Реформы

Разгром филологического образования

vk.com

Ученый совет филологического факультета МГУ единогласно принял заявление «О реформе образования, ее итогах и перспективах».

В этом беспрецедентном для современного российского преподавательского корпуса документе заявлено «о неприятии политики разгрома российского гуманитарного образования, которую проводит министерство образования; о недоверии тем чиновникам всех уровней, которые эту политику разрабатывают и реализуют; о целесообразности предания гласности всех данных, которые позволят обществу оценить эффективность деятельности министерства образования за последние двадцать лет и уровень нанесенного им ущерба».

Публикуем полный текст  заявления:

 

О реформе образования, ее итогах и перспективах

 

1. Школа

 

1. Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщества предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности. Ситуация изменилась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса.

2. Это произошло не потому, что власть обнаружила свою некомпетентность, а потому, что она сознательно и целенаправленно конструировала это «качественное обновление образовательной ситуации». Об адекватности данной оценки красноречиво свидетельствует, в частности, недавно утвержденная правительством РФ Программа развития образования до 2020 г., из текста которой следует, что правительство РФ полностью удовлетворено сделанным до сих пор в указанной области и не собирается корректировать образовательную политику. Единственный качественный показатель оценки уровня образования, фигурирующий в этой программе, базируется на результатах ЕГЭ и рассчитывается как «Отношение среднего балла ЕГЭ (в расчете на 1 предмет) в 10% школ с лучшими результатами ЕГЭ к среднему баллу ЕГЭ (в расчете на 1 предмет) в 10% школ с худшими результатами ЕГЭ»; по мнению авторов программы, данный показатель «характеризует равенство доступа к качественным образовательным услугам».

3. Политика российских властей в области образования обусловлена совокупностью причин; назовем некоторые, наиболее очевидные.

А) Стремление власти окончательно уничтожить «советскую» составляющую «постсоветского» образования, в случае с русской классической литературой – резко ограничить обсуждение и, тем более, усвоение ее ценностей, чуждых современной политической и экономической элите, а также той части «среднего класса», которая ориентирована на обслуживание этой элиты.

Б) Понимание того, что управление общественным сознанием осуществляется тем легче, чем ниже уровень образования.

В) Стремление власти снять с себя возможно большую часть обязательств по финансированию образования, а в перспективе сделать его частично или полностью платным.

Г) Давление извне, сопровождавшееся, судя по ряду публикаций в СМИ, выделением значительных денежных средств.

4. Основные средства, которыми воспользовалась власть.

А) Создание подконтрольных и хорошо финансируемых вузов, которые должны были выдвинуть программу образовательных реформ; эту роль, в основном, сыграла ВШЭ.

Б) Информационная поддержка СМИ.

В) Конструирование подконтрольной группы «инновационно мыслящих» педагогов, представителей общественности, деятелей культуры, которой был предоставлен режим наибольшего благоприятствования как в СМИ, так и в структурах, подконтрольных Министерству образования.

Г) На этой основе – активная дискредитация сложившейся в СССР системы взаимоотношений по линии школа – университет как коррупционной и манипулирование реальными фактами коррупции по двум основным направлениям:

а) давление на «старый» ректорский корпус с целью нейтрализации его сопротивления «реформам» и

б) «форматирование» общественного мнения, сопровождавшееся рядом демагогических подтасовок (например: сочинение, как выпускное, так и вступительное, принадлежит к числу наиболее «коррупционноемких» видов экзаменов, следовательно должно быть отменено; при этом никто не объяснял [и почти никто не спрашивал], почему отменяют экзамен, а не создают новую систему контроля).

5. Основные результаты, достигнутые реформой.

А) В результате введения ЕГЭ, резкого сокращения часов на преподавание литературы в школе, а в последнее время и упразднения самого предмета «русская литература» (согласно стандарту второго поколения, сейчас в средней школе есть предмет «русский язык и литература»)

а) резко, на порядок упал уровень преподавания русской литературы, уровень знания, уровень ее эмоционального, ценностного, культурно-психологического воздействия на учащихся, фактически лишенных возможности осмыслить литературную культуру прошлого как духовную почву для саморазвития;

б) с отменой сочинения произошли иные, качественные изменения в характере преподавания: учащийся более не рассматривается как самостоятельно мыслящая личность, наделенная аналитическими способностями и умеющая реализовать их на практике в форме связного текста; теперь он должен лишь воспроизводить некоторую часть полученной информации; естественно предположить, что цель такого среднего образования — создание потребителя, «управляемой массы».

Б) созданы условия для деградации учительского корпуса, обреченного на «подготовку к ЕГЭ» и на работу с сомнительными по качеству учебниками, пособиями, методическими разработками.

В) Резко вырос уровень коррупции.

Г) «Единое образовательное пространство» РФ оказалось расколото в региональном6 и социальном отношениях.

