Школа и вуз

Миссия малой школы

Фото Натальи Мешковой
В одной из маленьких школ Карелии

О перспективах восстановления инновационных процессов в региональном образовании.

Культурная миссия малой школы. Чем больше собирается информации о закрытии в регионах малокомплектных (малых) школ, тем больше уверенность в том, что рано или поздно, местные сообщества начнут их восстанавливать, создавая на местах реальные, а не имитационные ситуации модернизации образования. Приходит понимание общественностью того, что политика борьбы с малыми школами наносит вред региональному развитию. Это способствует пробуждению чувства ответственности за инновационное развитие разных сообществ на местах.

Авторитарную образовательную политику в отдельные периоды надо рассматривать в общей исторической перспективе развития школы. В этой перспективе мы видим, что наиболее продуктивные образцы организации школ, наиболее яркие педагогические достижения связаны именно с малыми школами, что не случайно – такова тенденция общего развития индивидуального образования детей независимо от того, в какой стране возникает такая школа. Это – закономерность организации природосообразного и культуросообразного образования. Поэтому в ситуации российского образования, несмотря на перегибы администрирования, снизу зреет ожидание того, что рано или поздно всё больше школ будут малокомплектными.

Школа должна быть малой – число детей и взрослых обозримым, все должны знать всех и сообща развивать взаимодействие. Так создается демократический климат школьной жизни, а обучение и воспитание становится живым и действенным.   

Попытки организовать жизнь школы под контролем системы управления, т.е. сверху и формально, ломают естественные процессы развития. Поэтому усиливаются противоречия между действиями системы управления и социальными ожиданиями местных сообществ, что выражается во многих особенностях нашей жизни:

— система стремиться выполнять в основном контрольно-надзорные функции, а местные сообщества ожидают поддержку своих инициатив;

— система проявляет излишнюю настойчивость, в режиме ручного управления она имитирует демократию, а сообщества в поселениях не находят эффективных средств защиты своих прав, но при этом не могут преодолеть собственные патерналистские ожидания;

— система управления в малых городах и поселениях представляет только интересы партии большинства, никакого консенсуса, согласования позиций при решении острых вопросов закрытия школ часто не допускается;

— в значительной части малых городов и поселений нет программ их комплексного развития социокультурного развития (социокультурной модернизации);

— сама модернизация часто трактуется по-разному: системой как механизм вертикального управления, а сообществами как помощь в обеспечении их частных инноваций.

Такие противоречия создают напряженность в отношениях между учительским сообществом и системой управления.

Закрытие малых школ в поселениях провоцирует обострение местных социальных проблем, хотя в системе управления существует мнение, что перевод части детей в более обустроенные школы должно снять некоторые проблемы. Но изъять малую школу из социокультурных связей – значит нанести урон социокультурной системе региона. Исключение малых школ из культурного контекста, может быть, и расширяет опыт детей в одном смысле, но ломает их опыт в другом смысле (мне сразу возразят: «Дескать, какая там среда! Спасать детей надо, изолировать от разложения и асоциальных влияний…»). Я отвечу: «Да, надо спасать…, но улучшая саму социокультурную среду, вместе с детьми и их семьями, не разрывая социокультурные связи, а воссоздавая их, модернизируя, очеловечивая условия, используя малую школу как рычаг модернизации.

После нескольких лет административного давления на малые школы неизбежно встанет задача их восстановления в новой модернизированной, инновационной форме. И это придется совмещать с решением ряда общекультурных задач. Жизнь такова, что малые поселения постоянно меняют свой социокультурный и социоэкономический статус, поскольку меняются их функции в зависимости от тех или иных социальных ситуаций. Закономерны процессы их постоянной трансформации: сокращения общего числа, угасания отдельных поселений, расширения или зарождения новых, что соответствует общей социально-культурной динамике общества.

Однако  в обществе, которое заботится о своем саморазвитии, этот процесс должен быть продуман и рассчитан. Это необходимо для того, чтобы не допускать непредвиденные социальные последствия и развал социальных связей, который всегда вызывает негативные культурные и экономические последствия.

Малая школа имеет неоценимое (непонятое административной системой) и неоценённое преимущество, которое бюрократической вертикалью трактовалось как недостаток: небольшое число детей в школьном сообществе – т.н. «некомплектность». Это на самом деле человеческий ресурс, он в психологическом, общекультурном, гуманитарном, воспитательном плане позволяет ИНДИВИДУАЛЬНО ОБРАЗОВЫВАТЬ, ЛИЧНОСТНО РАЗВИВАТЬ КАЖДОГО РЕБЕНКА, СОЗДАТЬ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ЕГО САМОРАЗВИТИЯ И САМООПРЕДЕЛЕНИЯ.

