Педагогика школы

Классный эксперимент

Об эксперименте в 45-й петрозаводской школе, при котором учитель начальной школы становился классным руководителем у своих учеников в 5-6 классах.

 

Часть первая

«Учитель начальных классов – освобожденный классный воспитатель  (Программа воспитания 1 — 6)»

 

Профессиональный педагог большую часть своего времени отводит на обучение и воспитание детей.

В среде педагогов немало таких, кто является хорошим учителем, но сравнительно слабым воспитателем. Встречаются и те, кто способен неплохо воспитывать детей, но гораздо хуже справляется с ролью учителя. Это обстоятельство не является основанием для вывода о том, что соответствующие люди не могут стать хорошими педагогами, просто сфера приложения их педагогического мастерства может быть различной: или  учительской, или  воспитательской.

Но так уж устроена система  российской школы, что практически каждый учитель выступает в роли воспитателя – классного руководителя, от которого во многом зависит комфортность пребывания ученика в школе.  

Поэтому руководитель школы должен серьезно заниматься подбором учителей, держа в уме, что хороший учитель должен быть еще и  хорошим классным руководителем.

Ведь класс – это не просто коллектив, а настоящий социум, подверженный  десяткам различных влияний, жизненным бурям, возрастным катаклизмам.

В начальной школе роль классного руководителя выполняет сам учитель. Он ведет все уроки, находится в постоянном контакте с детьми. У  него есть возможность ближе познакомиться с семьей, родителями своих детей, он знает  об увлечениях и привязанностях, о состоянии здоровья каждого и многое другое. Да и, к слову сказать, педагогический колледж и педагогический факультет начального образования Карельской педакадемии, как показала практика, уделяют достаточно времени на подготовку будущих учителей начальной школы к роли классного руководителя.

 

Но вот пройдена первая ступень обучения, позади четвертый класс, и ученики переходят в среднее звено школы, расстаются они и с первым своим учителем, который передает их во множество рук педагогов-предметников.

Но спросим себя: нужно ли это расставание именно сейчас? Почему бы им, ученику и его наставнику, не остаться вместе еще, скажем, года на два, чтобы  легче пройти самый  трудный этап школьной жизни, знаменующий переход из детства в отрочество?

Кто, как не первый учитель, сможет снять настороженность ребенка и страх перед неизведанным, уберечь от чувства одиночества и растерянности?  Именно он способен помочь своим детям увереннее включиться в учебный процесс, установить новые контакты, став тем мостиком, с помощью которого школьники перейдут на новый незнакомый берег.

 

Так пусть именно он и сопровождает  их в новом качестве – освобожденного классного воспитателя. Так решили мы и организовали эксперимент: «Учитель начальных классов – освобожденный классный воспитатель (Программа воспитания 1 – 6)».

Проблемы перехода детей из начальной школы в среднее звено известны.  Вот некоторые из них:

—     Отсутствие необходимого коммуникативного опыта. Ученик переходит от одного учителя, который до сих пор вел почти все  учебные предметы, организовывал  все жизненное школьное пространство ученика, к многочисленным  учителям.

Перед ребенком поставлена проблема самостоятельного вступления в  контакт с учителями-предметниками, которые являются для него незнакомыми взрослыми людьми.

 Он должен принять каждого из них с их особенностями. Готов ли он к этому? Нет, такого большого  коммуникативного опыта у него еще не было.

 

—     Потеря постоянного места жизнедеятельности – родного кабинета, где проходили почти все уроки у ребенка, проводились различные творческие дела,  подчинение кабинетной системе.

 

—     Небезопасное самоутверждение.  Пятиклассник приходит в школу после долгих летних каникул, когда многое из школьной программы подзабыто. Легко ли ему утвердиться перед новым учителем? Он еще не знает, как   трудно бывает изменить первое впечатление, но интуитивно (отчасти)   ощущает, ему очень хочется сразу показать свои успехи, к великому сожалению, далеко  не каждому это удается.

 

—     Повышение уровня тревожности у детей. Возрастает объем учебного материала, домашних заданий, каждый педагог считает свой предмет главным; ребенок боится не успеть найти кабинет, боится  не успеть поесть в столовой (зачастую пятиклассники уже питаются самостоятельно), боится неправильно записать порядок уроков в расписании и т.д.