6. Общественное противостояние разгрому образования в России незначительно, по крайней мере в том отношении, что власть может себе позволить его игнорировать. К числу симптомов нарастающего сопротивления относятся

а) единичные опыты создания частных школ, работающих по советским учебникам и учебным программам;

б) активное развитие интернет-проектов по «оцифровке» советских и дореволюционных учебников.

7. Ситуация катастрофического обрушения уровня гуманитарного школьного образования усугубляется массовым закрытием школ в российской провинции и резким сокращением числа бюджетных мест, выделяемых филологическим факультетам вузов, а вместе с тем политикой слияния и закрытия самих вузов. Фактически это означает, что в самое ближайшее время будут аннулированы достижения советской образовательной системы, а вместе с тем будут окончательно преданы забвению традиции русской дореволюционной школы. Это национальная катастрофа, чреватая сломом механизмов исторической преемственности и прерыванием самой национальной культурной традиции.

 

2. Вузы

 

1. Университеты столкнулись с рядом сложностей, связанных с необходимостью повышения гуманитарных знаний студентов, сдавших ЕГЭ и испытывающих огромные трудности с выражением своих мыслей на письме, а подчас откровенно неграмотных (одна из симптоматических попыток преодоления продолжающей ухудшаться ситуации – введение в МГУ курса «Русский язык и культура речи» на негуманитарных факультетах). В ближайшей перспективе, если тенденция сохранится, организация курсов ликвидации неграмотности по образцу тех, что создавались в СССР на заре «всеобуча».

2. Неспособность внятно формулировать мысли – внешнее выражение неспособности самостоятельно мыслить: потребитель «информации» в лучшем случае научится ориентироваться в ней, но не сможет осуществить ее экспертизу, а значит, и оказать сколько-нибудь существенное воздействие на информационное пространство.

3. В данной ситуации министерство образования развернуло кампанию по сворачиванию филологического (и, шире, гуманитарного) образования в вузах. По данным УМО филологического факультета МГУ, на протяжении последнего десятилетия бюджетный набор на фундаментальные университетские направления гуманитарной подготовки («Филология», «История», «Философия» и др.) сократился как минимум втрое (примерно с 300 до 100 человек в крупных университетах, со 100 до 30 человек в менее крупных; в Новгородском, Челябинском и некоторых иных вузах он составляет ныне 10–15 чел.).

Подобное сокращение набора привело к изменениям традиционных вузовских структур, реализующих гуманитарную подготовку: вместо ранее самостоятельных факультетов и отделений (филологических, исторических и т.п.) в целом ряде университетов появились Институты гуманитарных наук (или иные подразделения с подобными названиями), ведущие обучение по всей совокупности открытых в вузе гуманитарных образовательных программ. В составе новых подразделений ранее самостоятельные факультеты представлены одной- двумя кафедрами филологического, исторического и т.п. профиля, которые в создавшихся условиях вынуждены обслуживать в основном смежные направления подготовки и постепенно теряют специализированный характер, переставая быть выпускающими кафедрами.

4. В последнее время министерство образования перешло к политике прямой дискредитации гуманитарных вузов и объявило «неэффективными» РГГУ, Литературный институт, Московский педагогический государственный университет, МАРХИ, опираясь на анекдотически неадекватные «критерии» оценки «эффективности» вузов, разработанные ВШЭ. В самое последнее время, согласно сообщениям СМИ, два вуза исключены из списка – Литинститут и МАРХИ, но, во-первых, их репутации нанесен серьезный урон, во-вторых же вновь неизбежно возникает вопрос о качестве «экспертизы»: если признается, что она дает неверные результаты в одних случаях, то откуда уверенность в том, что в других случаях она адекватна?

5. При этом из сферы общественного сознания постепенно, но последовательно вытесняется представление о культурообразующей роли филологии, которая все чаще третируется как нечто незначительное и необязательное. Один из ярких симптомов этого процесса – скандальная ситуация на филологическом факультете СПбГУ, где количество бюджетных мест на русском отделении бакалавриата ныне ограничено двадцатью пятью.

Позволим себе напомнить о том, что еще недавно казалось самоочевидным.

Во-первых, филология — это не только и не просто обучение родному и «иностранным» языкам, это система знаний о принципах возникновения и развития языков, о механизмах их воздействия на культуру; без этих знаний невозможно само обучение языкам, т.к. любые серьезные учебники, пособия, методические разработки создаются на основе понимания системных процессов в области языковой деятельности.

Во-вторых, филология – это критика текста и герменевтика, предоставляющие человеку и обществу возможность интеллектуальной независимости, т.е. позволяющие установить правильный текст памятника и дать его адекватную интерпретацию; при этом разработанные филологами принципы и приемы критики текста позволяют осуществить экспертизу любого письменного или устного сообщения на предмет установления его подлинности или подложности, явных и скрытых информационных возможностей, датировать его (т.е. включить в культурную историю, а также в историю науки: ведь все без исключения науки имеют дело с текстами) и установить его автора, а вместе с тем и цели, которые он преследовал, создавая данное сообщение.

