям завою,

Ярым волком ты поля покроешь.

 

По канавам, ямам, буеракам,

Полицейским свалкам, косогорам,

Нам, таким отчаянным собакам,

Не сидится дома под затвором.

 

Оттого торчим в своих темницах,

Запершись на тысячу запоров…

Чтобы даже не могли присниться

Буераки, ямы, косогоры…

 

 

* * *

Не рань меня раной своей, я и так

В израненном стыну Раю.

Ты боль свою сдашь за бесценок в кабак,

Куда же я дену свою?

 

Кирпичики, башенки, окна бойниц

Удержат и вышибут хмель…

Люби зачарованных солнечных птиц,

Которым есть имя: «Апрель.»

 

Прощаться не надо, прощанье слепо′,

У слов обесцвеченный вкус.

Я – поезд, который уехал в депо,

Без шума, без света, без чувств.

 

И свет ты в нем больше уже не зажжешь,

Не вспрыгнешь с надеждой в окно…

Я – поезд, которого сколько ни ждешь,

А он не придет все равно.

 

* * *

Белой ночью с темным черносливом,

Темной ночью, с белой пахлавой,

Кто-то быть хотел таким счастливым,

Что табак любви просыпал свой.

 

С имбирем, лавандой, лавровишней,

Кориандром, мускусной трухой…

А вот видишь, как оно все вышло:

Сам – не мой, и значит, сам не свой.

 

Что там небо – в крупку ли, в горошек?

Что там в плане — тризна или пир?

Здравствуй, несгораемо хороший,

Потерявший запах специй мир!

 

  • Ирина Петухова

    Спасибо за этот прекрасный подарок в день поэзии. Автору — вдохновения!