Литература

Победившее ужас сознание

С сайта derieva.com
Креффилд Деннис. Портрет Регины Дериевой

Два дня назад я получила из Стокгольма письмо с надписью «Sadnews: Regina». Это была скорбная весть о смерти одной из самых талантливейших поэтесс XX века Регины Дериевой.

 

 

Регина Иосифовна Дериева (1949 – 2013) скончалась 11 декабря на 65-м году. Я никогда не была лично знакома с этими людьми и даже не знаю, откуда Александру Дериеву стало известно о моем глубоком интересе к творчеству его супруги, как он нашел мой электронный адрес.

 

Когда читаешь стихотворения Регины Дериевой, рождается одно искреннее, простое человеческое желание – как хочется с ней поговорить. Я очень надеялась, что скоро окажусь в Стокгольме и смогу  побеседовать с Региной Дериевой. Не успела.

 

Регина Дериева – поэтесса третьей волны русской эмиграции, прозаик, переводчица современных американских, австралийских, британских, польских и шведских поэтов. В России ее религиозно-философское творчество почти неизвестно. Поэзия Р. Дериевой –  о поиске человеком своего Бога, величии и непостижимости божьего творения, ценности пространства и пагубности «текущего момента», сопротивлении реальности и преодолении смерти. В центре ее внимания – феномены предчувствия и убеждения, природа желания и отчужденности, утешения и ожидания, словоулавливания и проникновенности слов.

 

Итальянский кардинал и ватиканский дипломат Андреа ди Монтеземоло сказал, что стихи Регины Дериевой «вдохновляют … на паломничество». Шведский славист Бенгт Янгфельдт подчеркнул их метафизический характер. Литовский переводчик и литературовед Томас  Венцлова увидел в поэзии Регины Дериевой явление «крупное и необычное».

 

Иосиф Бродский говорил о том, что «Вы, Регина, <…> большой поэт <…> Подлинное авторство тут самой поэзии, самой свободы. Оно ближе к Вам, чем Ваше перо к бумаге. Ничего похожего я ни у кого давно не встречал: ни у соотечественников, ни у англоязычных. И я более-менее догадываюсь  слышу – какой ценой Вы до этой точки – над жизнью, над собой – добрались; радость от чтения поэтому еще и душераздирающа».

 

Русская эмигрантка Ирина Машинская отметила, что стихи Регины Дериевой это «победившее ужас сознание», оттого они так «современны и своевременны». Идея поиска и познания бытия отражена в названиях ее сборников стихотворений, поэм, эссе «Отсутствие» (Нью-Йорк, 1993), «Беглое пространство» (Стокгольм, 2001), «Последний остров» (Стокгольм, 2002), «Himmelens Geometri» (Stockholm, 2003), «Собрание дорог» (Санкт-Петербург, 2004-2006), «Alien Matter» (New York, 2006), «Oavbrutet svarta bilder» (Goteborg, 2007), «The Sum Total of Violations» (UK, 2009), «Corinthian Copper» (Michigan, 2010) и др.

 

В эссе «О времени, вещах и явлениях» Регина Дериева заметила, что «каждый человек имеет свою карту», где «кружочками обозначены значительные встречи, точками незначительные», где «пути-дороги скрещиваются с руслами рек, а оседлый образ жизни с лесами, полями, морями и океанами». «Прямыми линиями вычерчивается реальность, а пунктирными сны». Карта наша «темный лес для других, если только мы сами не расшифровываем всех ее обозначений». На поэтической карте Регины Дериевой одновременно зафиксированы и трагические, и благодатные эпизоды. «Одна реальность, напишет поэтесса в одном из своих любимых эссе-откровений, бежит рядом с другой реальностью, как рельсы». Эта «карта бесконечна, как пространство, вместившее в себя многочисленные места и действия нашей жизни».