В-третьих, филология – это история литературы, которая объясняет, как и почему оказались связаны друг с другом тексты, разнесенные в пространстве и времени: без этих знаний вся национальная культурная традиция (в конечно счете – и вся мировая культура) неизбежно предстанет хаотическим нагромождением случайных письменных памятников, что может устроить только тех «креативно мыслящих» «деятелей культуры», которые сознательно работают на ее разгром.

Понимая свою ответственность перед обществом, нижеподписавшиеся заявляют:

1) о неприятии политики разгрома российского гуманитарного образования, которую проводит министерство образования;

2) о недоверии тем чиновникам всех уровней, которые эту политику разрабатывают и реализуют;

3) о целесообразности предания гласности всех данных, которые позволят обществу оценить эффективность деятельности министерства образования за последние двадцать лет и уровень нанесенного им ущерба, в т.ч.:

а) о количестве закрытых школ по регионам и об общей динамике в этой области;

б) о размерах государственного и иного (включая зарубежные фонды) финансирования программ министерства образования;

в) о результатах ЕГЭ по всем регионам России и по всем образовательным дисциплинам с момента его внедрения и о необходимости профессионального анализа этих результатов.

4) о необходимости развертывания широкой профессиональной дискуссии о путях выхода из создавшегося положения.

Принято единогласно на заседании Ученого совета филологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова 22 ноября 2012 года.

Члены Ученого совета филологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова: 

Авраменко А.П., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой русской литературы ХХ-ХХI вв.;
Александрова О.В., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой английского языкознания;
Ананьева Н.Е, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой славянской филологии;
Архангельская А.В., кандидат филологических наук, доцент, зав. учебной частью;
Братчикова Н.С., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой финно-угорской филологии;
Волков А.А., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания;
Всеволодова М.В. доктор филологических наук, профессор, заслуженный профессор МГУ, почетный профессор шанхайского университета;
Гвишиани Н.Б., доктор филологических наук, профессор;
Голубков М.М., доктор филологических наук, профессор;
Жданова Л.А., кандидат филологических наук, доцент;
Ивинский Д.П., доктор филологических наук, профессор;
Катаев В.Б., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой истории русской литературы;
Кедрова Г.Е., кандидат филологических наук;
Клинг О.А., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой теории литературы;
Клобукова Л.П., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой русского языка для иностранных учащихся гуманитарных факультетов, вице-президент РОПРЯЛ;
Кобозева И.М., доктор филологических наук, профессор;
Ковтун Е.Н., доктор филологических наук, профессор, зам. Председателя Совета по филологии УМО по классическому университетскому образованию;
Короткова О.Н., кандидат филологических наук, доцент;
Красильникова Л.В., доктор филологических наук, доцент, зав. кафедрой русского языка для иностранных учащихся филологического университета;
Кузнецова И.Н., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой французского языкознания;
Кузьменкова В.А., кандидат филологических наук, доцент;
Машкова А.Г., доктор филологических наук, профессор;
Михайлова М.В., доктор филологических наук, профессор, академик РАЕН, член Союза писателей Москвы;
Назарова Т.Б., доктор филологических наук, профессор;
Носова Е.Г., кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой немецкого языкознания;
Панина И.В., зав. аспирантурой ;
Ремнева М.Л., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой русского языка, декан филологического факультета;
Самойлов С.М., заместитель декана филологического факультета;
Сидорова М.Ю., доктор филологических наук, доцент;
Соловьева Н.А., доктор филологических наук, профессор;
Солопов А.И., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой античной филологии;
Сутугина И.А., заслуженный преподаватель МГУ, ученый секретарь филологического факультета;
Толмачев В.М., доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой истории зарубежной литературы;
Шешкен А.Г., доктор филологических наук, профессор.

 

  • савельев валерий

    Алексею Конкке: В стране море работы, но власть уничтожает рабочие места, а деньги, которые должны осваивать строители заводов и дорог, работники транспорта и т.д. идут на коттеджы, вседорожники и прочие предметы роскоши. Безработные вымирают, но самые энергичные и смышлёные становятся мошенниками, ворами, бандитами или идут в коррумпированную полицию. То, что мы знаем — это ещё цветочки.Найдите стихи Шевченко, прочитайте «Варнак» — вот будущее нашей страны. Надвигается гражданская война. И на этот раз философских теплоходов не будет потому, что любому государству противопоказаны примеры благостной жизни воров и глупцов, продажных журналистов и политологов, разваливших хозяйство взрастившее и защищавшее их. Вот у Березовского деньги кончаются. И так будет со всеми. А наши нынешние «мыслители» хлопочут о переименовании улиц… Больно думать о будущем… Наша страна сегодня как свинья перед Новым Годом — её закармливают до такого ожирения, чтобы она не смогла противиться в момент забоя. Мясник уже ей чешет брюшко, чтобы разлеглась удобно для удара ножом в сердце.

