Главное, Школа и вуз

Свобода не учить и не учиться

Отменить ЕГЭ. Фото www.rg.ruУчёный совет матфака ПетрГУ требует отделить школу от ЕГЭ, причем базовый ЕГЭ по математике  отменить незамедлительно.

О том, что петрозаводские вузовские преподаватели написали открытое обращение президенту Путину, «Лицей» сообщал в конце ноября. И вот получен ответ — нет, не от президента, из Минобрауки РФ.  

Профессор ПетрГУ Александр Иванов  считает, что ключевое предложение обращения полностью игнорируется. Все усилия министерства направлены на сохранение аттестационного имиджа ЕГЭ в ущерб качеству образования, которое в результате внедрения «новаций» упадет еще ниже.

 

 

 

Публикуем фрагменты статьи профессора, доктора физико-математических наук Александра Иванова, ставшей развернутым комментарием на ответ Минобрнауки РФ

 

 

 

Пути выхода из катастрофы ЕГЭ

 

1. ЕГЭ — система имитации выпускных экзаменов, скрывающая их полное отсутствие.

Минобр снова повторяет, что «ЕГЭ объединил школьные выпускные и вузовские вступительные экзамены». Это утверждение многократно тиражировано в различных официальных документах, но оно есть ложь. Система единого экзамена фактически упразднила выпускную итоговую аттестацию, и в этом главная причина негативного воздействия ЕГЭ на школьное образование.

Объясним ещё раз, почему ЕГЭ — это всего лишь имитация выпускных экзаменов. Из одиннадцати ЕГЭ обязательными являются всего два — русский язык и математика. Остальные школьники сдают в добровольном порядке и лишь в том случае, если они нужны для поступления в вуз ( т. е. это в чистом виде вступительные испытания). Доля сдающих здесь колеблется от 4% до 60% в зависимости от предмета. Такие экзамены нельзя называть выпускными ни по сути, ни по закону об образовании, в котором записано (ст. 59, часть 2), что выпускная итоговая аттестация является ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ.

Таким образом, из всех ЕГЭ выпускными аттестационными являются только два. При этом уровень государственной аттестации в 2014 году составлял 20 баллов по математике и 24 балла по русскому языку (из 100).

 

 

 

2. Школа без выпускных экзаменов: свобода не учить и не учиться.

Отмена выпускных экзаменов (а в 2014 году распоряжением Минобра были отменены и выпускные экзамены 9 класса — кроме ОГЭ по русскому языку и математике) и перенос вступительных экзаменов в школу изменили её социальную функцию, превратив школу в некую ступеньку на пути в вуз. Значение среднего образования как такового существенно упало. Масса школьников, не ориентированных на обучение в вузе, обрела возможность получать аттестаты с практически нулевыми знаниями по всем предметам. Для большинства остальных ЦЕЛЬЮ И СМЫСЛОМ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СТАЛИ БАЛЛЫ ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ЕГЭ.

Наша основная образовательная традиция — учить всех – вступила в противоречие с новой реальностью и оказалась разрушенной в считанные годы. Набор вступительных ЕГЭ у каждого школьника свой, и дисциплины, не входящие в этот набор, с полным основанием рассматриваются им как излишняя нагрузка. Здесь возникает консенсус в отношениях ученика (и его родителей) с одной стороны и учителя — с другой. Учитель получает полную свободу не обращать внимания на детей, не интересующихся его предметом (а работа с отстающими — самая неприятная нагрузка для учителя),а ученик — свободу не учиться. Заметим, что в условиях такой «свободы» появляется возможность вообще никого не учить, а лишь имитировать образовательный процесс.

 

 

 

3. Статистика катастрофы

МАТЕМАТИКА. По результатам ЕГЭ-2012 около 14% выпускников практически ничего не вынесли из курса математики средней школы (http://fipi.ru/sites/default/files/document/1413876128/metod_rekom_math_2014.pdf).

В 2014 году таких школьников стало уже почти 25%, о чем объявил глава Рособрнадзора С. Кравцов на коллегии Минобрнауки 1 октября 2014 года. В октябре 2014 был проведен пробный базовый ЕГЭ по математике, который выявил, что среди нынешних одиннадцатиклассников этот показатель превысил 30% , а среди десятиклассников (по результатам ОГЭ 9-го класса он варьируется сегодня от 30 до 50% в зависимости от региона.

