Литература

«Зиму пережив с трудом, я летела в этот дом…»

lastochka

Глава из новой книги Нины Веселовой

Рассказ писательницы из Костромской области «История одного предложения»  запомнился многим нашим читателям. Он был признан лучшим на втором конкурсе «Сестра таланта», который проводили наш журнал, Карельский союз писателей и Союз молодых писателей Карелии «Северное сияние».

Только что Нина Веселова чудом, как она пишет, выпустила роман в стихах «Ласточка».  Одну из глав новой книги мы публикуем.

 

Глава 31. СТРУНА

В день рождения вернулись

Ко мне скворушки-скворцы:

Оглядели свои серые

Облезлые дворцы,

Отдохнули еле-еле

И торжественно запели.

Я их очень понимала,

Так не раз со мной бывало:

Зиму пережив с трудом,

Я летела в этот дом,

Раскрывала окна, двери,

Себе веря и не веря,

И душа вовсю звенела –

Тоже пела!

Нынче двадцать лет минуло,

Как к деревне я прильнула,

Словно к мамушке своей,

И живу покорно в ней

Я не только красно лето.

В шубу, валенки одета,

Я встречаю холода,

Да и грязь мне не беда,

Надеваю сапоги,

И беги, нога, беги!

Было скептиков немало.

«Видно, ей хребет сломало, –

Говорили, – в городах!

Оклемается и встанет,

Только жить у нас не станет,

Непременно убежит!»

 

Двадцать лет весной дрожит

У меня внутри струна.

И о чём таком она?

Пусть сегодня я одна,

Но когда была полна

Счастьем старая избушка,

Ушки были на макушке

Точно так же в водополье.

Может, предвкушенье  боли –

Это норма для Руси?

Значит, каждый день проси

У небес благословенья

И по тонким дуновеньям

Угадать стремись ответ?

Целых долгих двадцать лет

Ноет и звенит струна.

Что нас ждёт, моя страна?

 

Переменчива погода.

И давно уже в угоду

Людям не стоит она,

Тайны трепетной полна.

Все нарушились приметы,

И весна с зимой и летом

В яростный сплелись клубок:

То тебе согреет бок,

То царапнет острой стужей,

То совсем не станет нужен

Ворох красочных одежд.

И нельзя теперь надежд

Строить чётких в перспективе:

Есть у климата в активе

Столько редких ноу-хау,

Что похож он на нахала.

Жаль, с дороги не сойти,

Так с ним дальше и идти.

 

Но мы всякое терпели!

Русский с самой колыбели

Был приучен не стонать

И свою повозку гнать,

Не пеняя на погоды.

Это знают в мире моды

И стремятся упреждать

Тех, кто так не любит ждать.

Но в основе все мы «жданы»,

И мы знаем: будет дано,

Если выждать, дотерпеть.

Вот тогда и будет петь

У тебя душа, как птица!

И забудешь вереницу

Тягостных и мрачных дней.

И уж ясно, что умней

Станешь, нежели вначале.

Много предки замечали

Пользы в жизненном пути

И не жаждали найти

Поукромнее ходы,

Разнося на все лады

Неурядицы, преграды –

Все всему бывали рады,

Уж такой у русских нрав.

Ну, а кто же больше прав,

Бог рассудит, как обычно,

Это нам давно привычно.

 

Но мы о погоде

И нашем народе.

Они же совсем не соседствуют вроде?

А мне неожиданно стало понятно,

Что связь эта древня, могуча и внятна.

Известно влияние наших просторов,

В которых лишь дали, долины – не горы,

А только холмы, перевалы, угоры,

И взор улетает по ним в бесконечность.

Вот это рождает у русских беспечность,

Поскольку о чём впопыхах хлопотать,

Когда столько времени всё наверстать?

Не чувствуем, словом, мы бега минут,

Поэтому ценим не пряник, а кнут.

Вот так же глубинно с природой сродненье.

Для нас не трагедия ночи продленье,

Явленье нежданной чудовищной стужи;

Весенняя слякоть, осенние лужи –

По нам так пускай это длится хоть год,

Особенно если есть повод для льгот.

Терпение наше – для многих загадка,

Ведь жизнь большинства нелегка и не гладка.

Но все, даже те, кто использует туры,

Мы все – порожденье пасхальной культуры.

Подай-ка нам сразу святые дары –

И мы заартачимся, ведь до поры

Нельзя ни скоромного, ни баловства.

Зато уж потом берегись озорства,

Мы всё наверстаем, мы всё доберём

И яствами жизни столы уберём!

Для нас некорректен наивный вопрос,

Что вдруг да не смог бы воскреснуть Христос.

Всегда из-под чёрного постного плата

Пасхально сияют нам нимбы из злата.

И что нам такой ли, иной ли правитель,

Когда для любого готова обитель,

Пускай не под боком, а в дальних краях,

Зато со святыми на равных паях.

 

Когда б для себя отыскала ответы,

То я раздавала бы их как советы

По жизни счастливой на нашей земле

И даже медаль получила б в Кремле.

А я вот строчу на бумаге в ночи,

И мысли тяжёлые, как кирпичи,

И страшно, и стыдно, что снова невмочь

Не только другим, но себе мне помочь.

А значит, не стоит и в голову брать вам

Всё то, с чем сегодня иду к вам, как братьям

По разуму, горю, любви и тоске.

 

Закрашу я хной седину на виске,

Спугну физзарядкой опухлость со сна.

Дождались, явилась. Ну, здравствуй, весна!

Расплылись поникшие мокрые гряды.

Ах, сколько же нынче мне силушки надо,

Чтоб свой огород довести до ума!

Немного и жаль, что не вечна зима.

Хотя… Я забыла – зачем мне морозы?

Ведь я отказалась от тягостной прозы,

В обнимку с которой нельзя не болеть.

А с рифмой возможно на солнышке млеть,

Вполне допустимо по лесу бродить

Без страха порвать стихотворную нить,

И в землю кидать семена, и ждать всходы…

 

Бегут и бегут мимо талые воды,

Неся за собой застарелую муть,

И не обойти, и сквозь них не шагнуть.

Стою и вздыхаю, увидев на дне

Обломки тяжёлых исчезнувших дней.

 

Нина ВеселоваОб авторе. Нина Веселова родилась в Ленинграде. Окончила факультет журналистики ЛГУ, работала в областной молодежной газете в Вологде.

Окончила Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Писала статьи, сценарии, работала в документальном кино, в съемочной группе фильма «Калина красная». В 2014 году издала книгу о жизни и творчестве Шукшина «Калина горькая».

Живет на родине отца в деревне Починок Нейского района Костромской области.

 

 

 

  • Элла Осипчук

    Какая ж весёлая Вы, Веселова!
    Легка и конструкция Вашего слова,
    Читаешь — и всё очень близко, понятно,
    Ложится на душу, добротно, приятно.
    И хочется «Ласточку» Вашу увидеть,
    В руках подержать, прочитать, не обидеть.
    И очень хорошая Ваша улыбка.
    Что книжка увидела свет — не ошибка!