 

В Советском Союзе Регина Дериева была признана врагом. ЦК партии и КГБ видели в ней вредного для советской идеологии писателя. Она же полагала, что «принять большевизм, даже сочувствовать большевизму значит лишить себя благодати, променять Вечность на время».

 

В ее жизни было три эмиграции. Вначале Казахстан, затем Израиль, наконец Швеция. В первых двух она не жила, а выживала. Одесса и Казахстан, Израиль и Швеция противоположные берега одной человеческой жизни. Одесса потерянный Рай. Казахстан и Израиль Ад. Швеция обретенный Рай.

 

Оказавшись с родителями в Казахстане, она поняла, что такое горечь жизни, что такое «война» и «брань» духовная и политическая.

 

«Я лишилась, вспоминает Р. Дериева, сразу всего: моря, фруктовых садов, каштанов и акаций, переулков и улиц Одессы». В казахстанских степях «всегда мародерствовал ветер, не давая на голом месте образоваться культурному слою. Там не было весны и осени: с окончанием адской зимы начиналось адское лето. Не зря Сталин выбрал именно эту часть страны для своих лагерей, где человек не успевал жить, думая лишь о том, как бы выжить… Никогда нельзя было точно знать, доберешься ли ты по канату, протянутому вдоль улицы, до школы, или тебя унесет в степь. Нельзя было знать, не провалишься ли ты в яму, не окоченеешь ли, вернешься домой, откуда тебя, маленького человека, не уверенного в том, что он станет большим, снова выпроводят в сорокаградусный мороз».

 

В 1991 году Регина Дериева эмигрировала с семьей в Израиль, где восемь лет прожила на монастырском кладбище в Иерусалиме без национальности, гражданства, документов, вида на жительство. Первоначально гонимая, а затем и выдворенная израильскими властями из страны во время своей поездки в Швецию на международную конференцию Регина Дериева была объявлена в 1997 году врагом без права возвращения. На этот раз камнем преткновения стал мотив конфессиональный. Еще в 1990 году в карагандинском церковном приходе она приняла католическое крещение. Израильские власти не признавали ее вероисповедание. В 1998 году шведское правительство предоставило семье Регине Дериевой убежище. Швеция, как когда-то город детства Одесса, стала для нее в некотором смысле «филиалом Рая», островом, «бросившимся навстречу тонущему … из последних сил плывущему». Здесь, на земле скандинавов, она вновь обрела некогда утраченную религиозную и творческую свободу и дом.

 

Каждое стихотворение Регины Дериевой это краткое изложение одного из событий, которое так или иначе «оборачивается действием, направленным против чего-то или кого-то». Такой главной коллизией в творчестве поэтессы является сопротивление реальности и как следствие обретение долгожданного счастья «прикосновения» к Богу как единственной для человека родины и острова, «расцветающего среди воды». Она была наделена даром «высматривать звезды на небе» и видеть Вечность «в каждом цветке, в каждой птице, в каждой звезде, в каждом человеке».

 

Мне не там хорошо, где я есть,

и не там, где бываю, а там,

где покоя и воли не счесть,

то есть волн, то есть места, где сам

состоишь из свободы, чей вид

обращает Горгоной толпу

в камни, гальку, песок…  где зарыт

смысл жизни, что даже на пу-

шечный выстрел к себе никого

не подпустит. С заоблачных недр

льется свет, льется цвет – торжество

золотых купидонов и Лед.

То есть блеск, то есть шелк, то есть мёд,

то есть благо, и трепет, и зов.

То есть все, что живет для свобод

и при этом не требует слов.

 

 

Подборка материалов о творчестве Регины Дериевой:

http://www.derieva.com/

http://magazines.russ.ru/authors/d/derieva/

http://vz.ru/culture/2006/9/6/47967.html

http://www.arlindo-correia.com/041005.html

 

 

 

 

  • Елена

    Автор, пиши исчо:-))

  • Ирина

    Какая судьба! Какие прекрасные стихи! спасибо! Я ничего не знала о Регине Дериевой.. Вечная ей память…