 

—     Повышение уровня тревожности у родителей, которые передают ее своим детям:  «Не покажешь себя с хорошей стороны – станешь троечником»

 

Этот список проблем можно было бы продолжить, но уже можно сделать вывод: проблемы есть, серьезные проблемы.

Может ли ребенок в 10-11 лет самостоятельно их разрешить?

Он пытается это сделать, но не все дети легко и быстро адаптируются, именно поэтому  у одних ухудшается эмоциональное состояние, у других — снижается познавательная активность, у третьих – и то, и другое. Все это сказывается на здоровье. И лишь немногие дети благополучно и сразу адаптируется к новым условиям. Об этом свидетельствуют результаты психофизического состояния детей, которые имеются в каждой школе.

Кто сказал, что мы имеем право подвергать ребенка такому жизненному испытанию?

Могут возразить: испытания способствуют становлению и созреванию личности.

Да, это так, но разве впереди у ребенка будет мало таких испытаний?

Как  помочь ребенку безопасно и радостно пройти отроческий период обучения? 

Над этим вопросом задумывались и задумываются до сих пор и ученые, и практики, попытки предпринимались разные.

Мы же считали, что  рано  детей «отсоединять» от первого учителя.  Поэтому приняли решение –  отправили учителей начальных классов осваивать новое образовательное пространство.

В чем же конкретно преимущество организации воспитательного процесса освобожденным классным воспитателем — учителем начальных классов перед  классным руководителем  – учителем-предметником?

 

Классный руководитель учитель-предметник

Классный руководитель учитель начальных классов

Администрация «дает» класс и учебную нагрузку учителю, который, как правило, в классе у детей уроков не вел и детей не знает

Администрация готовит учителя начальных классов к роли освобожденного классного воспитателя, организует годичный семинар.

Классный руководитель  1 сентября на торжественной линейке получает цветы от родителей в знак уважения  и с надеждой, что им с классным руководителем повезло — он будет понимать их ребенка

Классный воспитатель принимает цветы от любящих и уважающих его труд детей и родителей, которые  все лето ждали встречи с ним.

Первый классный час проходит в напряжении с обеих сторон: «Какие они?», «Какая она?»

Первый классный час — это встреча старых добрых друзей, которым есть о чем рассказать друг  другу после стольких дней разлуки

Классный руководитель знакомит детей  с правилами поведения, расписанием занятий, кабинетной системой и просит ребят быть внимательными, так как он не может быть с ними всегда — у него уроки

Классный руководитель знакомит детей  с правилами поведения, расписанием занятий, кабинетной системой, делает акцент только на том, что для детей является  новым, и чему он их еще не научил, а затем говорит о том, что он всегда будет рядом с ними, и пока они не научатся хорошо ориентироваться, будет им помогать.

 

Учителя  делают замечания тем, кто долго  «разбирается» в кабинетной системе, опаздывает  из-за этого на уроки, требуют, чтобы  дети быстрее запоминали номера и расположение кабинетов.

Проблем не возникает, так как классный воспитатель всегда рядом и в случае затруднений легко их устраняет.

Из-за большой учебной нагрузки классный руководитель не может бывать на уроках  в своем классе.

Классный воспитатель ежедневно бывает на 2-3 уроках в своем классе и изучает проблемы адаптации ребят к новым условиям,  имея всего  2-3 часа учебной нагрузки (какой-либо один предмет) в своем классе.

Появляются первые проблемы: учителя жалуются на слабое усвоение знаний рядом учеников.

 Классный руководитель пытается выяснить причину.

Для этого беседует с учениками,  первым учителем детей, родителями. Затем принимает решение.

Классный руководитель, бывая на уроках, прогнозирует назревающие проблемы; зная уровень обучаемости  детей, вступает в контакт с учителями с целью оказания им практической помощи в организации взаимодействия с конкретным ребенком.

Первое дежурство класса. Классный руководитель распределяет  поручения, но в  силу занятости на уроках контролирует их выполнение только тогда, когда свободен от основной деятельности.

Во время дежурства класса  классный воспитатель находится всегда с ребятами, помогает им организовать  дежурство и осуществляет постоянный контроль.

