Художественная галерея Дмитрия Москина

Балашов Дмитрий Михайлович

Выдающийся исторический писатель Дмитрий Балашов оставил и замечательные образцы крестьянской утвари и мебели.

Балашов Д. М Пейзаж. Начало 1950-х

Он говорил, что русский мужик должен владеть пятнадцатью специальностями, уметь управляться с топором и другими плотницкими инструментами. В тех квартирах и домах, где он жил, Дмитрий Михайлович делал мебель, частично расписывая, частично украшая резьбой.

Балашов Д. М. Пейзаж. Нач. 1950-х (Кириллов)

Интерес к изобразительному творчеству у будущего писателя и ученого проявился еще в детстве. В Ленинграде, в 1930-е годы, он ходил в изостудию, находившуюся в Аничковом дворце, где преподавал К. А. Кордобский. Его интерес к старине проявился через рисование древних храмов, фресок.

Балашов Д. М. Михайловский парк. 1950-е

Приехав в Петрозаводск в 1967 году, Дмитрий Балашов некоторое время работал в секторе этнографии карельского филиала АН. Позже, из-за интриг сотрудников и косности руководства, был оттуда изгнан. Будучи самобытной личностью, обладая сложным характером, он не вписался в структуру госучреждения (ему запретили даже читать лекции по фольклору для экскурсоводов музея «Кижи») и был вынужден зарабатывать на хлеб на комбинате «Карельские сувениры», где делал ковши и солонки для продажи, в том числе из капового материала. Писатель Виктор Пулькин, который одно время ночевал (спал на сундуке) у Балашова в доме по ул. Герцена, 4, вспоминал о ковшах и солонках, резных полках и столе с кариатидами.

Балашов Д. М. Ленинградский пейзаж. Конец 1950-х

В это время в голове писателя рождался план его знаменитой эпопеи о древней Руси. Поэтому он исследовал народный исторический быт «не ради застольной ни к чему не обязывающей науки, а во имя большого понятия жизни» (В. Поветкин). Жизнь Балашова в деревне Чеболакша (1967 – 1983), что на Онежском озере недалеко от Кондопоги, была наполнена как духовным и научным трудом, так и трудом крестьянским. «Личный физический труд… позволял ему пропускать через себя личную роль многих русских людей, живших задолго до него» (С. Панкратов).

Балашов Д. М. Роспись дверец шкафа-стенки (под Билибина)

Новгородский период жизни Балашова также отмечен его «древодельными» делами. Неслучайно, обосновавшись в 1984 году в деревне Козынево, что на берегу Ильмень-озера, писатель помимо наличников, балкона и конька на крыше, оборудовал столярную мастерскую, где позже и принял мученическую смерть буквально на рабочем месте, рядом с дорогими ему инструментами.

Балашов Д. М. Резные дверцы настенного шкафчика

Когда умерла мать Дмитрия Михайловича, он вырезал и поставил ей на могилу в Зеленогорске резной дубовый крест наподобие древнерусских, обетных. Увы, крест простоял недолго – его украли. Этому кощунству, злу, нищете духа писатель противостоял всю жизнь как словом, так и творчеством, противопоставляя истинно русское наносному, фальшивому.

Балашов Д. М. Солонка

Обладая знаниями и мастерством реставратора по дереву, он многое из крестьянской утвари, найденной в экспедициях, спас. Было что посмотреть гостям и в новгородской квартире Балашова, что на углу Никольской и Славной улиц: резные полки, скамьи, столы, табуреты.

Балашов Д. М. Минискульптура из мыльного камня

Посмертная слава Дмитрия Михайловича проявилась и в интересе к нему как к художнику. Первые Балашовские чтения многим запомнились в том числе и посещением выставки «Балашов-художник» в центре музыкальных древностей. В экспозиции были представлены рисунки церквей, лики святых, зарисовки башен и крепостных стен древних городов. Некоторые из деревянных вещей, созданных Балашовым, можно увидеть в экспозиции литературного музея писателя в Великом Новгороде, который размещается в Центральной городской библиотеке его имени.

Дмитрий Балашов

  • ded pavlo

    Печальный юбилей – ни одним петрозаводским СМИ, похоже, не отмеченный! – 7 ноября исполнилось 85 лет со дня рождения Дмитрия Михайловича. Книги его с увлечением читали и перечитывали и работяги, и представители творческой и прочей интеллигенции. И всё понимали правильно, и ждали новых произведений, вскрывающих непростые времена русской истории. Типография имени Анохина без работы не страдала: 100-тысячные тиражи балашовских романов расходились в Петрозаводске и за его пределами достаточно быстро. Иногородние друзья-товарищи просили выслать новые издания почтой (тогда отнюдь не электронной). Впрочем, и в те времена встречались отдельные особи, которым было в тягость это чтение, не по силам замечательный язык (безо всяких галантерейных рюшек-завитушек и не страдающий даже намёком на нынешнюю «культурную похабщину»), не по духу страстная энергетика пассионарности, пронизывающая все труды писателя. Теперешнее мелкотемье никогда не дорастёт до высот настоящей русской классики.

  • Юрий Сидоров

    Последней прижизненной статьей Д.Балашова была «Наших бьют!» о тяжелом положении русского народа в России. Никто ее не вспоминает сейчас, хотя иногда о нем пишут. Была она, кажется, опубликована в газете «Завтра».

  • Мария Цветкова

    Удивительный, необыкновенный человек.
    Его романы покупали на талоны за сданную макулатуру (иначе было невозможно их приобрести). Помню встречи с ним на улицах города. Яркая рубаха, сапоги… Любопытные взгляды его, кажется, не смущали.
    Но самое главное — взгляд, яркий и пронзительный.Его невозможно было не заметить.
    А тяжелый характер… ,м.б., плата за талант… Или средство защиты таланта от покушений и разрушения.
    То, что Дмитрий Михайлович еще и художник, совсем не удивило. Талантливый человек талантлив во всем (с).

  • Патлаенко Э.Н.

    Наконец-то,вспомнили! очень хорошо! А я, как раз,на днях передал в краеведческий музей шесть работ из дерева Д.М.Балашова.И деревянный дом,
    (в котором он работал эти вещи), пока сохранился. Стоит дом аккурат за домом культуры ОТЗ. Мы, уличная интеллигенция, покупали у него эти работы,ради поддержания его финансовой стабильности (вычурно выражаясь).в то время, когда Балашова выгнали с работы.