Архитектура Петрозаводска

«ФаСАДИЗМ» вместо реставрации

Проект реконструкции деревянных зданий на проспекте Ленина вызвал у специалистов недоумение
 
Архитектор из Петербурга предлагает петрозаводчанам зарубежную архитектурную новинку полувековой давности

После того, как губернатор Карелии Андрей Нелидов поддержал идею сохранения домов под номерами 24 и 24а на проспекте Ленина в Петрозаводске, горожане, год назад начавшие кампанию против сноса этих исторических зданий, вздохнули с облегчением. В середине декабря облик обновленного квартала в центре столицы был наконец-то представлен ее жителям. Однако он разочаровал не только петрозаводчан, но и наших западных соседей, на чей опыт призывал ориентироваться губернатор. Мнения финских профессионалов единодушны: проект показывает, что в данном случае отсылки к финским традициям реконструкции деревянных зданий необоснованны.

Своими впечатлениями от проекта поделилась финский архитектор, преподаватель Технического университета Аалто, специалист в области истории архитектуры и сохранения архитектурного наследия Нетта Бёёк:

«Судя по проектным материалам, которые демонстрируются в петрозаводских средствах массовой информации, есть все основания говорить, что от деревянных сооружений, построенных на пр. Ленина в 1910-е годы, сохраняются только фасады. 

В Финляндии подобную работу с историческими зданиями называют «фасадизмом», и у этого слова есть негативный, презрительный оттенок. «Фасадизм» означает, что внутренние помещения здания разрушают и замещают новыми, не оставляя от первоначального материала здания, его внутренней конструктивной основы и ауры подлинности практически ничего, в то время как фасады оставляют в прежнем виде – как скорлупу для обрамления тотально обновленных интерьеров.

«Фасадизм» — метод, который применялся в Финляндии в 1960 — 1980-х годах, например, в том случае, если хотели сохранить фасад старого здания из-за протестов местных жителей против его разрушения. Одним из наиболее спорных, но без сомнения искусно воплощенных в этом духе проектов было выполненное в 1960-е годы Аарно Руусувуори санирование (то есть абсолютное разрушение всей внутренней начинки) ратуши Хельсинки, построенной в 1833 году К.Л. Энгелем. В ратуше помимо фасадов был сохранен только парадный зал. 

Разрушение легендарного отеля Кемп (1887), построенного в стиле неоренессанса в Хельсинки, произведенное в 1966 году из-за жадности купившего его банка, вызвало активные протесты горожан, и банк был вынужден реконструировать разрушенный фасад, включая декоративное убранство. Интерьеры были утрачены – и парадоксальным образом, десять лет назад, международная сеть отелей решила часть из них «реконструировать», поскольку планировалось, что отель будет привлекать именно своей связью с историей.

В Финляндии «фасадизм» считается устаревшим подходом. Последним его примером в Хельсинки была «фасадистская» переработка примерно десять лет назад построенного в конце XIX века дома Аргоса, который является угловым зданием универмага Стокманн. Исторический квартал, расположенный напротив университетского корпуса Портания и являющийся частью нынешнего торгового центра Клууви, испытал такую же судьбу в 1980-х годах. В обоих случаях горожане протестовали, и с нынешних позиций эти работы считаются неудачными

В настоящее время, особенно в Хельсинки, исходят из того, что следует сохранять любую деталь исторических зданий, включая их интерьеры. Они являются частью историко-культурного наследия города, а также историческими документами, принадлежащими всем горожанам. Их утрату нельзя восполнить реконструкцией, поскольку реконструкция не является подлинным свидетельством прошлого, а лишь современной и неполной попыткой изобразить его. Исчезновение навыков ремесленных профессий, предпочтение материалов и строительных деталей промышленного производства – все это совершенно исключает возможность создать заново атмосферу и образ подлинного здания, не говоря уже о благородной патине времени, которую можно лишь осязать. 

 
 

В городе Кристиинанкаупунки. Фото Э. Яухиайнена

«Фасадизм» в применении к деревянным постройкам, как в Финляндии, так и в других скандинавских странах применяется крайне редко. Вопиющим примером является то, что сделано с деревянным домом, сохранявшимся на верхнем конце торговой площади города Кристиинанкаупунки, сформировавшейся в XVII веке. Фасад дома, обращенный на площадь, производит впечатление первоначального деревянного сооружения, однако когда попадаешь внутрь, впечатление сбивает с толку: большинство стен убрано, все пространство открыто, свет проникает через огромное потолочное окно, материалы и детали изготовлены в 1980-х годах. Ощущение истории пропадает.

В Финляндии реконструирование в значении нового строительства – редкое явление. Вместо этого сооружения, которые считаются ценными, можно реставрировать, что означает на профессиональном языке финских специалистов, деликатный ремонт первоначальных частей здания, включая и его несущий остов, но ни в коем случае не разборку и постройку сооружения вновь из новых строительных элементов и материалов при помощи новых технологий. Реконструкции можно видеть лишь в музеях, или в тех случаях, когда первоначальное здание в результате каких-то несчастливых обстоятельств утрачено (например, упомянутый отель Кемп в Хельсинки). Реконструкции в Финляндии, как правило, не ценятся.

