Учитель

Шагнули в класс из пламени войны

И сегодня, спустя 56 лет после окончания школы,вспоминаю добрым словом своих учителей. Тогда, в конце 40-х, среди них было немало вчерашних фронтовиков. Они входили в класс в выцветших, застиранных гимнастерках с орденскими планками и нашивками тяжелых ранений на груди, и мы все сразу как-то подтягивались. Учитель физики, директор нашей 9-й мужской средней школы Александр Данилович Тарасов, учитель литературы Александр Сергеевич Александров, преподаватель черчения Николай Михайлович Пустошкин, учителя географии Нина Матвеевна Жирнова и Иван Иванович (а вот его фамилии мы никогда не знали)…
Священны наши первые пятерки! —
Для завтрашнего дня сражавшейся страны
Мои учителя в армейских гимнастерках
Шагнули в класс из пламени войны.
Главное, пожалуй, за что я им благодарен по сей день: прошедшие через суровые жизненные испытания наши учителя не просто давали нам сумму знаний, не заставляли зазубривать параграфы учебников – они учили нас учиться, самим добывать знания.
Всю жизнь вспоминаю с благодарностью преподавателя литературы в старших классах уже 22-й средней школы Александра Васильевича Фокина. Он первый заметил и подддержал мои стихотворческие опыты. Уроки у него были творческие, он все время придумывал что-то необычное, возбуждающее интерес к знаниям. Как-то в 10 классе Александр Васильевич принес на урок кипу газетных вырезок. Это были рецензии на книги, кинофильмы, театральные спектакли. Каждый из нас получил домашнее задание написать рецензию. У Александра Васильевича мы не “образы” Печорина и Онегина заучивали, а учились читать русскую литературу, понимать ее разумом и чувствовать сердцем, высказывать личное отношение к героям книг. Помню, как в 9 классе после одного из пушкинских уроков Александра Васильевича многие из нас заразились онегинской строфой…
В 5 классе 9-й средней школы русский язык у нас вела Клавдия Степановна Лузгина (по прозвищу “гроза морей и океанов”). Вот это была воительница за высокое отношение к русскому языку как великому дару! Истово добивалась она знания нами родного языка. На уроках Клавдия Степановна была действительно величава и грозна. Помню, от нее доставалось даже будущему выдающемуся лингвисту, ныне члену-корреспонденту Российской Академии наук Саше Герду.
Как-то раз на пути в школу Клавдия Степановна нагнала меня и неожиданно непривычно ласково сказала: “Ты молодец, Саша, что любишь русский язык, занимайся и дальше так же”. Запомнились сказанные ею тогда слова: “Грамотным человек становится в детстве. Стал в 5 классе грамотным – всю жизнь будешь писать без ошибок. Позднее уже очень трудно наверстать упущенное”.
 
«Лицей» № 10 2010