В этом плане малую школу проще организовать на принципах прямой демократии, легче взрастить демократический климат взаимодействия детей и взрослых, чем в большой школе-фабрике, где учебный процесс становится аналогичен конвейерному производству, а учителям трудно упомнить всех детей, не то чтобы общаться ежедневно, что необходимо каждому ребенку.

Это – один из основных принципов гуманистического, свободного воспитания, на котором строились все лучшие педагогические системы и мира. Одновременно это – камень преткновения для государства, которое решает задачи образования с другой позиции – ужесточения собственного контроля и поисков выгоды/экономии для решения иных экономических проблем, например, расширения военных расходов.

 

Сокращение малых школ – рост социальных проблем. Наши малые школы стали заложниками авторитарной политики последних лет, сомнительным доходом от их закрытия («оптимизации») государство размениваем малые школы на ракеты. То и другое – дорогостоящие продукты, но школы будут нужны в более длительной перспективе и они – источник и фундамент человеческого капитала. А ракеты и снаряды – сиюминутные затраты, к тому же их периодическая ликвидация еще и смертельно опасна.

Проблемы малых школ высвечивают другую острую социальную проблему – бедность. Она – не результат вырождения маргинальных слоев, а следствие ошибочных решений госсистемы, ее безразличия к комплексным социокультурным решениям.

Малая школа в поселении – социо-образующее учреждение, важная часть гражданского сообщества. Закрытие малых школ ведет к социальной маргинализации сообществ, подогревает желание более активных слоев покинуть поселение, переехать в город, что стало одной из черт современной социокультурной динамики. Так жесткое административное действие дестабилизирует жизнедеятельность поселения.

Это – на уровне поселений. Но аналогичное негативное воздействие заметно и на личностном уровне: изъятие ребенка из привычной для него культурной среды затрудняет, проблематизирует его развитие.

Как нельзя раньше времени вырывать росток из земли для пересадки – так и ребенка нельзя вырывать из его культурного круга раньше времени и без его добровольного выбора (даже если этот круг с точки зрения субъекта управления и ущербен). Необходимо другое по направленности и содержанию действие: создание условий для повышения качества его жизни в его же родном контексте.

Если же выявлены неразрешимые проблемы развития данного поселения, из культурного состояния которого изымается школа и дети для обучения в другой, более оснащенной среде, то важно «перезагрузить» видение контекста. Прежде чем начинать «выдергивать» школы и детей из их культурной среды (как она есть) и из обихода образования – надо создать что-то аналогичное. Нельзя создавать «антикультурную пустоту» («серую дыру безвременья»), а надо улучшать реальную культуру.

В перспективе решения всех этих проблем подумаем о возможных сценариях развития сферы регионального (муниципального, поселенческого) образования.

  • Жесткий (силовой), бюрократический: малокомплектная школа закрывается независимо от мнения местного сообщества и мнения учителей; дети свозятся в школу-ресурсный центр (в интернат), проблемы поселения не решаются, ресурсы закрываемой школы переводятся в школу-ресурсный центр. Поселение остается один-на-один со своими проблемами, которые невольно обостряются.
  • Половинчатый, но также административно заданный —  в поселении оставляется начальная школа и детский сад, возможно, сохраняется в некотором урезанном виде культурный центр.
  • Культуросообразный – в поселении в основном сохраняется обеспечение условий комплексного развития образовательных, человеческих, социальных, экономических ресурсов территории с учетом местных интересов и инициатив.
  • Модернизационный – формируется культурно-образовательный (общественный) центр, обеспечивается его информатизация, но не формальная, а содержательная в том плане, что информационные, образовательные технологии становятся общественным и социально-экономическим ресурсом и фактором самоуправления и гражданской активности. Поселение включается в сеть таких же самоуправляемых поселений региона.

 

Задачи восстановления и повышения качества жизни  поселения. Главная задача при последнем варианте развития — создать (вернее воссоздать) удобную для активной жизнедеятельности среду обитания и реальные условия для перезагрузки модернизации. Тогда получит возможность сохранения разнообразие социокультурных укладов и сред. И улучшатся социокультурные стандарты жизни (культурные стандарты).

Итак, надо менять качество жизни наших поселения, а не рвать их на куски. Поселения – спутники малых и больших городов – важные сетевые элементы сообщества, они не могут существовать друг без друга. Без них социальные связи теряют свою устойчивость. К тому же не забудем и проблематичность развития малого бизнеса, что тоже вызвано непоследовательностью внутренней политики. Неслучайно в последнее время проявляется тенденция активизация местных социальных групп и сообществ.

Сфера образования (основного и дополнительного) в соединении со сферой культуры может приобрести совершенно другое значение, когда возникает социальный лифт для членов местного сообщества; когда школа, действующая как универсальный образовательный центр поселения, становится фактором территориального развития.

