Реформы

И девочка, которой нёс девайс…

Фото ИТАР-ТАСС

Скоро гаджеты перестанут отбирать на уроках, наоборот, они станут неотъемлемой частью учебного процесса.

С разрешения редакции журнала «Профиль» публикуем статью Натальи Граниной с анализом плюсов и минусов электронных учебников, которые начинают активно внедрять в российских школах.

 

Сторонники внедрения электронных учебников уверяют, что уже через несколько лет ученики будут носить на уроки только смартфоны и планшетники.

В 60 московских школах начинается тестирование электронных учебников. Уже в апреле ученики возьмут их в руки. Пока разработано всего 11 книг, а для того, чтобы полностью покрыть потребности в учебниках от младших до старших классов, требуется как минимум 300. Но чиновники уверяют, что через год-другой мы получим совершенно новую школу, в которой дети будут учиться иначе. Им не придется таскать тяжелые ранцы и сумки. Гаджеты перестанут отбирать на уроках, наоборот, они станут неотъемлемой частью учебного процесса.

— Посмотрите, какие возможности у современных детей! — говорит директор информационно-аналитического центра департамента образования Москвы Александр Осин, показывая громадный выставочный зал. — Разве могли мы с вами мечтать об учебниках, с помощью которых можно, не выходя из кабинета, прогуляться по Кремлю или подирижировать оркестром?

Мы с фотографом оглядываемся, но объектов для восхищения не видим. Есть тут учебники нового поколения или нет, сразу и не разберешь. На стендах стоят компьютеры — и стационарные, и ноутбуки, и планшетники.

— Небось, ищите нечто наподобие чубайсовских панелек? — ехидно осведомляется господин Осин, видя наше смущение. — В том-то и прелесть московских электронных учебников, и отличие от тех, что уже продвигались на российском рынке. Мы изначально разрабатывали контент, а не устройство. Наши учебники можно закачать практически в любой прибор — хоть в электронную книгу, хоть в обычный компьютер, хоть в телефон. Это было главным требованием к разработчикам. Уже «упакованные» в какое-то устройство учебники — это тупик. Обычный «развод» и попытка производителей организовать массовый сбыт своих приборов.

Год назад московский департамент образования объявил конкурс на разработку школьных пособий. На эти цели из городского бюджета было выделено 100 млн рублей из расчета не более 5 млн рублей на один проект. Как поясняют эксперты, сумма, скорее, поощрительная, так как затраты на создание одного учебного пособия составляют 10—20 млн рублей. На конкурс было подано 88 заявок, из которых жюри отобрало всего 11 проектов. Остальные предложения оказались просто несостоятельными. Брак гнали в основном крупные издательства, бравшие не качеством, а количеством. Часто все сводилось к банальному переводу бумажной книги в электронный вид и паре виртуальных ссылок. А вот маленькие провинциальные издательства к конкурсу подошли основательно.

— Текст в электронном учебнике занимает всего 5%, — поясняет Александр Осин. — А все остальное — интерактивное наполнение. Это виртуальная реальность. Там и лабораторная работа по биологии, которую можно сделать на лужайке, и рецепт приготовления котлет. Можно использовать разную навигацию, находить расшифровку необходимых фрагментов текста, если что-то непонятно. В электронном учебнике — необозримые возможности для использования иллюстраций, звука, видео, анимации: кликнул на слово — и появилось изображение. Можно совершать экскурсии по музеям мира, смотреть и слушать лекции лучших педагогов.

В подтверждение своих слов наш гид выводит на большой монитор пособие по технологии (так теперь называются уроки труда) для старшеклассников. На дисплее загорается надпись: «Проверочная работа. Варка щей». Затем, как в компьютерной игре, материализуется электрическая плита, набор кастрюль, а также необходимые ингредиенты для блюда. Испытуемый выполняет задание с помощью мышки: выбирает кастрюлю, включает печку, загружает овощи. Если не закрыл крышку или картошку варил меньше времени, чем положено по рецепту, ставится минус. В итоге за варку обеда мне удалось заработать не больше тройки: забыла положить один из ингредиентов и не выключила в конце конфорку.