  • Владимир Александрович

    «Сложившуюся в СССР систему взаимоотношений школ и университетов власти пытались дискредитировать как коррупционную, отмечают члены ученого совета.» Это начало было и при реформировании армии, что имеем в итоге?
    Причина активности властьдержаших несомненна-«Понимание того, что управление общественным сознанием осуществляется тем легче, чем ниже уровень образования.» Выпускники ВШЭ несомненно знают, что «В начале было слово», и несомненно историю им преподавали хорошо, отсюда их «нелюбовь» к владеюшим методологическими подходами в науках и в жизни.
    Придумать тендеры по организации питания детей в школах, где основным условие-«побеждает тот кто кормит дешевле» это конечно придумал не выпускник МГУ и не филолог.

  • Алексей Конкка

    Валерию: боюсь, что не только в войну, но и гораздо раньше, начиная с «философского парохода», не говоря уж о Сталине, где был просто геноцид. Результаты не только сказываются до сих пор, как говорят, а по моему мнению только начинают сказываться…кто мог себе представить в 80-е, что в стране такое несметное количество воров и бандитов?

  • савельев валерий

    И через 50 лет с благодарностью за их труд вспоминаю учителей Самсонову,Лобзину, Воробьёву, Бердичевскую, Романову, Сепсякову, Фроянц, Одоевскую… Знания и навыки, преподанные ими, сделали мою жизнь содержательной.И уже взрослым мне удалось отблагодарить своих учителей. Я думаю, что нынешние внедрители реформы образования не могут не понимать вреда своей позиции. Рассказывают, что студентка с букетом цветов выскочила к трибуне с Фурсенко и отходила министра — реформатора по лицу цветами. Я думаю, что через несколько лет, осознав последствия реформы, нынешним учителям их ученики ответят таким же образом… Я зараннее им сочувствую, но пора им тоже, наконец, набраться совести и мужества.
    Реформа армии… Уже генералы опплёвывают снятого с работы министра обороны. Реформа народного хозяйства…Где эффективные собственники? Петрозаводск остался без 300-летнего опыта металлургии и машиностроения. Журналистика учила нас приобретать знания, соревноваться в применении их в производстве, жить среди людей в братстве и товариществе. Сегодня на телеэкране царствуют бандиты и убийцы. Дети, воспринимая стереотипы телеповедения, делают инвалидами своих сверстников. Любому педагогу понятна роль телевидения в развращении молодёжи, но теледеятели отрицают своё причастие к бандитизму в нашей жизни. Поразительно! И невольно на память приходят сюжеты о голом короле идущем среди молчаливого народа.И думается: «Ну когда же среди толпы людей какой-либо наивный человек крикнет: «А король-то голый!» И ещё вспоминается сюжетик о «Тараканище», которого боялись львы и волки, а скушал маленький воробышек.И ещё невольно думается: неужели в войну мы утратили буквально всех носителей генов ума и мужества.

  • Олег Гуреев

    … как говорил Гамлет, «Слова, слова…»

  • Алексей Конкка

    Об этом немало сказано в статье под названием «Язык лукавого раба»:
    http://russ.ru/Mirovaya-povestka/YAzyk-lukavogo-raba

  • Наталья Мешкова

    Теперь ведь слова в простоте не скажут: не ученики, а «обучающиеся», не школы, а «образовательные учреждения», не детский сад, а МДОУ. С бюрократическим языком не только из школы — из жизни выхолащивается все живое, насаждается мертвечина.

  • Алексей Конкка

    Из Есаулова: Почему, навсегда уродуя облик Москвы, эти же люди не желают обратиться, скажем, хотя бы к финскому или норвежскому позитивному градостроительному опыту, если уж для них настолько отвратительны и культурно неприемлемы русские городские ландшафты? Почему они строят то же самое безобразие вместо города, что «строят» и люди, уничтожающие уроки русской литературы в русских школах? Почему близкие им по ментальности чиновники из Министерства образования так исковеркали все без исключения учебные заведения? Кто, скажите, кто именно придумал этот абсурд: «Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования (ФГБОУ ВПО) “Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова”»? Ласкает русское ухо это, с позволения сказать, именование, не правда ли? Обратите внимание, самое главное при этом (Московский университет) заключено почему-то в кавычки. Как будто это случайная кличка. Что это за жаргон?

    Вот я на этом жаргоне говорить и писать не могу, потому что он для меня – не родной. А вот для деятелей Министерства образования, вероятно, родной. И бумаги, оттуда исходящие, написаны почти всегда на этом же жаргоне. Не поверите, но часто их просто понять невозможно. Я имею в виду не носителям жаргона, а носителям русского языка.

