Образование

Конец просвещения в России возможен

livekuban.ru

Под шумок Госдума приняла «Закон об образовании», вызвавший ожесточенную критику.

Его считают не менее страшным, чем закон «Димы Яковлева».

«Закон об образовании в Российской Федерации» устанавливает нормы по всем уровням образования. Против принятия документа, сообщает STRF.ru,  проголосовали 52 члена «Справедливой России» и вся фракция КПРФ (92 человека), которая ранее предлагала альтернативный законопроект – «О народном образовании» Олега Смолина, одного из авторитетнейших специалистов сферы образования. Сегодня «Закон об образовании в Российской Федерации» может быть одобрен Советом Федерации и затем подписан президентом. Большинство положений документа должны вступить в силу 1 сентября 2013 года.

Закон еще предстоит детально изучить, а пока публикуем две противоположные оценки закона — Олега Смолина и ответы на его критику Игоря Реморенко, заместителя министра образования и науки РФ.

 

Интервью Олега Смолина на «Эхо Москвы» 22 декабря 2012 года

КОРРЕСПОНДЕНТ: Чего лишились дети и почему вы голосовали против?

 О. СМОЛИН: 21 декабря ни в России, ни в мире конец света не состоялся. А вот конец просвещения в нашей стране возможен. Это связано с принятием в третьем чтении федерального закона об образовании в РФ. По нашим оценкам этот закон по сравнению с действующим законодательством содержит не более 7 небольших шагов вперед, и не менее 20-ти значительных шагов назад.

 Приведу примеры.

 Первое. В действующем законе сельскую школу можно закрыть только с согласия схода граждан. В новом законе – с согласия некоей комиссии. Понятно, что комиссию уговорить гораздо легче.

 Второе. Действующий закон предусматривает религиозное образование на факультативной основе. Новый закон – фактически на обязательной.

 Третье. В результате изменения формул расчета числа бюджетных студентов в ближайшие 5 лет новый закон сократит количество студентов примерно на 700 тысяч человек.

 Четвертое. Новый закон отменяет надбавки за ученые степени и звания для докторов, кандидатов, доцентов и профессоров.

 Пятое. Новый закон отменяет целый ряд льгот. В том числе для военнослужащих и детей-сирот. Последнее очень удивительно, поскольку в России и без того лишь 10% выпускников детских домов успешно социализируются. Остальные или подпадают под влияние криминала, или становятся его жертвой, или оказываются людьми без определенного места жительства, или другие формы тяжелой жизненной ситуации.

 Думаю, что с принятием этого закона, количество благополучных детей-сирот из числа выпускников детских домов, ещё более уменьшится.

 Мы убеждены, что закон не соответствует задачам XXI века, он обеспечивает продолжение того курса образовательной политики, который и без этого уже привел наше образование к деградации.

 КОРРЕСПОНДЕНТ: А что этот закон позволял детям-сиротам?

 О. СМОЛИН: В действующем законе дети-сироты имели право вне конкурса поступать в профессиональные учебные заведения. По новому закону такого права они лишились.

 Я хочу напомнить, что дети-сироты составляют не более 1-2% от общего числа абитуриентов. Так же как, кстати, и дети с инвалидностью, это во-первых.

 Во-вторых, я хочу заметить, что, по оценкам очень серьезных экспертов, сейчас ЕГЭ без репетиторов подготовить практически невозможно. Дети-сироты такой возможности лишены. Поэтому это не нарушение равенства прав, наоборот. Это защита равных прав, это была из немногих привилегий во имя равенства.

 КОРРЕСПОНДЕНТ: А вы голосовали против, конечно же, Олег Николаевич?

 О. СМОЛИН: Естественно. Я могу добавить, новый закон об образовании принят голосами исключительно фракции «Единая Россия».

 

Игорь Реморенко ответил на критику Олега Смолина


Возражения на возражения. Или правда о новом законе.

Сегодня попросили отреагировать на замечания по новому закону «Об образовании в РФ», о которых часто высказывается Смолин О.Н. (далее — СОН) (http://echo.msk.ru/programs/beseda/974680-echo/ ). Реагирую. По порядку:

СОН – «Первое. В действующем законе сельскую школу можно закрыть только с согласия схода граждан. В новом законе – с согласия некоей комиссии. Понятно, что комиссию уговорить гораздо легче».