 

— Экскаватор будете водить? — азартно предлагает Александр Осин. И тут же загружает на экран нужный ресурс.

Здесь с помощью рычагов-стрелок следует завести машину, зачерпнуть ковшом землю, вывалить груз в подъехавший самосвал, а потом выключить мотор. Если не знаешь последовательность реальных операций по «оживлению» техники — двойка обеспечена. Предполагается, что проверочные работы школьник должен делать дома. А результаты с разбором ошибок тут же «упадут» учителю на электронную почту.

По словам Александра Осина, виртуальные учебники — вовсе не мода, а насущная необходимость. Они спасут образование. В качестве аргумента эксперт цитирует свою любимую китайскую пословицу: расскажи мне, и я забуду, покажи мне, и я запомню, дай попробовать, и я научусь. Современным школьникам учиться неинтересно. Потому что педагоги привыкли работать по старинке. Куда уж легче — отбарабанил зазубренный из книги параграф и свободен. А пробовать что-то новое многим лень.

— Раньше учитель был единственным источником знаний, — объясняет Александр Осин. — А сейчас столько возможностей открылось благодаря компьютерам! Моему внуку 14 лет. В школе, где он раньше занимался, «считалось круто», если кто-то придет на урок и «уест» Мариванну — найдет ошибку в лекции педагога или покажет, что знает больше. Поэтому учителям волей-неволей придется перестраивать процесс, чтобы не потерять авторитет в глазах детей.

 

Он мечтает, что учебники превратятся в ресурс для самостоятельного чтения и домашнего закрепления материала, а урок станет местом для дискуссий.

— Сейчас по такой схеме работают лишь отдельные учителя, — говорит Александр Осин. — Поэтому вполне возможно, что мы столкнемся с сопротивлением учителей, которые не захотят напрягаться.

В качестве одного из способов распространения электронных книг и защиты авторских прав предлагаются облачные технологии. Ученик получит пароль и может на любом компьютере открыть свою книгу.

Прогнозируется, что если первые электронные пособия, которые окажутся на рынке, будут стоить дороже полиграфических (сейчас за бумажные книги просят 100—400 рублей), то через год-другой цена сравняется. Если электронные учебники будут централизованно внедряться в школы, то финансировать их закупку будет государство. Однако, как утверждают эксперты, до массового перехода на электронные носители еще далеко.

Мнения родителей о модернизации обучения разделились. Одни считают, что прогресс — это всегда хорошо, да и решится проблема неподъемных портфелей. Другие боятся, что дети окончательно уйдут из реальной жизни в виртуальную.

— Вечно мы пытаемся заменять жизнь чем-то искусственным, — возмущается мама третьеклассника из школы № 1148 Ольга Александрова. — Между бумажной и электронной книгой я для своего сына выберу привычную. А что касается виртуальных опытов — натуру ничто не заменит. Может, тогда и врачей будем учить по электронным учебникам? Ведь красиво же все будет на экране: можно снимать кожу, мышцы, покрутить кости в 3D! И чисто — никакой крови! Вот только что делать потом с живыми пациентами?

— Новое всегда пробивается с боем, — улыбается учитель информатики одной из московских школ Лев Левин. — Когда 40 лет назад чемпион мира по шахматам Ботвинник начал делать компьютерную программу, играющую в шахматы, абсолютное большинство людей и шахматистов крутили пальцем у виска. Через 10 лет школьники будут ходить в школу без дурацкой сумки, которую заменит сотовый телефон или коммуникатор.