Средний балл ЕГЭ-2014 по математике составил 39.6, что соответствует правильным ответам на 8 заданий так называемого базового уровня (три из них приведены в п. 1). Для выполнения этих заданий достаточно математической культуры 5 класса плюс знание некоторых элементарных фактов из программы 6-9 классов, которые и учителя, и репетиторы хорошо научились втолковывать во время непосредственной подготовки к ЕГЭ. Ещё раз подчеркнём, что это показатель среднего выпускника, и он говорит о том, что такой выпускник не в состоянии усваивать образовательную программу любого вуза, если там фигурирует хоть какая-то математика. И именно этот контингент заполняет большинство бюджетных мест на инженерных специальностях.

Итак, мы видим числовые характеристики катастрофического процесса: в 2012 году 14% школьников «прошли мимо» математики среднего звена, в 2014-м — 25%, в 2015-м (прогноз) — 30%, в 2016-м — 30-50%. Судя по результатам НИКО, в 2019-м, когда нынешние семиклассники станут выпускниками, ситуация будет ещё хуже.

РУССКИЙ ЯЗЫК. ЕГЭ по русскому отличается от математики принципиально.

Во-первых, этот экзамен является обязательным конкурсным на все специальности. По этой причине подавляющее большинство школьников заинтересованы сдать его на максимальный балл.

Во-вторых, программа русского языка заканчивается в 9 классе, и дальнейшие занятия по русскому в 10 и 11 классах посвящены исключительно подготовке к ЕГЭ. Таким образом, ЕГЭ и учебная программа не мешают друг другу, как в случае математики.

В-третьих, содержание ЕГЭ по русскому таково, что его правильнее называть экзаменом по филологии. Результаты этого ЕГЭ имеют весьма отдаленное отношение к владению языком, и поэтому из них трудно извлечь какую-либо информацию о качестве работы учителей словесности. Отметим, что зазубренные к этому экзамену филологические факты, как правило, не находят практического применения ни в дальнейшей жизни, ни при обучении в большинстве вузов.

Введение ЕГЭ кардинально перестроило преподавание русского языка в средней (и начальной) школе. Практически полностью была ликвидирована такая форма учебной работы, как сочинение (заметим, что учебные программы при этом не менялись). Всё обучение подчинили главной цели — сдаче ЕГЭ на максимальный балл. Страна получила отлаженную система подготовки к ЕГЭ, начиная с первого класса, и… стремительное падение грамотности выпускников.

Возврат выпускного итогового сочинения положил начало восстановлению традиционного образования по русскому языку. Тем самым появились основания для того, чтобы повышать уровень требований к этому сочинению и в дальнейшем отказаться от аттестационного ЕГЭ. Сочинение — это наша национальная форма контроля уровня подготовки выпускников по русскому языку и литературе, которой более 200 лет. Качество это формы аттестации не сопоставимо с качеством ЕГЭ. Абсолютно нелепо рассматривать итоговое сочинение как допуск к единому экзамену.

 

 

Далее в статье А.В. Иванова следуют разделы: 4. ЕГЭ как средство разрушения образовательных традиций. 5. Подготовка к вступительным ЕГЭ — невыполнимая задача для массовой школы. 6. ЕГЭ по математике — убийца инженерного образования. 7. Почему ЕГЭ по русскому языку является обязательным конкурсным экзаменом во все вузы? 8. ФГОСы и ЕГЭ. 9. Разделение ЕГЭ по математике на два уровня: попытка спасения имиджа ЕГЭ и новый удар по качеству образования. 10. ЕГЭ как пропуск в социальный отстойник под названием вуз. 11.О шкалах пересчета и фикции минимального балла ЕГЭ. 12. О контроле качества работы учителя, поручениях Президента и вузовской коррупции.

 

 

 

13. Что делать? Пути выхода из катастрофы ЕГЭ.

Мы исходим из того, что страна подошла к порогу, который требует кардинального пересмотра политики в сфере образования, и отдельные признаки этого пересмотра уже налицо. Состояние среднего образования однозначно свидетельствует о безотлагательной необходимости освободить школу от разлагающего воздействия ЕГЭ. Школа сегодня в значительной степени «посажена на иглу» единого экзамена, поэтому соответствующие действия должны быть мягкими и деликатными, чтобы не вызвать «абстинентного синдрома», способного спровоцировать социальную напряженность.

Суть предлагаемого перехода выражается формулой отделения школы от ЕГЭ. Речь идет о полном упразднении аттестационных функций ЕГЭ, постепенном восстановлении классических выпускных экзаменов и вынесении вступительных ЕГЭ за рамки среднего образования.