Классный руководитель не имеет возможности  перед каждым уроком посетить свой класс и проверить посещаемость занятий

Классный воспитатель ведет учет посещаемости детьми каждого урока и в случае неявки ученика в школу или на урок, зная его особенности, быстро определяет причину и принимает меры

Анализируя первый месяц обучения детей в 5 классе, учителя зачастую высказывают классному руководителю мнение о слабой подготовке детей к среднему звену учителем начальных классов, что вызывает обиду последнего и нежелание в дальнейшем помогать педагогам среднего звена.

Классный руководитель, анализируя успехи и неудачи своих детей, видит разъединенность в формах и приемах обучения в начальном и среднем звене. Становится инициатором проведения семинара по передаче опыта практической деятельности (форм, приемов) учителями начальных классов – учителям – предметникам и, наоборот, учителя – предметники знакомят учителей начальных классов с теми новыми приемами, формами в обучении детей, основу которых они хотели бы заложить в 3-4 классах. Таким образом, с помощью классного  воспитателя  устраняются антагонистические отношения, на смену им приходят паритетные.

Классный руководитель шаг за шагом осторожно устанавливает контакты с родителями

Классный воспитатель и дальше в своей деятельности опирается  на поддержку  родителей, которые давно стали его добрыми помощниками.

Классный руководитель уходит на двухнедельные курсы повышения квалификации, его заменяет такой же не освобожденный от уроков учитель — предметник, или другой классный руководитель, у которого времени на общение, контроль, организацию работы с классом еще меньше.

Классный воспитатель в течение двух лет обучается в вечернее время и во время каникул  новым профессиям и получает диплом  учителя – логопеда или учителя-психолога, а в 6 классе уходит на месячные курсы  по подготовке к работе в 1 -4 классах. На это время его заменяет освобожденный классный воспитатель соседнего класса, у которого времени на замену гораздо больше, чем у учителя предметника.

Классный руководитель организует творческие дела, встраивая их в свое свободное от основной работы время

Классный воспитатель, организуя  творческие дела, подстраивается под возможности и свободное время своих учеников

Классный руководитель просит родителей и учителей позаниматься с ребятами, пропустившими занятия по болезни или иной причине

Классный воспитатель, посещающий большое количество уроков у ребят класса, предлагает ребятам, пропустившим занятия, свою помощь по приобретению  пропущенных ими знаний.

Лето между 6 и 7 классом  меняет повзрослевших ребят. Усиливаются проблемы взаимоотношения классного руководителя с теми ребятами, на кого всегда не хватало времени в 5-6 классах.

По окончании шестого класса проходит торжественный праздник, посвященный прощанию с первым учителем. За два года и классный воспитатель, и дети, и родители присматривались к учителям-предметникам, изучали, кто же лучше всего понимает ребят, сможет организовать жизнь класса. Вместе определяли  кандидатуру и предлагали директору школы учителя на роль классного руководителя. На торжественном празднике проходила передача классного руководства. Это всегда было очень волнительно для всех-ребят, учителей, родителей, администрации. Как правило, проблем общения с выбранным ими классным руководителем у ребят впоследствии не возникало. Психологическая комфортность обучения в этих классах и далее  была высокой.

 

 Этот список можно продолжить, но уже из перечисленного выше  мы видим, как важно обеспечить плавный гармоничный переход детей из возраста  младшего к раннему подростковому возрасту, не потеряв, а укрепив интерес ребенка. Именно для этого и приходит первый учитель в среднее звено в роли освобожденного классного воспитателя и всеми своими силами показывает пример любви и веры в ребенка своим коллегам.

 

Что дает  двухгодичный перерыв в обучении  учителю начальной школы? Отдых, время для осмысления пройденного пути, для накопления энергии и знаний, для приобретения понимания — чему он должен научить детей в начальной школе, чтобы в 5-6 классе дети  чувствовали себя комфортно, для формирования желания взять новый первый класс!

 

Что дает эксперимент для администрации школы?

 

Дети плавно переходят в среднюю школу, нет проблем всеобуча. Все дети посещают  занятия, отстающих не бывает, второгодников тоже (в течение 10 лет, пока шел эксперимент, в 5-6 классах второгодников никогда не было), идет насыщенная творческая внеклассная деятельность, объединяются учителя  начальной школы и старшего звена и в общении, и в практической деятельности.

