Школа и вуз

Не благодаря, а вопреки

{hsimage|Алексей Захарович Андрейко с учениками|||}Трудно выживать сельской школе, труднее же всего приходится новаторам, первопроходцам. В непредсказуемые 90-е годы Алексей Захарович Андрейко сумел создать на базе школы в поселке Коткозеро Олонецкого района первый в России сельский социокультурный комплекс. Московские профессора педагогики, побывав там и увидев все своими глазами, в восхищении назвали Андрейко „карельским Макаренко“. 

 
{hsimage|На уроке английского|||}И это не преувеличение, вот один факт: при повальной безработице в поселке нет детской преступности. Секрет прост, как все гениальное: дети постоянно заняты делом, интересы ребенка поставлены во главу угла. По замыслу А.З. Андрейко, из места для заучивания уроков школа превратилась в школу-мастерскую, школу-лабораторию, школу-ферму. Используется производительный труд, открыты множество кружков и секций, есть свое телевидение и радио. В 1997 году школа одной из первых в республике вышла в Интернет. 
 
Идею сельских социокультурных комплексов Алексея Андрейко подхватили, в стране их уже около 2 тысяч. А вот Коткозерская школа своего статуса лишилась, сейчас это обычная средняя общеобразовательная школа. Но лишь формально она обычная.

… Открываешь школьную калитку и сразу попадаешь в царство порядка и ухоженности. Ограда в идеальном состоянии, нигде ни соринки ни бумажки, трава выкошена — и всюду море цветов. Все продумано: каждый класс отвечает за свой участок двора, собирает мусор, зная, что вообще-то лучше просто не мусорить. Порядок и в здании: стены свежевыкрашенные, окна блестят.  Аккуратно одетые дети, пробегая мимо незнакомых людей, здороваются. Сам Алексей Захарович — образец элегантности, ученикам есть с кого брать пример.

{hsimage|В библиотеке||||}Кабинет директора поражает своей скромностью. Бывая регулярно в сельских школах, мы уже привыкли видеть современное оснащение классов и кабинетов: благодаря нацпроекту в школы поступила компьютерная техника, новое оборудование. Но Коткозеро почему-то обошли, компьютерный парк пора обновлять, мебель тоже видавшая виды. О причинах такого отношения Алексей Захарович говорить не стал. Его позиция:
— Несмотря ни на что пытаемся жить в режиме развития, идем по пути проектов, ищем гранты.
 
Условия жизни здесь суровые. Зимой автобусы пробираются в деревни п заметенным дорогам. В темноте, в пургу, учителя преодолевают по сугробам по полкилометра, чтобы забрать из дома  в школу ребенка.
 
Два школьных автобуса привозят детей из 10 деревень, одна из них находится на расстоянии 75 километров. Возить детей каждый день из отдаленных деревень невозможно, потому живут они в пришкольном интернате. После решения районных депутатов об укрупнении к Коткозерской школе присоединили еще две школы плюс три детских сада. Так что теперь школа размещается в семи зданиях! Обучаются в ней 175 детей и 59 дошкольников. 
{hsimage|На уроке карельского языка||||}Алексей Захарович не считает правильным решение о слиянии школ. Взять Верхнеолонецкую школу. Она славилась своими крепкими традициями. Потеряв самостоятельность, ко всему прочему осталась без Интернета — спутниковая связь теперь ей не положена. Год учителя оплачивали трафик за свои невеликие деньги, поскольку без Сети в глубинке никак. Благодаря школьному сайту эта школа смогла выйти на российский фонд „Кто, если не я?“, который стал присылать детям адресные посылки с одеждой. Присутствие в Сети помогает находить и другие фонды.
Без помощи со стороны не то что школе – людям не выжить. Ни в Верхнем Олонце, ни в Коткозеро, ни в других окрестных деревнях работы нет. Знакомая в постсоветской истории картина, но от того не менее печальная: когда-то были фермы, зверосовхоз, леспромхоз — не осталось ничего.
 