Ответ: По действующему законодательству «Сход граждан – это форма непосредственного участия граждан в осуществлении местного самоуправления в поселениях Российской Федерации с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более 100 человек». То есть там, где 101 человек и более (а таких населённых пунктов со школами абсолютное большинство), можно закрыть без согласования с кем-либо вообще. Поэтому и придумали, с учётом инициатив сельчан в первую очередь, установить норму, что прежде чем закрыть школу, комиссия с участием граждан должна будет поработать и детально проанализировать ситуацию. Причём это касается не только сельских школ. Сейчас и по поводу городских вопросов много.

СОН – «Второе. Действующий закон предусматривает религиозное образование на факультативной основе. Новый закон – фактически на обязательной».

Ответ: Нет такой обязательности. Новый закон прописывает отдельные случаи образования в религиозных образовательных организациях, которые существенно отличаются от светских. Что же касается основных образовательных программ, то в законопроекте сказано (ст. 87):
«1. В целях формирования и развития личности в соответствии с семейными и общественными духовно-нравственными и социокультурными ценностями в основные образовательные программы МОГУТ БЫТЬ включены, в том числе на основании требований соответствующих федеральных государственных образовательных стандартов, учебные предметы, курсы, дисциплины (модули), направленные на получение обучающимися знаний об основах духовно-нравственной культуры народов Российской Федерации, о нравственных принципах, об исторических и культурных традициях мировой религии (мировых религий), или альтернативные им учебные предметы, курсы, дисциплины (модули).
2. ВЫБОР одного из учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), включенных в основные общеобразовательные программы, осуществляется родителями (законными представителями) обучающихся».
То есть опять таки — необязательно.

СОН – «Третье. В результате изменения формул расчета числа бюджетных студентов в ближайшие 5 лет новый закон сократит количество студентов примерно на 700 тысяч человек».

Ответ: Действительно, законопроект увязывает численность студентов с общим числом граждан в возрасте от 17 до 30 лет (ст. 100):
«2. За счет бюджетных ассигнований федерального бюджета осуществляется финансовое обеспечение обучения по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам высшего образования из расчета не менее чем восемьсот студентов на каждые десять тысяч человек в возрасте от семнадцати до тридцати лет, проживающих в Российской Федерации».
Причём на сегодня, на 2013 г. – ни одного студента меньше, чем действующая норма 170 на 10000. Непонятно, как СОН рассчитал 700 тыс. человек. Это всё равно, что закрыть все первые и половину вторых курсов по всей стране. Но этого в законопроекте нет. Законопроект лишь устанавливает более точную связь нормы численности обучающихся с численностью граждан из адекватной наиболее поступающей в вузы возрастной когорты. Если этого не сделать, то пришлось бы через пару лет закрыть все техникумы и училища и абсолютно всех выпускников заставить учиться в вузах.

СОН – «Четвертое. Новый закон отменяет надбавки за ученые степени и звания для докторов, кандидатов, доцентов и профессоров».

Ответ: И сейчас так. Итоговое решение о надбавках – за руководителем образовательного учреждения. Везде разные системы оплаты труда, разные системы стимулирования, разные надбавки. Иногда даже вредно требовать наличие учёной степени на определённой профессиональной позиции. А иногда надо, но не хватает нормативной базы.

СОН – «Пятое. Новый закон отменяет целый ряд льгот. В том числе для военнослужащих и детей-сирот. Последнее очень удивительно, поскольку в России и без того лишь 10% выпускников детских домов успешно социализируются. Остальные или подпадают под влияние криминала, или становятся его жертвой, или оказываются людьми без определенного места жительства, или другие формы тяжелой жизненной ситуации».

Ответ: Это действительно так. В принципе отказались от льготы – «поступление без экзаменов». И это правильно. Поскольку ребята поступали без экзаменов по льготе, а учиться не могли, после первой или второй сессии их отчисляли. Я уже даже не говорю, что в некоторых вузах льготники заполняли все возможные бюджетные места. Поэтому для ряда категорий (12 категорий, Ст. 71, п. 7) появилась льгота по обучению на подготовительном отделении вуза за бюджетный счёт. И если есть возможность хорошо подготовиться в вуз – дальше можно будет честно, в соответствии с полученными знаниями и компетенциях поступить в учебное заведение на общих основаниях. Справедливо.