Восстановление выпускных экзаменов — задача первостепенной важности. ЕГЭ — это система тотального недоверия к учителю, а в условиях недоверия нельзя требовать ответственности. Надо вернуть школе доверие, возвратив ей функцию аттестации выпускников, и возложить на учителя ответственность за эту аттестацию. Не исключено, что после ряда лет «халявы» многим будет неприятна такая нагрузка. Но обязанность учить всех — наша главная образовательная традиция. Так было в течение многих десятилетий, и мы должны эту традицию восстановить. Это позволит включить механизмы самоконтроля качества работы со стороны учителя и восстановит «низовой контроль», о котором сказано в п. 4. Там же было подробно объяснено, в чем неоспоримое преимущество «нечестных» выпускных экзаменов по сравнению с «честным» аттестационным ЕГЭ.

Возврат выпускных экзаменов по всем основным предметам школьного курса не должен быть неожиданным. Необходимо заранее объявить об этом решении. На переходный период (не более 1-2 лет) аттестационным экзаменом по русскому языку можно считать выпускное итоговое сочинение, а по математике использовать аттестацию по результатам текущей успеваемости. Базовый ЕГЭ по математике отменить НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО, чтобы учителя в выпускном классе не тратили время на натаскивание двоечников на решение примитивных задач, а занимались математикой с теми, кому она действительно нужна и интересна. Всё сказанное в полной мере относится и к аттестации 9 класса: надо восстановить классические экзамены и отменить ОГЭ.

Первоначально программы выпускных экзаменов не должны быть слишком сложными, их уровень придется поднимать постепенно, но в любом случае они должны быть на порядок содержательнее аттестационных требований ЕГЭ. При этом надо предоставить школам право самим усложнять выпускные экзамены, если они считают это целесообразным. Аттестацию следует проводить преимущественно в устной форме, что позволит минимизировать эффект различных технических «средств поддержки», которыми широко научились пользоваться современные ученики. В состав экзаменационных комиссий должны обязательно входить представители родительских комитетов. Критерии оценивания при этом в разных школах будут отличаться, но это неизбежно и это правильно: троечник СУНЦ МГУ зачастую превосходит отличника сельской школы, но это не значит, что в сельской школе отличников не должно быть.

Выпускной экзамен принципиально отличается от вступительного. Это экзамен, проходящий в доброжелательной обстановке, без конкуренции и гонки за максимальным баллом, без особых стрессов, камер видеонаблюдения и рамок металлоискателей. Выпускные экзамены когда-то завершали «школьные годы чудесные», за ними следовало получение аттестата ЗРЕЛОСТИ. Сохранившееся до сих пор разговорное название документа о среднем образовании свидетельствует о его былой значимости. Возврат выпускных экзаменов сыграет свою роль в восстановлении значения среднего образования, его самодостаточности как универсальной базы для дальнейшего роста и развития личности. Причем совсем не обязательно это развитие должно быть связано с обретением «высшего» образования, которое в значительной мере превратилось в профанацию.

Как уже было сказано, вступительные ЕГЭ следует вынести за рамки среднего образования. При этом надо законодательно отказаться от использования баллов ЕГЭ для оценки качества образования во всех формах: это результаты вступительных экзаменов, и только. Ещё раз подчеркнем, что баллами ЕГЭ Минобр прежде всего оценивает сам себя, и не стоит его провоцировать на неизбежные манипуляции с ними. Структуру вступительных ЕГЭ следует кардинально изменить, и опять-таки объявить об этом заранее, чтобы будущие абитуриенты успели перестроиться. Надо сократить количество заданий и сделать их более адекватными требованиям вступительных экзаменов. ЕГЭ по математике следует разделить на два уровня: «инженерный» и «для математических специальностей» с числом задач 7-8 в каждом, предоставив выпускникам возможность сдачи двух экзаменов. Целесообразно дать вузам право самим решать, включать ли результаты ЕГЭ по русскому языку в сумму конкурсных баллов или ограничиться зачётным порогом (как вариант, для этой цели можно использовать зачётный уровень выпускного сочинения).

Надо полностью отказаться от стандартизации будущих экзаменационных заданий по шаблону демонстрационной версии. Отсутствие этого шаблона поставит школьников перед необходимостью содержательно изучать предмет, а не заниматься отработкой стандартных алгоритмов, которые нигде более не потребуются. Эта мера позволит отделить школу от ЕГЭ не только декларативно, но и содержательно.

За последние годы наработан большой опыт набора абитуриентов по системе вступительных олимпиад. Надо расширить права вузов в их организации и придать этим олимпиадам официальный статус досрочных вступительных испытаний.