    Русскому человеку поневоле приходят в голову по другому поводу сформулированные, но весьма уместные в данном случае фразы профессора И.А. Ильина о подобном жаргоне как искусственно (и насильно) внедряемой «норме»: «Зачѣмъ всѣ эти искаженія? Для чего это умопомрачающее сниженіе? Кому нужна эта смута въ мысли и въ языковомъ творчествѣ?? Отвѣтъ можетъ быть только одинъ: все это нужно врагамъ національной Россіи. Имъ; именно имъ, и только имъ».

  • Алексей Конкка
  • Алексей Конкка

    К посту Конкка: Очепятка: «не столько за таланты», конечно)

  • Читатель

    [quote name=»Алексей Конкка»]Читателю: да, прислушаться к уважаемым Живову и Виноградовой можно и нужно…[/quote]
    Потому и даны эти тексты, а по разумению некоторых ─ цитаты.

  • Читатель

    [quote name=»Олег Гуреев»]Совершенно верно, господин Читатель!
    Но поскольку Вы любите цитаты…[/quote]
    Называть белое черным, статью ─ цитатой, видимо, это и есть суть времени.

  • Алексей Конкка

    Читателю: да, прислушаться к уважаемым Живову и Виноградовой можно и нужно, сам был свидетелем гонений и выдавливания лучших и не укладывающихся в систему (хотя эта борьба происходит и происходила не только в советской системе, талантливое довольно часто пробивается сквозь серость с трудом, а то и с издержками, мне кажется, это вообще закон жизни), но речь здесь и сейчас о другом. Кричать и биться сейчас надо не столько за талантов, сколько против дикой уравниловки совсем на другом уровне — на уровне структуры, убивающей все не только талантливое, но и вообще мыслящее. Любая жесткая идеологическая система занимается «зачистками», но когда во главу угла безо всякой идеологии ставится цифра (а именно так сейчас происходит в том числе в университетах Европы), когда отчитываются баллами и цифрами, от которых зависит финансирование, то какая же тут к черту наука, тем более фундаментальная? Весь мир, как мне кажется, сейчас шарахнулся не в ту сторону и посредственность выиграла раунд (интересно, сколько их еще будет, надеюсь, это не был последний), но Россия ведь, как известно, впереди планеты всей — у нас ведь если что начнут делать, то мало не покажется. А заодно наши правители решают и свои «насущные» проблемы, наивно предполагая, что чем меньше образованных, тем им спокойнее. Но делается это, как всегда, топором. И если говорить о сопротивлении, то тут тоже, как всегда, нет в интеллигенции единства — биться надо вместе и сообща. И биться за главное. В данной ситуации советская система образования и идеология в том числе — пройденный этап. Следующие этапы, сдается мне, будут такими, что советская система покажется раем.

  • Олег Гуреев

    Совершенно верно, господин Читатель!
    Но поскольку Вы любите цитаты, просто перечитайте ещё раз текст заявления, о котором речь. Затем текст популярнейшей цитаты министра Ливанова о критериях оценки преподавателей. И скажите, что процесс нашим министром запущен правильно, и дела всех этих преподавателей теперь подлежат пересмотру и переоценке. По экономическим критериям, описанным выше.

  • Юлия Свинцова

    Да, многие читатели не знают или забывают, что «Лицей» держится не сам по себе, а мужеством, трудом и бескорыстием этих людей.Ещё Валентины Никитичны!
    За это им огромное спасибо! И терпения!
    А так же пожелание, чтобы «Лицей» был оценён по достоинству и за такой труд была и зарплата…

  • Валентина Акуленко

    Наташа, спасибо тебе! И не только за этот текст. Хотя он очень важен. Спасибо за интересный журнал, за отвагу, благодаря которой он держится на твоих плечах и плечах твоих первых помощников по выпуску ресурса. Мы, твои авторы (простите и не сердитесь, что «от имени всех»), это видим и ценим. Так … Сегодня еще только 30 ноября. Но какая зимняя стужа за окнами! А посему — с наступающим Новым годом — Наташу, Мишу, Ирину, Настю и всех, к дружит с «Лицеем»!

  • Читатель

    [quote name=»Олег Гуреев»]Господин Цитатель, спасибо за цитаты ;-)[/quote]
    Надеюсь, Вы не забыли поблагодарить и редактора «Лицея», разместившего у себя «цитату» под названием «Разгром филологического образования».

    «Цитата ─ дословная выдержка из какого-л. текста» (Большой толковый словарь русского языка).

  • Читатель

    [quote name=»Захарченко Светлана»]Читателям:[/quote]
    Имена авторов представленных здесь текстов известны, так что Вы имеете возможность им возразить. В первом случае ─ в комментариях к статье В. М. Живова, размещенной в интернет-СМИ «Православие и мир», во втором ─ в блоге Светланы Панич.