 

 Приведу один пример. Однажды  классный руководитель по семейным обстоятельствам вынуждена была оставить классное руководство в конце 10 класса. Чтобы не травмировать детей этим событием на выпуске, нужна была достойная замена. Классное руководство взяла в 11классе учитель начальных классов — Пяскина Светлана Николаевна. Выпустила класс, не испугалась, потому что учителей старшего звена всех знала, со всеми уже были сложены  партнерские отношения, помог  опыт эксперимента «Программа воспитания 1 – 6» и приобретенный профессионализм. 

 

Позади сомнения педагогов в необходимости перехода в среднее звено, боязнь раннего подросткового возраста, неуверенность в достаточной квалификации, страх потери ранее приобретенной квалификации. Наш десятилетний опыт оказался удачным, так как наши наставники не испугались трудностей, учились мастерству и сумели создать хорошие классные коллективы, развить товарищеские отношения между ребятами, установить хорошие контакты с педагогами – предметниками, развить интерес и уважение родителей к учителям старшей школы.

 

За время обучения в 5-6 классе  никого из ребят «не потеряли», все дети успевали по всем предметам, интерес к знаниям повысился, отношение к школе было самое  доброжелательное.

 

 Школьники чувствовали себя комфортно, роста количества хронических заболеваний не наблюдалось. Введение института освобожденных классных руководителей не только улучшило психологический климат, не только сделало пребывание ребенка  в школе более комфортным (что, естественно, самое главное), но и помогло администрации в управлении школой.

 

Стабильное функционирование классных коллективов дало возможность выполнять «передачу» традиций от одного поколения к другому. Плавное эволюционное развитие обеспечило рождение новых традиций.

 

Возможен вопрос: должны ли  освобожденные классные руководители быть обязательно из учителей начальных классов? Конечно, нет! Им может стать любой из числа  компетентных, заинтересованных и влюбленных в свое дело педагогов.

 

Мы же решили укрепить преемственность между начальным и средним звеном образования, совершить плавный гармоничный переход ребят  в среднее звено, дать возможность учителям начальных классов воспользоваться результатами своего труда и совершить его постепенное неторопливое осмысление, поэтому родилась и дала хорошие  результаты вот такая наша идея.

 

 

Часть вторая

Психология плюс педагогика

 

Открывшиеся возможности не единожды повышать свою квалификацию без отрыва от производства помогали освобожденным классным воспитателям получать ощутимые результаты в работе. В этой части своего повествования расскажу об одном из таких примеров.

 

На протяжении 1995-1996 учебного года учителя начальных классов – освобожденные классные воспитатели  Суховская Наталья Викторовна и Севостьянова Марина Алексеевна изучали курс интенсивно – экспрессивной психологической коррекции детей и подростков, организованный московским центром «Интекс» (специальность педагогика и методика воспитательной работы).

 

Год обучения состоял из 186 лекционных и 214 практических часов обучения.

На материалах из собственного опыта ими были успешно  защищены  курсовые работы на тему: «Коррекция поведения  подростков».

 

На  школьной научно-практической конференции они рассказали о сути интенсивно-экспрессивной психологической коррекции поведения подростков и собственном опыте ее применения.

 

О сути коррекции

 

Все наши ученики выбирают определенное поведение  в определенных обстоятельствах, но цель такого поведения  одна – чувствовать себя принадлежащими к школьной жизни.

 

Есть немало детей, которые  прекрасно чувствуют себя дома и совершенно не агрессивны. Дома они  чувствуют  свою интеллектуальную состоятельность,  имеют нормальные конструктивные отношения с родными, чувствуют свою нужность,  особый вклад в решение общесемейных проблем. Дома они достигают главной цели, быть включенными в жизнь семьи, приемлемыми способами.

 

В школе достичь главной цели  легко и быстро удается не всем. Появляются дети «с плохим поведением», которые стремятся самоутвердиться неприемлемыми способами. Нарушая дисциплину в школе, эти ученики осознают, что ведут себя неправильно, но далеко не все педагоги  понимают, что за  нарушением стоит одна из четырех целей, которую пытаются достичь эти ученики: привлечь внимание, взять власть, отомстить, избежать неудачи.