 

А вот о том, как проходило голосование  по «Закону об образовании» — в тот же день, что и по так называемому «закону Димы Яковлева»:

Больше всего поразило то, как проходило голосование по поправкам к закону. Поскольку почти все они были разумными и защищающими права и интересы людей, то открыто голосовать «против» было неприлично. Но, оказывается, есть беспроигрышный способ сделать это завуалированно. По каждой поправке голосовали абсолютно идентично: 170 -189 голосов «за» нее (КПРФ, Справедливая Россия и немного ЛДПР), ни одного (или один) – «против», и ни одного воздержавшегося. Вы спросите: а куда подевалось «оставшееся» большинство депутатов? Да они просто не голосовали. Этого было достаточно для того, чтобы ни одна поправка не прошла. Права не голосовать нет ни в одном парламенте мира, а у нас – есть. Вернее, нет правила, по которому обязательно нужно хоть как-то голосовать. Так депутаты-единороссы вроде и партийную дисциплину не нарушили (поправки-то им принимать, ясное дело, не велели), и очевидными мерзавцами себя не продемонстрировали.

Перед тем, как поставить поправку на голосование, председатель думского Комитета по образованию Александр Дегтярев обязательно объяснял, почему принимать ее нельзя. Впрочем, объяснения эти чаще были формальными. Но никто в них и не вслушивался: дух безнадежности витал в воздухе. Казалось, что авторы поправок уверены, что все их усилия бессмысленны, а остальные просто отбывали тяжкую повинность и мечтали побыстрее погрузиться в ожидающие их на улице машины и умчаться подальше, в звенящую даль.

 От редакции. Публикуется с сохранением стилистики источников.

 

  • Надежда

    Согласилась бы и «Законом» и с Линой в отношении отмены льгот для детей-сирот. Но вот в чем вопрос. Что делать этим мальчишкам и девчонкам в возрасте 16-18 лет, которых не примут в профессиональные училища (по причине несданных экзаменов) и не возьмут на работу (кому они там нужны без профессии, дисциплины и с проблемами в поведении? А таких уже в 2013 году только в нашей маленькой Карелии будет не одна сотня. А второй вопрос традиционный — кто виноват? И насколько виноваты сами дети? Мой ответ: прежде чем отменять льготы для этой категории детей, надо изменить систему воспитания и образования в детских домах и школах таким образом, чтобы эти дети перестали ощущать себя изгоями.

  • Людмила

    Цитата «Права не голосовать нет ни в одном парламенте мира, а у нас – есть». «Восхищаюсь» находчивости депутатов! Ловкость рук и никакого мошенничества. Их бы сообразительность — в нужное русло! Цены бы им не было!

  • Т.Шестова

    Символично, что оба закона — «Димы Яковлева» и об образовании — Совет федерации одобрил в один день…

  • Юлия

    Лине:предлагаю Вам стать волонтёром-корректором. Лицей держится на безвозмездном, почти круглосуточном труде всего нескольких людей.
    А сделать опечатку легко, вот как у Вас «выскочила» в последней строке.

  • Федор

    Лине: Вами движет опыт пережитого, а он не всегда справедливый советчик.

  • Лина

    Ну вот, комментарии к душещипательному первому интервью сводят на нет весь трагизм и пафос.
    Насчёт сирот и прочих льготников, кстати, согласна. Среди них, разумеется, есть те, кто хочет и может учиться, а остальные поступили «потому что льгота» и попросту просиживают штаны. Когда я училась в техникуме, на очном отделении были такие девочки-льготницы — абсолютно безграмотные, ленивые, неспособные к учёбе. Их куда больше интересовали мальчики, пьянки и прчие радости жизни. Тем не менее, их «тянули» до диплома, поскольку исключить не имели права. И что получает страна с таким, простите, «специалистом»? Если так поступают платники — они хоть пользу учебному заведению приносят, в виде вносимых ими денег. Если бюджетники «обычные» — отчисляют не церемонясь.
    В ВУЗе льготников тоже хватало, и они действительно не позволяли более способным, более талантливым ребятам получить бюджетные места. А платное может потянуть далеко не всякая семья.
    ***
    П.С. Статьям отчаянно не хватает корректуры. Не сочтите за «личное оскорбление», но глаза постоянно цепляются за синаксические и речевые ошибки.