Литература

Была любовь…

Кристина КороткихМестоимения вместо имени,
        как протезы души
                             бездушному.
Сотням тысяч я могу выкрикнуть «ты»,
         но никогда
               одному
                        нужному.
Шепот шевелит волосы,
              если им имя шепчется.
Местоимения предназначены
                                       для громкого голоса.
Имена – для связи мужчины и женщины.
Суррогатом имени кормится
         ни с чем не сравнимое
                               безразличие.
Только по имени
                можно окликнуть
                          музу или любимого,
Только в имени
               можно услышать звуки личности.

По сходной причине
        «Я» и «тебя» тяготеют к нулю
        Они же дорожка для тех,

                       кто желает ускориться.
Если вослед не сказать «люблю»,
            не приласкать по имени,
                       фраза, еще живая,
                                 станет бессловицей.

***
Приятно целовать сухие губы
                       и знать, что завтра
                                    суждено расстаться.
И так легко, слегка как будто грубо,

                                бросать слова, что где-то, может статься,
Мы снова вместе будем, как сегодня,
                попьем вина
                              и простыни всклокочем,
Что в жизни, верно, все идет по кругу
                 и что разлука только нас упрочит…
Что будем ждать,
                  писать, скучать, молиться…
                      в других словах уверенность умножим.
Условимся, как лучше созвониться,
                    и навсегда
                                    свидание отложим.

Под венец

Пустите сумерки в мой дом!
             Им место здесь,
                       где я с трудом
могу рубаху отличить
              от кошки, дремлющей на стуле…
Не потолок меня сутулит,

              а что-то между ним и мной…
Святошам – нимб над головой,
                бродягам – дождь, а мне? – Хорош!
Хорош разбрасывать слова!
               Они не бисер – жемчуга,
                    а нищим не нужны богатства.
Спроси меня! Отвечу: «Да. Хочу бежать из рабства в рабство!

Купите мне холста на платье,

                       рыбацкой сети на фату
И на закланье к алтарю
                       послушным агнцем поведите!
Во мне вы видите лишь ту,
                      которую все так хотите…

Меняю боль на пустоту,
                      пустыню,
                                 путь,
                                      пуд соли, пусть
хоть что-нибудь мне отдадут

                             все получившие задаром.
Я не уйду.
            Мы станем пара,
                              носящая на пальце грусть,
зовущуюся божьим даром!"

***
Звезды мне больше не шепчут строчек,
Как в летнюю пору порочных ночек.
Им бы самим согреться.

У нас на Севере, в черном небе,
Медведица в спячке, как всем медведям
Положено. То же с сердцем.

Снег бледнолицый, как звездный пепел,
Манко блестит, и как будто тёпел.
Вот бы на плечи шубкой.

Была любовь, да ледком схватилась,
Словно вселенная поглумилась
Лунной улыбкой жуткой.

Фото Ирины Ларионовой
 

"Лицей" № 11 2008

  • З.Г.

    Какой талант!

  • Саш

    самобытно, талантливо !

  • Ольга П.

    Отличные стихи! Автор никому не подражает, и это удивительно…