 

Привлечь внимание –  получить особое внимание учителя. Они все время хотят быть в центре внимания, не давая учителю вести урок, а ребятам — понимать учителя.

 

Взять власть – важно быть главными. Они пытаются установить свою власть над учителем и над всем классом. Часто  демонстрируют своим поведением «ты ничего не сделаешь» и разрушают тем самым установленный порядок в классе.

 

Месть –  главной целью их присутствия в классе становится месть за реальную или вымышленную обиду. Мстить они могут кому-то из учителей, отдельным ребятам или всему классу.

 

Избегание неудачи –  боясь повторить поражение, неудачу, предпочитают ничего не делать.

 

Если учителя научить идентифицировать цель нарушения поведения, тогда он сможет правильно строить общение с учеником, и сможет заменить неконструктивные способы общения  конструктивными.

 

И так не один раз (от спада – к подъему), а все время. Такая  стратегия приведет к пошаговому уменьшению доли неприемлемого поведения и, наоборот, к постепенному построению позитивного представления о себе и постепенному увеличению внутренней свободы.

 

Педагогическое вмешательство учителя – это ведь только создание некоторых условий, в которых подростки могут принять решение изменить поведение, а могут и не принять, это зависит от учета учителем скрытых целей их «плохого поведения».

 

У каждого подростка за проступком стоит уникальная комбинация причин и целей. Поэтому программа дисциплины, которую составляет учитель, должна быть индивидуальной для каждого нуждающегося в коррекции.

 

Практический инструмент индивидуализации – это план изменений подростка через описание взаимодействия с ним учителя – диагностический коррекционный и воспитывающий инструмент, обучающий учителя находить ответы на проступки учеников, ответы научно обоснованные, а не спонтанные. 

 

Успех всей деятельности учителя зависит от того, насколько аккуратно, конкретно и точно он опишет исходное поведение ученика – то, что учитель хотел бы откорректировать.

 

 

 Шаг первый.    Наблюдение и описание поведения ученика. 

 

Что делает ученик должно быть кратко сформулировано без субъективных добавлений, украшений, «без эмоций».  Должна быть информация о том, как часто возникает подобное поведение.

 

Вот простой способ проверить, объективно ли учитель описывает поведение ученика. Если слова учителя описывают то же, что можно показать с помощью видеокамеры, то описание учителя точно. Никакая воспроизводящая техника не может зафиксировать такие вещи как «неуважительное поведение» или «необщительность».

 

Шаг второй. Определение истинной цели (мотива) нарушения дисциплины (их четыре).

 

Знать истинную цель учителю необходимо для того, чтобы правильно выбирать свое поведение и правильно  понимать реакцию ученика на свое педагогическое воздействие.

 

Шаг третий.   Выбор техники экстренного вмешательства в момент  нарушения дисциплины.

 

Выбирая педагогическое вмешательство, учитель должен помнить, что педагогическое воздействие  – это не наказание.

Педагогическое вмешательство преследует две цели: остановить неприемлемое поведение в тот момент, когда оно имеет место и повлиять на выбор учеником более приемлемого поведения в будущем.

 

Чтобы достичь эффекта, воздействие должно быть:

 

– быстрым – это значит » здесь и сейчас»,  когда на лицо недопустимое поведение, но быстрым – это не значит импульсивным, спонтанным;

 

– верным, то есть соответствующим этому проступку, «верным», означает – учитывающим одну из целей поведения.

 

Это ни в коем случае не должна быть агрессивная реакция. Она просто должна прекратить проступок.

 

– неминуемым, обязательным, неизбежным.

 

Это означает, что учитель должен выдавать подходящую реакцию каждый раз, когда ученик совершает проступок.

 

  Шаг четвертый. Разработка стратегии поддержки для формирования  самоуважения.

 

Самоуважение школьника формируется, когда он:

 

– ощущает свою состоятельность в учебной деятельности, или хотя бы не ощущает интеллектуальной несостоятельности;

 

– строит и поддерживает приемлемые отношения с учителем и одноклассниками или имеет хотя бы какие-то отношения, пусть уродливые;

 

– вносит свой особый вклад в жизнь класса и школы,  этот вклад может быть как созидающим, так и разрушающим.