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Захарченко Светлана»]Читателям:
    Зачем смешивать две проблемы в одну?
    [/quote]
    Светланушка, так задумано. Это ж понятно, откуда здесь сквознячок. Всё оттуда же, откуда и господин минобр.

  • Олег Гуреев

    Господин Цитатель, спасибо за цитаты ;-)

  • Захарченко Светлана

    Читателям:
    Зачем смешивать две проблемы в одну?
    Гуманитарное образование бесспорно нужно, т.к. те же законы, за которые отвечает юриспруденция, — это гуманитарная наука.
    А вторая проблема: критерии и основы гуманитарного образования. Да, современной научной гуманитарной школе свойственна тенденция равнения на учителей советской эпохи. Но ведь и учителя были разные.
    Давайте будем топить вуз, в котором остались нелюбимые учителя и более успешные коллеги: они заслужили, скажете Вы, читатели. — Возможно, не буду спорить с Вами.
    Но не гуманитарные науки виноваты в нынешней ситуации, как в Вашей лично, так и в неудачах VIP-персон.

  • Читатель

    «Узнала о том, что часть людей, учивших меня на филфаке МГУ, предлагает вернуться к утраченным достижениям «советского образования» и, признаться, растерялась…

    На излете «совка» я еще застала те времена, когда гнобили моего первого научного руководителя, В.А. Грихина, которому многие из нас обязаны не только любовью к древнерусской литературе. Помню, как более искушенные в факультетской жизни старшекурсники объясняли: «Те, кто хочет делать карьеру, пишут у N, а те, кто хочет взаправду, идут к Хализеву», как возвышался и сиял в полумрачных коридорах первого гуманитарного Никита Ильич Толстой, и встретиться с ним считалось доброй приметой. А когда С.С.Аверинцев на дне первокурсника рассказывал о филологии, было ясно: «Вот декан, вот замдекана, а этот — раб Божий», хотя смысл этих слов стал понятен намного позже. Еще — толпа на семинарах Б.А.Успенского и В.М.Живова, а в перерыве, для отсутствующих — захватывающий storytelling «о чем там было», переполненная 7-я поточная на лекциях М.В.Панова по языку русской поэзии Серебряного века, райская А.И.Журавлева, после лекций которой становился счастливей, хотя речь шла всего лишь о русской реалистической драме. Нет, конечно, были и другие, и среди них — немало добротных филологов,которые тоже научили чему-то нужному, но если бы у меня спросили, чем отличались люди, рядом с которыми мы боялись — нет, не переврать дату или цитату, и не провалить экзамен, а сфальшивить по большому счету, я бы повторила то, что однажды сказала о своих учителях Н.Л.Трауберг: «Они были несоветские».

    Совок узнавался, да и узнается, по скудости. Он готов примириться и даже поэтизировать ущербность, недостаток (романтика чашки с отбитой ручкой, селедки на газетке), а вот переполненности, щедрости, всего, что бьет через край, выходит из берегов — не сносит. Он боится света. Не тьма, но и не солнце — лампочка Ильича без абажура, у всех — одной и той же мощности. Все, что чуть ярче или чуть выше, пытливей, смелее или более цельно, тут же изгонялось или загонялось в подполье, где на одно проросшее прямо дерево, приходились десятки выросших с непоправимым надломом. Но как ни парадоксально, именно эта «теснота и мука тесноты» дает людям несамостоятельным внутреннюю «обеспеченность», которую соблазнительно, да и нетрудно принять за устойчивость и надежность. Достаточно сделать не меньше, но и не больше, и ты уже «вроде бы ничего», главное, не поднимать голову, не произносить тех слов, что могут таить хоть на унцию больше смысла, чем дозволено в рядах. Но и дозволенное, если произносить, то осторожно, чтобы за каждым словом — дорожки к отступлению, в любую сторону, в какую будет нужно. «Скудость и осторожность» неизбежно оборачивались равнодушием и небрежностью, а все вместе собиралось в выморочный, безвоздушный псевдоуют советской, пусть даже академической, «кухни». Вернуться к ее рецептам — значит, законсервировать мутное варево, добавив отдающих ладаном приправ; согласиться на диктатуру посредственности, изгнать «взыскующую мысль», а вместе с ней — и тех, кто нас мыслить учил. Филология от этого не станет эффективней. Если «наука понимания» прекратит переспрашивать и понимать, ее просто не станет».

    Источник: http://ermsworth.livejournal.com/164280.html

  • Читатель

    Комментирует доктор филологических наук, профессор Отделения славянских языков и литератур Калифорнийского университета в Беркли, заместитель директора Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, заведующий сектором истории русского литературного языка Виктор Маркович Живов. До 2001 года преподавал на филологическом факультете МГУ:

    — В одном я согласен с авторами заявления – реформы, которые проводит Министерство образования, ужасны. То, что делает Министерство в гуманитарной сфере, ведет к упадку не только гуманитарных наук, но, я бы сказал, интеллектуального и духовного уровня населения. Уровень этот напрямую связан с изучением отечественной словесности.