 

Реконструкции в Финляндии не ценятся.  В городе Кристиинанкаупунки. Фото Г. Шмерлинга

 
 
 
Относительно архитектурного решения, предлагаемого для деревянных памятников на пр. Ленина, следует сказать, что здесь слишком грубо и противоречиво подавляются старые здания – исторические сооружения в проекте становятся своего рода пьедесталом для значительно более массивной новой постройки – и дух этого места разрушается. 

Строительство дополняющих прежние здания сооружений, так же как и создание новых построек, требует от архитектора большого искусства и чуткости, которые трудно обнаружить в проекте здания на проспекте Ленина. Его отношение к окружающему пространству является высокомерным и доминирующим, и материал – чужой для центра Петрозаводска и деревянных домов этого квартала. Если дополнение сооружений квартала является необходимым, лучший результат можно получить, выражая прежде всего уважение к старым зданиям и сохраняя их такими, какие они есть взамен бездушной «реконструкции». С другой стороны, такие напыщенные комплексы из синего стекла подошли бы, с точки зрения архитектурного искусства, к другому участку, чем тот, на котором находятся деревянные исторические постройки в несколько этажей. 

Также нужно отметить, что в то время, как традиционная для северных районов деревянная архитектура вытесняется сначала кирпичным, а потом бетонным строительством, необходимость срочной разборки исторических деревянных сооружений часто начинают обосновывать легковесными или непрофессиональными ссылками на то, что здание «гнилое», или «аварийное». К этим утверждениям нужно относиться критически, поскольку с точки зрения обычного человека, а также все чаще, к сожалению, и профессионалов в области строительства, которое становится все более индустриальным, считается, что все деревянное здание находится в плохом состоянии, если сгнила лишь его внешняя обшивка или облупилась покраска. Деревянное здание обычно можно отреставрировать. Нужно только желание.

Я присоединяюсь к точке зрения петрозаводчан, которые считают, что «деревянные дома, сохранившиеся на проспекте Ленина, создают неповторимый гармоничный ансамбль, и их разрушение (или основанные на «фасадизме» изменения, превращающие их в пьедестал для современного стеклянного куба) непоправимо изменит облик города». 

 

 
  • Элла Осипчук

    Большой чемодан на проспект водрузился.
    Он думает сам:»С небосводом я слился.
    Поручено мне здесь сидеть, не взлетать.
    Зачем же мне крылья удумали дать?
    Два чудных крыла. Кто-то строил их раньше
    Без гнусных обманов, без шума,без фальши.
    Зачем же они?…» Чемодан загрустил
    И автора-папу негромко спросил:
    «Отец,может,свалим?Вокзал — вот он,рядом.
    Чужие мы здесь! Изгоняют нас взглядом.
    Меня воплотишь на просторной площадке,
    Где новый район, где дороги в порядке.
    А здесь, в ПТЗ, меня хают, ругают,
    Здесь люди ещё в красоте понимают…»

  • Михаил

    Артур, в случае неудачи есть все шансы попасть в список таких уникальных объектов, как самые уродливые сооружения мира. Шансы весьма велики…

  • Артур

    А мне нравится новый проект, если он будет реализован так, как задуман. Вспомните, пожалуйста, любые сувенирные открытки, которые изготавливают у нас для туристов. Что на них изображено? Правильно, Кижи и какие-то кусочки набережной — те же Рыбаки, над которыми также принято глумиться. А вот эти дома — не изображают. Увы, нет в них ничего оригинального и неповторимого, хотя, конечно, для живущих здесь и сейчас горожан здания — часть исторического облика Петрозаводска. Между тем, предложенный проект поможет и сохранить этот облик, пусть и фрагментарно, и даст городу тот уникальный объект, подобного которому нет нигде в России. Узнаваемый, необычный, собственный. Я — за реконструкцию зданий именно в таком виде.

  • Анна Тарасенко

    Совсем не вдохновляет такая перспектива. Уже везде отказываются от стекляшек, а у нас в Петрозаводске на фоне уютных, привычных глазу зданий может появиться этот фантом. Тогда и Петра церетелевского сюда до кучи — «ансамбль» будет на потеху всему миру, турист попрет… Вообще Петрозаводск сейчас чудовищно «зашлакован» новоделом, теряет свой прежний облик. Что прискорбно… Кто-нибудь услышит нас,или все уже проплачено?

  • Смех сквозь слезы…

    Фа-Садизм :-))

  • Раиса

    Понравилась статья.
    Есть ещё один вопрос.Почему госучреждение или то, что планируют разместить за фасадом исторических зданий нельзя построить на Древлянке или Ключевой?Ведь Петрозаводск небольшой город — всё близко!Зачем «загружать» пр.Ленина?

