Хроника

Появится закон о защите детей

Карелия может инициировать закон о защите детей.

Об этом шла речь в правительстве Карелии на заседании Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, сообщает пресс-служба правительства РК.

В Карелии работа по выявлению случаев жестокого обращения с детьми проводится с 1997 года по инициативе детского хирурга, профессора Игоря Григовича. Сегодня в республике во всех учреждениях здравоохранения ведется  прием и  учет детей, поступивших с подозрением на синдром жестокого обращения. Пострадавшим детям оказывается срочная медицинская, психологическая и социальная помощь.      

За 9 месяцев этого года учреждениями здравоохранения республики зарегистрировано 118 случаев жестокого обращения с детьми. 94 случая связаны с так называемым пренебрежением к уходу детей, когда родители не следят за ними, не кормят, не одевают. Зафиксированы один случай сексуального насилия и 20 физического. Больше всего от насилия страдают малыши от года до трех лет.

Предложено обучать социальных работников и воспитателей детских домов, ввести в систему обучение молодых родителей.

Участники заседания Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав считают, что сегодня России необходим закон о защите детей, и, возможно, Карелия станет инициатором по его разработке.

Фото elektroas.ru

 

        

 

  • Олег Гуреев

    Есть и ещё «вопросы, оставшиеся без ответа». И прежде всего – главный. Всё-таки. Для чего непрофессионалам создавать законы, дублирующие Уголовный Кодекс, только в другом, непоследовательном его варианте, и затем активно его лоббировать? Ибо на все вопросы по СЖО или ещё каким аббревиатурам, при желании, каждый сможет найти ответ в УК России.

  • Титова Марина

    Наталья, с тем, что нужно общественное обсуждение проекта такого закона я полностью согласна. Только вот как у нас бывает: продекларируют широкое общественное обсуждение законопроекта, но дадут минимум информации в СМИ, где, когда, на каких площадках оно будет проводиться. Это не к вашему СМИ замечание, не принимайте на свой счет. Или законодатели выслушают общественность, а сделают всё наоборот, пролоббировав чьи-то интересы. Поэтому, и хочется высказаться на заданную тему прямо под заметкой или статьей в СМИ, не дожидаясь общественных слушаний. Заодно почитать, что другие на эту тему думают.
    И насчет Вашего замечания «пишешь об одном, а отвечают про другое», в принципе согласна: Вы ведь тоже цитатой из Григовича не ответили на мои 1), 2), 3).

  • Наталья Мешкова

    Марина,впечатление, что пишешь об одном, а отвечают про другое. Потому повторюсь: «нужно общественное обсуждение проекта такого закона. Думаем, это задача не только нашей редакции».

  • Титова Марина

    Наталья, разве отсылка к американскому (или любому другому иностранному)законодательству придает хоть какой-либо вес аргументам за принятие нового закона в России, если не приведена сравнительная статистика: сколько было в год преступлений в семье против детей в США (Европе) до принятия новых ювенальных законов, а сколько после? Ведь случаи СЖО (вплоть до убийств) в США и Европе не прекратились и сейчас, при всей их отлаженной системе сообщений о подозрениях на СЖО. А сколько на Западе зафиксировано реальных случаев разрушения вполне благополучных семей из-за одного только подозрения на СЖО! Как обществу оценить возможную эффективность введения нового законодательства без глубокого и всестороннего анализа такой статистики?
    И как представить себе 24 специалиста, сообщающих о подозрении СЖО в отношении ребенка, в нынешних российских условиях коммерционализации, бюрократизации и коррупциогенности всей системы? Думаю, что и сам И.Григович должен понимать, как трудно сейчас найти специалиста, непредвзято, бескорыстно и ответственно разбирающегося в каждой конкретной жизненной ситуации. И для идеальных условий предельно высоких моральных качеств каждого специалиста, работающего с детьми, есть русская поговорка «У семи нянек дитя без глазу». А если «нянек» будет 24, и не слишком морально чистоплотных? Получим обыкновенный «ювенальный фашизм», и ничего более…

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Наталья Мешкова»]Марине Титовой: Профессор Григович недавно в нашем журнале отвечал на вопрос о том, зачем нужен закон, защищающий детей от жестокого обращения:
    «Закон повышает ответственность всех сторон: родителей, государственных организаций, медиков, социальных работников и даже библиотекарей и тех, кто делает вид, что этого нет. Недавно принятый в Карелии указ о порядке регистрации синдрома жестокого обращения с детьми по непонятной причине не включает работников образования в перечень тех, кто должен сообщать о таких случаях!…»

    Но вы правы, конечно: нужно общественное обсуждение проекта такого закона. Думаем, это задача не только нашей редакции[/quote]

    Для чего нужен такой закон ювенальщикам – абсолютно ясно. Для того, чтоб сместить уже существующие законы.
    У меня вопрос к Игорю Николаевичу: это его собственная инициатива? Или кто-то его уполномочил? А можно ли узнать, кто именно?

  • Наталья Мешкова

    Марине Титовой: Профессор Григович недавно в нашем журнале отвечал на вопрос о том, зачем нужен закон, защищающий детей от жестокого обращения:
    «Закон повышает ответственность всех сторон: родителей, государственных организаций, медиков, социальных работников и даже библиотекарей и тех, кто делает вид, что этого нет. Недавно принятый в Карелии указ о порядке регистрации синдрома жестокого обращения с детьми по непонятной причине не включает работников образования в перечень тех, кто должен сообщать о таких случаях! Оказывается, юридическая служба правительства всё переделала.

    По американскому закону люди 24 специальностей несут ответственность в случае, если они не сообщили о синдроме жестокого обращения с ребенком, подозрении на него».
    http://gazeta-licey.ru/component/k2/item/4086-%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C-%D0%B3%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%C2%AB%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%B2%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%83-%D0%B8-%D0%B7%D0%BB%D1%83-%E2%80%93-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5%C2%BB?Itemid=227&highlight=YTozOntpOjA7czoxMDoi0LjQs9C%200YDRjCI7aToxO3M6MTY6ItCz0YDQuNCz0L7QstC40YciO2k6MjtzOjI3OiLQuNCz0L7RgNGMINCz0YDQuNCz0L7QstC40YciO30=

    Но вы правы, конечно: нужно общественное обсуждение проекта такого закона. Думаем, это задача не только нашей редакции

  • Титова Марина

    Очевидно, что для того, чтобы «обучать социальных работников и воспитателей детских домов, ввести в систему обучение молодых родителей», новый закон не нужен. Для этого достаточно уже действующих законов и подзаконных актов. Тогда для чего же нужен новый закон, если не ссылаться на общие слова о защите детей? Могут ли авторы инициативы уже на данном этапе – этапе зарождения идеи – предоставить обществу логический (научно обоснованный) фундамент новой правовой нормы? Ведь немотивированные (недостаточно мотивированные) законотворческие инициативы нам не нужны. Есть ли у авторов инициативы ответы на вопросы о том, какие именно новые нормы права предполагается вводить —
    1) управомочивающие — предоставляющие участникам общественных отношений право действовать определённым образом (вопрос: Кому и какие именно новые права собираются предоставить?);
    2) обязывающие — устанавливающие обязанность совершать определённые действия (вопрос: Кому и какие именно новые обязанности собираются вменить?);
    3) запрещающие — устанавливающие запрет совершать определённые действия (вопрос: Какие новые, с точки зрения закона, действия и кому будет запрещено совершать?).
    Без ответа на эти вопросы инициатива авторов не имеет смысла. А есть ли у авторов ответы? Если есть – профессиональный долг редакции донести их до общества. Общество имеет право знать, что с ним собираются делать.