    Из литературы, из классики люди учатся понимать друг друга, говорить о своих мыслях, чувствах, планах – обо всем! Это необходимая составляющая человеческого образования, общего, а не только гуманитарного. Без обращения к источникам гуманитарного знания не может быть полноценного образования. То, что пишут по этому поводу члены Ученого совета филологического факультета МГУ, кажется мне справедливым.

    Но когда они говорят, что утрачиваются какие-то достижения советского образования, которое, на их взгляд, было замечательным, я с ними решительно не согласен. В то самое «замечательное» время они не взяли на факультет Михаила Леоновича Гаспарова и Сергея Сергеевича Аверинцева, и сегодня филологический факультет МГУ известен как факультет, «успешно» избавляющийся от всего хорошего, что там бывает, выталкивающий все лучшее, наиболее талантливое.

    Был у них прекрасный заведующий кафедрой классической филологии Андрей Александрович Россиус – избавились. На кафедре византологии преподавал профессор Сергей Аркадьевич Иванов, замечательный византиист – тоже избавились. А на кафедрах, особенно литературных, сидят очень плохие специалисты, мало кому известные.

    Несколько раз они упоминают Высшую школу экономики, причем явно как что-то враждебное. Я не очень хорошо знаю, что делается в Высшей школе экономики, но, по крайней мере, там уже три года есть исторический факультет, который несравненно лучше исторического факультета МГУ. Это небо и земля.

    О филологическом факультете Высшей школы экономики судить рановато – он существует только полтора года, — но с несколькими студентами оттуда я общался, и они точно не хуже студентов филфака МГУ. А уж преподают там точно гораздо более интересные и талантливые специалисты.

    Мне кажется, авторы заявления научились каким-то правильным словам – про герменевтику, например, говорят. Но за их заявлением я почувствовал просьбу: «Сохраните нам нашу старую жизнь». Если угодно, «нашу советскую жизнь». Они не раз пишут, каким хорошим было советское образование. Чем оно им так мило? Это те самые так называемые специалисты, которые говорили, что не может быть литературоведческой работы без ссылок на Ленина и Маркса, и вытравливали православие из русской литературы. Теперь они хотят, чтобы эта скверная псевдонаука консервировалась и сохранялась. Повторяю, реформы в Министерства образования ужасны, но протестовать против них вместе с Ученым советом филологического факультета МГУ как-то не хочется.

    Источник: http://www.pravmir.ru/viktor-zhivov-bez-obrashenia-k-istochnikam-gumanitarnogo-znania/

  • Т. Шестова

    Людмиле: если бы участие родителей в жизни школы было реальным, а не носило косметический характер, вы бы могли на деле влиять на характер образования вашего ребенка. Сейчас же это одна фикция. Достаточно посмотреть на городское родительское собрание в Петрозаводске…

  • Людмила

    У меня педстаж небольшой — всего 10 лет. У мамы моей — все 35! Дочь моя — ученица одной из самых престижных школ города. Я каждый день, слушая рассказы дочери об уроках, не перестаю удивляться и огорчаться… Можно о наболевшем?
    Математика: учим дословно правила и также дословно на оценку несколько минут на уроке их рассказываем (несколько учеников подряд), если не дословно — «2» в дневник! Контрольная работа: дословно написать правила — обязательное задание в контрольной! Несколько минут на уроке математики тратим на слова? дома — чтобы выучить дословно, на уроке — рассказать дословно. Когда решать задачки и упражнения? Сколько из оставшегося времени на уроке — решаем, чтобы применить это правило? За вычетом нескольких минут на выразительное чтение правила, и вычетом времени на установление дисциплины (способом встать-сесть)? Домой задали 2 примера и 1 задачу. Я помню наши «советские» уроки математики: весь урок — 45 минут — упражнения, задачки, кто-то у доски, все остальные в тетради и так изо дня в день, постоянный тренинг применения правил. И домой задавали. И совсем не помню зубрешку правил….
    История. В 6 классе на уроке читаем вслух учебник! Новый материал читаем по абзацу по очереди вслух. И это не начальная школа, где практикуют технику чтения! А 6 класс!! Атласы и контурные карты не используются. Спрашиваю у дочери: карта на доске висит? Ответ: нет, в учебнике же есть. Учительница говорит: «Посмотрите на карту на странице…». Что уж тут скажешь…
    В прошлом году вообще была комичная история. Рассказ ребенка об одном учебном дне в начале мая: «Пятым уроком должно было быть ИЗО, но мы программу по ИЗО за год прошли [это за месяц до окончания учебного года!!], поэтому пришла завуч и сказала, что будет биология, а потом сказала: «нет, лучше, музыка — пойте мне что-нибудь, что учили» и села проверять тетрадки по математике [т.к. по специальности — математик]. ну, мы и пели, сначала что учили в классе, потом под музыку из телефона». Я слушала и думала — ГОРОД ЗЕРО!
    Еще много у меня историй про школьное образование)) Но и так уже заняла Ваше внимание надолго. Извините.
    Напоследок скажу, мой поход в школу мама предотвратила словами: испортишь отношения с учителями, а ребенку там еще учиться! И я не пошла. И вправду — что мои слова? А ребенку еще у них «учиться»))

