Великая Отечественная. 1941 - 1945

Великая Отечественная. 70 лет спустя

 
{hsimage|В конференц-зале было немало молодых лиц ||||} — В этот воскресный день я, слесарь одного из ярославских заводов, проводил за городом, на базе отдыха. После утренних занятий спортом, мы с друзьями направлялись в столовую на второй завтрак, а тут сообщение по радио… Война, — вспоминает ветеран Великой Отечественной войны, ныне петрозаводчанин Юрий Константинович Макаров.
 
– Мы взяли в столовой бутерброды и бегом  на ближайшую волжскую пристань, так как находились в запасе II категории. Несмотря на то, что говорят о неожиданности нападения, все мы знали, чувствовали, что война близко, вот-вот начнется…
 
Ю.К. Макаров как и другой ветеран Великой Отечественной войны В.И. Игнатенко, бывший работник Карельского государственного краеведческого музея, ученые-историки, студенты и журналисты были участниками брифинга, который состоялся 22 июня в КГКМ.
 
{hsimage|Выступает  ветеран Великой Отечественной войны Ю.К. Макаров ||||} За 70 лет в России выросло уже несколько поколений, но можно ли сказать, что сегодня мы знаем про эту войну всё? Для нас не осталось тайн? Ответить на этот вопрос предложили историкам – С. Г. Верегину, декану исторического факультета ПетрГУ, Г.В, Чумакову, зав. кафедрой Карельской государственной педагогической академии, Ю.М. Килину, профессору кафедры всеобщей истории, доктору исторических наук, С.М. Титову, зав. научно-экспозиционным отделом КГКМ.
{hsimage|Ученые историки – участники брифинга |right|||} Мнение ученых однозначно: сегодня, спустя 70 лет, нет полной истории Великой Отечественной войны с учетом последних архивных документов, ставших доступными после рассекречивания военных архивов. Шеститомная история Великой Отечественной войны появилась в 50-х годах прошлого века. Нет, никто не ставит вопрос о пересмотре кардинальных моментов, никто не ставит под сомнение роль СССР в победе над фашизмом, но многие страницы войны так и остались тайной за семью печатями. Мы даже не знаем достоверно, сколько же советских солдат погибло на полях сражений, чтобы оценить какую же цену заплатила страна за Великую Победу. До сих пор поисковики находят непогребенные останки погибших солдат и офицеров и предают их земле. Но ведь эти люди воевали в государственной армии, почему же сегодня государство держится в стороне от этого важного дела? Власть, да и общество вспоминают о ветеранах – живых и погибших – как правило, в знаменательные даты. Однако, память эта нужна не только ветеранам, она более важна для тех, кто родился за прошедшие с той трагического дня 70 лет.
 
{hsimage|М.Л. Гольденберг демонстрирует новый музейный экспонат – сумку военного врача Рывкина, которую передал в музей его сын |right|||} Кто виноват в том, что СССР оказался не готов к войне или был готов, но только к другой войне? Что привело к многочисленным потерям в первые годы войны? Почему страна дважды предала героев Брестской крепости? В первый раз в 1941-м, оставив один на один сражаться с во много раз превосходившим по численности врагом, и второй – в 1945-м, когда  немночисленные оставшиеся в живых пограничники вернулись и плена? Будет ли написана история подпольщиков Карелии? Эти озвученные и еще многие другие вопросы требуют честных ответов. Иначе, лет эдак через 50, жители Карелии на вопрос, кем были финские войска в Петрозаводске – оккупантами или освободителями — будут уверенно отвечать, что… освободителями, забыв о концентрационных лагерях на территории столицы республики, как в этом некоторые не сомневаются уже и сейчас. Не случайно ведь говорят, что народ, забывающий свое прошлое или не желающий его знать, не имеет будущего
 
Япония издала 90-томную историю войны на Дальнем Востоке, а работы наших военных историков нередко издаются за счет различных иностранных грантов или альтруистами. Вот только один пример: за 70 лет в Карелии не вышло ни одной научной работы по истории Онежской флотилии, освободившей Петрозаводск.
 
— Мы оказались, к сожалению, плохими учениками истории, — подвел итог состоявшегося разговора директор КГКМ Михаил Гольденберг. Именно музей стал инициатором проведения брифинга. Кстати, среди его участников было немало молодежи – студентов петрозаводских вузов. Что будут знать и помнить о Великой Отечественной они и какую память передадут детям и внукам?
 
Фото автора   
  • Гольденберг Михаил Леонидович

    В ходе встречи разгорелся диспут о готовности к войне. Историки утверждали, что готовились к другой войне, говорили об ошибках руководства. Ветеран войны Юрий Константинович Макаров в сердцах воскликнул: «Народ к войне был готов! Мы все побежали в военкоматы…» Но тут же опроверг себя, сам того не понимая. На фронт прибыли, но снарядов к гаубицам нет: «Комвзвода у нас был культурный человек — москвич. А тут матерится десятиэтажно. Только и кричит, что нас предали. Снаряды не подвезли. Немцы по нам лупят…» Историки только что говорили о том, что в численности и вооружении мы не уступали противнику. Враг превзошел нас в организации и качестве управления…
    А сумка военного врача в музей поступила великолепная. Все лекарства в разноцветных коробочках. Все подписано. В том числе и опий как антишок. Все время размышляю — пачке ваты — дата 1936 год. Готовились? Выпустили много? Сумка — чудо. Только ватой и сумкой фашистов убивать не будешь.