Кроме ЕГЭ, возможно проведение дополнительных дистанционных приёмных экзаменов в ведущие столичные или региональные вузы на базе создаваемых пунктов сдачи единого экзамена. Целесообразно также восстановление устных вступительных испытаний на те специальности, где это требуется (которые могут проводиться, в том числе, и выездными экзаменационными комиссиями).

Давно назрела необходимость создания единой электронной системы приёма в вузы, которая объединит в себе функции всех приёмных комиссий и сделает процедуру зачисления удобной, прозрачной и объективной. Эта система будет хранить в себе результаты всех вступительных испытаний и позволит «мальчику из провинции», не выходя из-за компьютера, поступать в любой вуз страны, если у него есть для этого соответствующие результаты ЕГЭ или дополнительных вступительных экзаменов, сданных в его городе или поселке (об этом шла речь в п. 12).

Есть все основания считать, что предложенные меры дадут незамедлительный позитивный эффект. 

 

 Александр Иванов, профессор Петрозаводского университета

 

 

 

Профессор ПетрГУ, доктор физико-математических наук А.В. ИвановОб авторе. Александр Владимирович Иванов — доктор физико-математических наук, профессор, зав. кафедрой геометрии и топологии матфака Петрозаводского государственного университета. Окончил мехмат МГУ им. М.В.Ломоносова в 1975 году, аспирантуру кафедры высшей геометрии и топологии МГУ в 1978 году. Круг научных интересов: теоретико-множественная топология (ковариантные функторы в категории топологических пространств, теория размерности, технологии построения контрпримеров и др.), проблемы современного образования.

 

 

 

Полностью со статьей А.В. Иванова, текстами открытого обращения Ученого Совета математического факультета Петрозаводского государственного университета к Президенту РФ и ответом Минобрнауки на обращение Ученого Совета МФ ПетрГУ  можно познакомиться здесь (нажмите для скачивания)

Фото Марии Голубевой

  • Leilina

    Среди моих знакомых молодых людей практически нет таких, кто пишет хотя бы с минимальным количеством ошибок на родном русском языке. Неоднократно сталкивалась с тем, что таблицу умножения ученики средних классов скорее не знают, чем знают кое-как. Профессор Иванов прав с том, что системное снижение качества в целом уровня образования сказывается, в первую очередь, на основополагающих знаниях — родной язык и математика.Дети стали главными заложниками хитромудрых чиновников от образования. Но это не правильно и с таким положением нельзя мирится!

  • tatol

    Наше Минобразования вообще дилетанты с невероятным апломбом невежд. Чего стоят одни только «компетенции» в вузах (не знаю, как с этим в школах). Чиновникам от науки русские понятия :»понимать, знать и уметь» слишком «просты» и не наукообразны))). Вместо «обучаемые после изучения темы должны: 1) понимать (обычно принцип); 2) знать (обычно законы, правила и факты); и 3) уметь — (обычно применять на практике такие-то методы, алгоритмы решения, правила) заставляют сочинять такую фигню, что понять цели и задачи изучения дисциплин невозможно даже самому автору программы… А проверяющие — довольны!!!

    • Василий

      Зачем бедноте математика, ещё досчитаются до чего-нибудь крамольного!

  • Татьяна Ивановна

    Действительно, дожили! Однажды покупала в ларьке что-то (было несколько покупок в пределах ста рублей). У продавца, девушки лет двадцати пяти-тридцати, сломался калькулятор. Она , несмотря на мои уговоры, закрыла ларёк. Не могла посчитать общую сумму и причитающуюся сдачу. И это теперь практически в любом торговом заведении. Без калькулятора мы не можем! Таблицу умножения не знаем! Одним словом, стыдобище! По-другому не скажешь.

  • Yury Ivanow

    Ознакомиться с текстом петиции за отделение школы от ЕГЭ и поддержать её можно здесь: http://www.onlinepetition.ru/%D0%BE%D1%82%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%83-%D0%BE%D1%82-%D0%B5%D0%B3%D1%8D/petition.html

  • Лариса

    Задание 9-классникам одной из петрозаводских школ: знать к понедельнику наизусть … таблицу умножения. Что называется, дожили! Это результат не только ЕГЭ, но в значительной степени и его тоже. Полностью поддерживаю преподавателей матфака ПетрГУ!

    • Препод

      А если бы не было ЕГЭ… Они бы так и не выучили эту таблицу?..

      • tatol

        Если бы не было ЕГЭ и прочих «инноваций», дети и молодежь учились бы по классическим программам России, успешно работавшим и -о, ужас!!,- развивавшимся и изменявшимся в соответствии с требованиями времени, как ДО Октябрьской революции, так и ПРИ советской власти. Т.е. знали бы таблицу умножения еще в начальной школе)))