Однако проблемы все же существуют. Сейчас, согласно Санитарному кодексу, в младших классах разрешено пользоваться компьютером на уроках не больше 15 минут в день. По словам директора НИИ возрастной физиологии РАО Марьяны Безруких, прежде чем вводить электронные учебники, необходимо исследовать их влияние на здоровье детей. И хотя разговоры о внедрении виртуальных книг в школы ведутся давно, ни один из разработчиков за экспертизой и рекомендациями к специалистам не обращался.

— У нас не так давно было совместное совещание с издателями. И когда врачи стали задавать им вопросы, то поняли, что разработчики не понимают элементарных вещей, — поясняет Марьяна Безруких. — Например, они считают, что страница электронного учебника должна быть очень насыщенной, что картинок должно быть много. А на самом деле это совсем не так. Особенно если это учебник для детей младшего школьного возраста. Еще сложнее, если это подростки в стадии полового созревания. К сожалению, в последнее время мы очень часто увлекаемся прямыми экспериментами на детях. Сначала мы начинаем что-то делать, а потом вдруг спохватываемся, что это нехорошо. Мы не против прогресса. Но безопасность — прежде всего!

Есть и сложности, скажем так, материально-технические. Чтобы полноценно использовать возможности электронных пособий, требуется быстрый Интернет. Год назад, во время президентских выборов, глобальная сеть добралась практически до каждого учебного заведения, но с пропускной способностью и качеством обслуживания линий по-прежнему проблемы.

Не все гладко и с устройствами, на которых будут храниться и использоваться пособия. Это должен быть, конечно, не телефон, а как минимум планшетник, но они пока еще сравнительно дороги.

— У нас печатные-то книги на 70% приобретаются на родительские деньги, — говорит директор ассоциации издателей и пользователей учебной литературы «Российский учебник» Борис Кузнецов. — А где взять такие средства, которые позволили бы всех учеников обеспечить гаджетами? Вопрос непростой.

Поэтому процесс замещения бумажных учебников электронными будет, скорее всего, не таким быстрым, как видится сегодня некоторым энтузиастам.

— По предварительным оценкам, основанным на анализе темпов развития технологий и обеспеченности школьников электронными носителями, в перспективе электронные учебники займут 15—20% рынка, — прогнозирует Борис Кузнецов. — Так что полиграфисты могут пока не беспокоиться по поводу потери доходов.

 

  • Алла Нестеренко

    Не знаю, как в России, а за рубежом электронные учебники внедрят, думаю, очень скоро. Можно обсуждать, правильно ли это — но это неизбежно. Конечно, надо спросить мнение врачей. Я не изучала глубоко эту тему, но надеюсь, что возрастная физиология учитывает тот факт, что современный ребенок живет в ином мире и имеет иные потребности, чем были у нас. И стоит, наверно, признать, что просидеть 45 минут за партами, друг другу в затылок, с низкой учебной мотивацией (а высокой она будет в исключительных случаях, потому что такой способ получения информации неестественен для современного ребенка) — тоже не очень полезно для детского здоровья. У нас очень консервативное законодательство в этой сфере. Педагоги жалуются, что парты для групповой работы переставить не могут, потому что проверка этого не допускает. И хочется надеяться, что законодательство в этой сфере все-таки будет меняться и что врачи и физиологи изучают современного ребенка, а не вешают на него привычные ярлыки.
    Есть еще один, очень специфический плюс в электронных учебниках. Может быть, это способ уйти из-под власти крупных издательств, которые правят на полиграфическом рынке, мало учитывая реальные интересы педагогов, детей и родителей.

  • Т. Шестова

    Просто поражает, как можно решать такую глобальную задачу как внедрение электронных учебников и не знать элементарного о физиологии детей! Даже не могла предположить такое! Марьяна Безруких — спец номер один по детской физиологии, она права: безопасность — прежде всего! А этот Осин авантюрист какой-то, из публикации видно. Уж если в департаменте образования Москвы один из руководителей бывший комсомольский работник Карелии Вениамин Каганов — так что говорить! Такие там спецы, ужас просто