Хроника

«Реквием» Верди стал кульминацией фестиваля «Онего-классик»

Стоя аплодировал зал симфоническому оркестру Карельской госфилармонии, хорам и солистам под руководством Анатолия Рыбалко, которые  7 мая в Музыкальном театре исполнили великое сочинение итальянского композитора.

Исполнение «Реквиема» Джузеппе Верди – одно из самых ярких событий и III  Международного фестиваля искусств «Онего-классик». В зале аншлаг.

На сцене были около 140 исполнителей:  симфонический оркестр, четыре хора – Петрозаводского университета и Петрозаводской государственной консерватории, Санкт-Петербургского музыкального училища имени Н.А. Римского-Корсакова и камерный хор из Оренбурга, солисты, за пультом дирижер и художественный руководитель Симфонического оркестра Анатолий Рыбалко. Солисты – гости Петрозаводска: сопрано Ольга Шуршина (Санкт-Петербург, театр «Зазеркалье»), меццо-сопрано Мариинского театра Надежда Сердюк, тенор Мариинского театра Сергей Семишкур и бас Большого театра москвич Петр Мигунов.

Слева направо:  Ольга Шуршина, Надежда Сердюк, Анатолий Рыбалко, Сергей Семишкур и Петр Мигунов
Слева направо: Ольга Шуршина, Надежда Сердюк, Анатолий Рыбалко, Сергей Семишкур и Петр Мигунов

В самом большом зале Петрозаводска – аншлаг
В самом большом зале Петрозаводска – аншлаг

Концерт был посвящен 100-летию со дня рождения народной артистки России, профессора Елизаветы Петровны Кудрявцевой, первой женщине-дирижеру профессионального хора в России.

Подготовка к этому исполнению  шла много месяцев. Год назад в интервью Снежане Слепковой Анатолий Рыбалко, только что возглавивший симфонический оркестр Карельской филармонии, рассказал:

«– Еще в школе я купил пластинку с «Реквиемом» Верди. Почему я ее купил? Из любопытства. К тому времени я очень сильно любил «Реквием» Моцарта. Слушал его в течение нескольких лет. Вот я и подумал – может, и Верди не хуже? Но этот реквием мне очень не понравился. Но потом я заставил себя послушать еще раз, потом еще раз… К четвертому курсу училища я стал привыкать к этой музыке. А уже более плотное знакомство с этим произведением произошло в консерватории, на дирижерско-хоровом факультете, в классе моего педагога Елизаветы Петровны Кудрявцевой. Она очень любила это сочинение. Мы подробнейшим образом от начала до конца весь «Реквием» проштудировали. Я знаю эту музыку практически наизусть и очень ее люблю. Тогда же появилась мечта: как только появится возможность – исполнить эту вещь. И вот возможность представилась.

(…) …я не рассматриваю «Реквием» Верди как типичное сочинение подобного жанра. По-моему, он далек от канонической заупокойной мессы. Это, скорее, опера. Я вижу в этой музыке грандиозную драматургию, слышу чрезвычайно красивые и обаятельные мелодии, которые исходят от самого сердца. Я рассматриваю сочинение Верди как глубоко человеческую музыку, а канонический латинский текст только добавляет возвышенной ауры. К тому же это великолепно сконструированная музыка. Я, как музыкант, просто наслаждаюсь этой конструкцией. Неискушенный слушатель этого может и не заметить, но для профессионалов это очень важно».

 

 

Из истории. Первое исполнение «Реквиема» Джузеппе Верди, его самого крупного не оперного произведения,  состоялось в годовщину смерти итальянского поэта и общественного деятеля Алессандро Манцони 22 мая 1874 года в миланском соборе св. Марка под управтоялением самого автора. Верди считал Манцони «образцом добродетели и патриотизма», глубоко уважал его как поэта и  личность. Через несколько дней «Реквием» был повторен с огромным успехом в  «Ла Скала», а затем – Париж, Вена, Петербург и другие города и страны мира. Правда, его вскоре запретили исполнять в храмах –  церковные власти посчитали, что сочинение слишком светской музыкой. «Реквием» зазвучал со сцен театров и концертных залов.

 Фото Карельской госфилармонии и автора

  • Анна

    Видела слезы у многих… Да, это событие. Меня потряс текст Реквиема — спасибо филармонии, в программке он был опубликован и по-латински,и по-русски. Как созвучны нашему сегодняшнему настроению эти слова:

    Предъявится написанная книга,
    В которой содержится все,
    Откуда мир будет судим.
    Итак, когда судия воссядет, —
    Кто не скрылся, тот появится:
    Никто не останется без наказания.