Важный фактор – создание условий для инициативной и социально полезной деятельности в поселении. В некоторых регионах есть уже и опыт. Есть идея и опыт «ВОЛЬНОГО ДЕЛА»[1]. Приведу пример. В 1997-2005 гг. при участии Института общественных и гуманитарных инициатив в Архангельской области была реализована серия социальных проектов по возрождению деревень в Архангельской области (Мезенском, Красноборском р-нах): жители поселений включились в деятельность, которая создала первичные условия для социального возрождения.

Построили пасеки, отремонтировали деревенский общественный центр, наладили водоснабжение, создали летний лагерь для детей из школы искусств, восстановили старинный облик домов, отремонтировали старинный амбар, внешне обустроили деревню так, что ее включили в сеть местного туризма. Заработала мастерская прикладного искусства, восстановили мост через ручей, наладили освещение улиц, построили дом престарелых. Организовали туристические тропы и базы для детских и молодежных лагерей.

В одной из деревень заново строят школу! И наверняка теперь сельский сход не даст ее закрыть.

Есть и другие примеры. Например, организована школа бизнес-образования для детей-сирот, а также подростков и молодых людей, имевших судимость – это опыт села Кривец Ильинского р-на Пермского региона – («Экономика и жизнь», 20 янв. 2012г.) Выделено 250 га для фермерского хозяйства и созданы рабочие места.

 Аналогичный опыт существует во многих странах, ставящих конкретные задачи развития малых поселений. Начинается эта деятельность с насыщения поселений современными технологии связи. Каждая семья получает мобильные средства связи. Широко используются, информационные технологии и средства коммуникации, что обеспечит образовательные, медицинские и культурные запросы людей, их интересы личностного развития.

Школа получает возможность непосредственно связать образовательную деятельность с социальными задачами, решаемыми конкретным поселением. Это взаимодействие определяет содержание обучения в профильных классах, а интересы профессионального самоопределения подростков будет направлено на улучшение жизни поселения. Так поселение становится частью общественной сети. 

Сетевая деятельность поселенческих сообществ, в том числе и школьных сообществ – эффективный способ совместного использования субъектами взаимодействия собственных и привлекаемых ресурсов (информационных, кадровых, материальных, экономических) для развития региона в целом и саморазвития поселений. Когда развитие школ непосредственно связывается с развитием местных сообществ, то их взаимодействие на основе общих программ повышения качества всей социальной сферы в связке школы, профтехучилища, детсада, клуба, общественного центра, центра дополнительного образования выстраивает новый — позитивный социальный контекст. Суть его в том, что управленческие структуры, привыкшие руководить на административной и монопольной основе, будут принуждены к выработке совместных с поселенческими сообществами решений и выполнению их «наказов».   

В этом позитивном социальном контексте малой школе будет легче решать собственные организационные проблемы в инновационном ключе:  с ориентацией на принципиально иное образование – информационно насыщенное, дистантное, интерактивное, использующее индивидуальные и групповые методы обучения – всё то, что создано инновационной, творческой педагогикой.

Дайте малым школам новое оборудование, соедините школы в информационно-образовательную сеть, создайте условия для интерактивного информационного образования – и сама идея со свозом детей в очередную фабрику знаний отомрет. Не нужны будут тысячи автобусов, содержание и ремонт которых скоро превратиться в отдельную проблему для бюджета (потому что содержать и умножать парк автобусов в наших географических и климатических условиях – дороже, чем насытить малые школы современным информационным оборудованием).

То, что не могло и не хотело делать государство, теперь придётся делать общественности, социальным предпринимателям, школьному сообществу (детям, родителям, учителям). В числе первоочередных задач –

— капитализация малых активов,

— выбор подходящих для этого поселения социокультурных проектов,

 — выявление интересов и инициатив местного населения,

— поддержка инициатив снизу,

— соединение интересов снизу и возможностей/интересов социального предпринимательства из числа наиболее активной части самого поселения,

— налаживание связей в данном поселении и самого этого поселения с другими поселениями (прежде всего тех, кто в критическом состоянии).

 Эти связи особенно важны, без них сетевая сущность региональных сообществ

И конечно – важное звено – развитие собственного культурно-образовательного центра в каждом поселении, что позволит: поднять уровень культурно-нравственных запросов жителей поселения, создать предпосылки для решения демографического кризиса, улучшения медицинского обслуживания и проблем занятости. Главное – создать предпосылки для переориентации населения на собственные силы и инициативу в противовес патерналистским привычкам зависеть от того, что и как решается наверху.

 




[1]  Отошлю читателя к статье «Вольное дело Глеба Тюрина» в ж. «Эксперт» №5 за 2012г. , где подробно рассказывается об актуальном опыте. Есть одноименный фонд «Вольное дело», который также помогает решать сходные проблемы