Не редкость, когда на пенсию бабушки живут и она сама, и ее дети, и внуки. 75 процентов родителей – безработные! Неудивительно, что семьи пьющие со всеми вытекающими последствиями. „Это главная наша проблема“, — признались учителя, с которыми мы разговорились в школьной столовой. Как-то привели девочку в садик. Ее спрашивают: „Как тебя зовут?“ — „Я девочка лесная.“ Ребенок не знает даже своего имени… 
Ежедневный контроль за трудными детьми – задача номер один. Алексей Захарович, бывает, сам идет утром будить ребенка и за руку приводит в школу. Учителям приходится выполнять родительские функции, устраивая детей после школы в училища, на работу. Вот реальность, в которой живут и самоотверженно работают школьные педагоги.
В одной из своих работ кандидат педагогических наук А.З. Андрейко написал, что возникновение подобных сельских социокультурных комплексов явление не случайное: „Они, как и земские школы, как и школы С.Т. Шацкого (отечественный педагог, автор идеи открытой школы, воспитывающей детей в социальной среде. — Н.М.) появляются в результате острейшей социальной необходимости, когда решается судьба российской деревни“.
 
{hsimage|На пришкольном участке кипит работа||||}Коткозерская школа, формально лишенная своего статуса, осталась сельским социокультурным комплексом, объединив усилия с домом культуры, библиотекой, медпунктом. Иначе не выжить. В селе проживают около 2 тысяч человек, а оно с каждым годом теряет инфраструктуру. Одни воспоминания остались от больницы с 15 медработниками, нет теперь и сберкассы.
— Мешает нам недальновидная политика по отношению к деревне, сельским школам, людям. Правят бал те, кто создает расценки на услуги, — переживает Алексей Захарович. — С работой у людей никаких перспектив нет. Мы надеемся только на себя, наша школа – не белоручка. Есть у нас сад, огороды. Хотя вот картофель сажать перестали – прокуратура запретила, мол, эксплуатация детского труда. А раньше до 60 тонн выращивали, было даже свое картофелехранилище. Да и родители изменились, не хотят, чтобы дети на огородах работали…
На пришкольном опытном участке культивируется около 50 видов различных кустов, деревьев, в том числе облепиха, кедровая сосна. Стали сажать яблони, чего ранее в Коткозеро не было. Учитель биологии Зинаида Ивановна Милорадова высаживает с ребятами восемь сортов картофеля, исследуя особенности посадки и выращивания картофеля в условиях Южной Карелии. Самых трудолюбивых учеников награждают на Празднике урожая.
 
От продажи смородины на днях выручили 8 тысяч рублей. Благодаря такому подспорью удается проводить свои праздники, готовиться к новому учебному году. В этом году школе ни копейки не дали на косметический ремонт, только на противопожарные мероприятия. Тем не менее здание покрашено сверху донизу без единого бюджетного рубля.  Немного помогли меценаты.

{hsimage|Лена Петушкова, девятиклассница, участница образовательного автобуса||||}Алексей Захарович Андрейко директорствует уже более 30 лет. Много раз встречалась с ним, бывала в Коткозеро. Такой тяжелой ситуации вокруг школы, как сейчас, не было даже в 90-е. Как можно с полной отдачей работать, генерировать свежие идеи, когда все приходится делать не благодаря, а вопреки? Он отвечает просто:

— Работаю потому, что не хотелось бы бросать школу, пока есть силы. У нас хороший коллектив в школе, мажорный.
Среди многих ноу-хау Коткозерской школы – образовательный автобус. На нем школьная бригада отправляется в отдаленные деревни. Показывают местным жителям концерт, с собой привозят лектора, если получается и врача. Встречают их в забытых властью и Богом местах всегда с большой радостью. 
Не чудо ли: в то время, как одни кричат о маргинализации и даже гибели деревни, другие, кому очень трудно жить, протягивают руку помощи тем, кому еще труднее?
 
Фото Ирины Ларионовой 
 
Благодарим за возможность побывать в Коткозеро руководителя общественной организации "Карельское образование" Владимира Дмитриевича Малегина.