  • Алексей Конкка

    Надежде: Сокращение учительского состава (как в связи с записыванием в «неперспективные» — помните, когда уничтожили сельскую Россию, тоже объявили деревни «неперспективными» — именно пединститутов по всей стане и сокращения гуманитарных мест в вузах), наделение неограниченной финансовой властью ректоров (как правило, членов Едра), которые в своей вотчине могут что угодно воротить (и как правило, технарей по образованию) и прочие перечисленные «делишки» воров в законе (о коррупции в Минобразе если только ленивый не слышал) — это, извините, уже не ЕГЭ. ЕГЭ — это в сравнении с перечисленным, цветочки.

  • Валентина

    Ну, зачем «великий и могучий русский язык тем», кто предпочитает иметь дело с цифрами, размерами своих учтенных и неучтенных доходов? Им же все равно: ОДЕТЬ пальто или НАДЕТЬ пальто. Лишь бы оно было, да не одно-два — три, а много, как можно больше.

  • Надежда

    Как -то недавно от одного умного человека, профессионально связанного с образованием, услышала: «ЕГЭ перекладывает ответственность за итоги образования с учителя на ученика. Поэтому оно удобно всем, кто обучает. Поэтому его не отменят». Можно много и правильно говорить, что случился разгром образования — кстати не только филологического. Но хотя бы от ЕГЭ для начала избавиться.

  • Олег Гуреев

    Разумеется. Кому ж это надо принимать? Образованию давно объявлена война. Это не метафора. Это реальность. Вспомните предыдущего мин/обр/а. Нужна консолидация против скверны.

  • Захарченко Светлана

    Олегу Гурееву.
    Олег, невозможно понять, потому что понять, означает — принять

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Захарченко Светлана»]
    А по-моему, хоть и давно все нагнетается, но понять это невозможно…[/quote]
    ЧТО нагнетается? Вы о чём, Светлана? Вы ещё не уверены, что идет сознательная циничная война? Вот полная цитата:

    Министр так объяснил причины невысокой средней заработной платы преподавателей ряда московских вузов, которая, по его словам, составляет 20-30 тыс. рублей: «Как это назвать? У меня есть несколько версий того, чем это может объясняться. Версия первая: это просто преподаватели невысокого уровня, готовые работать за эти деньги. Версия вторая: это преподаватели, которые подрабатывают в нескольких вузах, перебегая между ними. Версия третья: они просто перекладывают часть расходов по своему содержанию на студентов. И в том, и в другом, и в третьем случае такой вуз не может называться эффективно работающим… (См.: http://top.rbc.ru/society/17/11/2012/825512.shtml ).

  • Захарченко Светлана

    [quote name=»Это уже давно понятно многим[/quote]
    А по-моему, хоть и давно все нагнетается, но понять это невозможно…

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Zlata»]Просто нас хотят уничтожить, как нацию![/quote]

    Это уже давно понятно многим. Жаль, что у народа только сейчас открываются глаза на проблему.

  • Наталья Шилова

    В последнюю неделю вышел ряд важных публикаций в центральных СМИ, одно за другим появляются открытые письма учёных и преподавателей. Преподаватели МГУ не только выступили с этим заявлением, но и открыто поддержали коллег из СПБГУ, которым назначено было радикальное сокращение в ближайшие годы. Кажется, филфак СПБГУ общими усилиями сейчас удалось отвоевать.О необходимости формирования реально действующего профессионального сообщества, способного противостоять произволу, говорят и авторы этого открытого письма http://freeuni.ru/?p=165

  • Zlata

    Позор властителям России за такое жесточайшее унижение Русской Литературы. При сов. власти мы гонялись за книгами, и я приучила дочь и внука к чтению с 5-ти лет. А теперь дети стали «потребителями» и их не обучают , а натаскивают на сдачу тупого ЕГЭ.Конечно, сейчас уважают тех, у кого машины , коттеджи,а не тех, кто любит поэзию, музыку. Моя дочь музыковед, окончила Казанскую консерваторию, внук муз.школу по классу саксофона и учится на 5 курсе авиационного института(бюджет).Всесторонне развиты, начитаны, мне приятно.Но в жизни среди ограниченных им приходится тяжко, заметна уже сейчас деградация , а через лет 10 мы станем придатком Европы и Америки, а то ещё хуже Китая .Великий Русский язык и Литература — Душа народа. Просто нас хотят уничтожить , как нацию!И горько , и больно!