  • I_L

    [i]»Относительно архитектурного решения, предлагаемого для деревянных памятников на пр. Ленина, следует сказать, что здесь слишком грубо и противоречиво подавляются старые здания – исторические сооружения в проекте становятся своего рода пьедесталом для значительно более массивной новой постройки – и дух этого места разрушается.»[/i]
    Абсолютно согласна с г. Неттой Бёёк -пафосно, немасштабно месту, разрушительно для сложившегося ансамбля.Не то что неделикатно, а неархитектурно, неграмотно.
    Вызывает огромное недоумение псевдо-демократия нового Главы. У бабушек мнение спросили, а мнение людей профессиональных никого не интересует. Понятно, почему инвестора не интересует. Но вот почему г.Нелидова, как профессионала и человека государственного вполне удовлетворил междусобойчик с «представителями общественности» — большой вопрос….

  • Елена Ициксон

    Бабе Нюре: в 1947 году была не реконструкция, а обшивка фасадов, которая и «вовлекла» эти здания в ансамбль.

  • Елена Ициксон

    Здания 24 и 24а на пр. Ленина ценны, в первую очередь, тем, что они являются элементами архитектурного ансамбля всего перекрестка. Прежде, чем обсуждать тему сохранения их интерьеров, необходимо их ОБСЛЕДОВАТЬ, а перед дальнейшим проектированием необходимо выполнить раздел под названием ПРЕДМЕТ ОХРАНЫ, который, в том числе, определит границы вмешательства в объекты культурного наследия при смежном строительстве.

  • RA

    Автор, явно не была внутри обсуждаемых зданий. Обсуждение темы сохранения их интерьеров — как раз пример «высокомерного отношения к окружающему пространству»

  • Баба Нюра

    Хочется по-путински попросить «мухи — отдельно, котлеты — отдельно». Проект — один из наихудших, он рассчитан на восприятие лишь в ясную погоду (в пасмурный день стеклянный куб будет выглядеть чёрным).
    Наступила эпоха саной архитектуры (извините, по названию известной фирмы). Но ведь при этом «начинка» зданий действительно внушает опасения. В настоящее время, даже по мнению известных местных архитекторов, ценность представляет лишь фасад зданий и их местоположение. А ведь они — результат реконструкции 1947 года, не повторивших полностью замысел строителей начала ХХ века (Ирина всё это не упоминает).
    Тревожить здания будут. Но мне вот нравится проект Вячеслава Бугашева — он не так «давит» на здания, да и внешне интереснее.
    Марине Витухновской большой привет — не видела её давно.

  • Ирина Гришина

    Материал Нетты Бёёк перевела М. А. Витухновская, подготовила к публикации И. Гришина. Автор текста читает по-русски и согласовала полученный результат.

  • Наталия

    Очень хороший текст — и по мысли, и по стилю изложения. Нетта Бёёк говорит по-русски или кто-то так удачно перевёл?

  • Елена Иванова

    Эпохальное произведение, что и говорить. Просто монстр какой-то! Совмещение несовместимых вещей. И что за общественность, которая якобы одобрила этот проект? Пофамильно, пожалуйста!

  • Марина

    Недавно знакомая показывала фотографии Углича, где она побывала в командировке. Мы ахнули: город сохранил свое историческое лицо, даже новые здания выдерживают в стиле построек 19 века. На улицах нет безвкусных кричащих вывесок. А у нас в Петрозаводске демонстрируют проект-монстр, подавляющий все вокруг, и думают, что люди смирятся с этим чудищем. Зря так думают!

  • Анна Сргеевна

    Посмотрите, сколько мы уже потеряли: старая филармония, I-я детская поликлиника — ее явно не хотят восстанавливать, сердце города — близ главпочтамта- изуродовано новым домом, возышающимся над шпилем почты, пр. Ленина — Цумом, ул.Свердлова- громадиной, не вписывающейся в окружение жилых домов и здания Мин-ва сел. хоз-ва. Да сколько еще перечислить можно. Центр стал большой «коммунальной квартирой».Они бы — те, кто отвечает за это -переносили бы производства от озера, дали бы вздохнуть Онежскому озеру: тем кусочком Набережной, что есть, довольны все- и жители города, и туристы.Почему бы ее не расширить в обе стороны?Столько потеряли перед войной, во время ее и после. Жалеем. Так почему уроки истории не идут впрок? Уничтожается то немногое, что сохранилось еще в нашем бедном городе.

  • Полина

    Ну разве могут нашему новому Главе быть дороги те памятные места, которые греют душ нашим дедам, родителям и нам, людям в возрасте. Посмотрите, что происходит: город теряет свое лицо, а безликие- какому туристу мы интересны. А ведь Глава призывает сделать Карелию туристической республикой. Профанация сплошная!

  • Миша

    Ну и уродство.
    А в тот Жёлтый дом на заднем плане предлагаю переселить самых гениальных членов правительства :-)