 

 Как помочь ученику почувствовать свою интеллектуальную состоятельность?

 

Представление учеников о своих больших способностях – вот то, что обеспечивает мотивацию обучения в гораздо большей степени, чем истинный уровень этих способностей.

 

Путь к успеху – повышение индивидуального уровня «я могу».

 

Страх сделать ошибку очень снижает уровень «я могу». Когда этот страх исчезает, у ученика происходит прорыв сознания и ученик начинает чувствовать  большие свои возможности.

 

Ученик должен поверить, что успех возможен. Необходимо концентрировать внимание ученика на прошлых успехах

 

Делать процесс обучения ощутимым, признавать достижения ученика.

 

Как помочь ученику установить нормальные отношения с учителями и одноклассниками и чувствовать свою коммуникативную состоятельность?

 

—       Надо ПРИНЯТЬ РЕБЕНКА. Детей надо любить безусловно, а не то, что они делают или должны делать. Надо принимать того, кто делает, а не то, что сделано.

 

—       ДАРИТЬ ВНИМАНИЕ, позитивное внимание ученикам — дело хлопотное, требующее времени, сил, эмоций от учителя. Но чем больше позитивного внимания учитель уделит в неформальной обстановке, тем меньше негативного внимания потребуют у него на уроке нарушители поведения

 

—       ДАРИТЬ ПРИЗНАНИЕ очень нужно человеческому существу. Надо показать ученикам, что учитель их уважает, что все, что делают ребята, очень полезно для класса и школы. Признавать надо дело, а не творца! Признание-это вид оценки. Оценивать надо, пусть даже высоко, результат труда, а не творца, иначе результат может быть плачевным — можно перехвалить ученика и его поведение резко испортится. Правильная похвала касается продукта, итога, поведения, но не субъекта. Тогда дело будет продолжаться, а ученик не будет зазнаваться. Он постарается вновь произвести впечатление на учителя своими результатами.

 

—       ДАРИТЬ ОДОБРЕНИЕ поддерживает учеников в уверенности, что у них есть что-то хорошее, что нужно развивать, а неподходящее, наоборот, уменьшать. Когда  их положительные черты признаются, ученики начинают хорошо относиться не только к себе, но и к учителю. То, что на самом деле нужно от учителя ученику — это подтверждение: «Я люблю без всяких условий. Мой учитель не перестанет любить меня, если я совершу ошибку или доставлю ему хлопоты. Мой учитель любит меня — потому что я – это я».

 

   Все виды поддержки полезны, если они совершаются грамотно.

 

   Учитель может избаловать и испортить ребенка тремя способами:

 

—       когда учитель видит, что ученик нарушает поведение и не реагирует подходящим способом;

 

—       когда учитель делает для ученика слишком много того, что ученик мог сам бы сделать для себя;

 

—       когда мы «вытаскиваем» его из неприятной ситуации, в которой он оказался по собственному выбору.

 

 

   Шаг пятый. Включение  в процесс воспитания родителей.

 

Последний этап — но далеко не последний по значимости. Родители особенно не могут помочь в решении дисциплинарных проблем, возникающих в школе.

 

Когда родители и учителя  объединяют свои усилия, ставят общие цели и используют партнерство, результат появляется намного быстрее.

 

 

Об опыте коррекции

На осенних и зимних каникулах Наталья Викторовна и Марина Алексеевна проводили трехдневные психокоррекционные занятия для группы ребят из своих классов. Затем освобожденные классные воспитатели вели наблюдение в течение 3-4 месяцев (в промежутке  между многодневными психокоррекционными занятиями) за теми ребятами, которые прошли эти курсы, постоянно сотрудничали с их родителями.

 

 Результаты работы, где ребенка поддержали родители,  были очень ощутимыми. У ребенка — успех, радость, хорошее психологическое самочувствие. У родителей – радость за успехи ребенка и свои успехи в его воспитании, мир и покой в семье.

 

Много было интереснейших наблюдений, открытий, находок, приведу пример такого сотрудничества  освобожденного классного воспитателя Суховской Натальи Викторовны, Мирослава Л. и его мамы.

 

Из текста выступления Наталии Викторовны на конференции (имя и фамилия ученика, а также кое – какие  факты из личной биографии ученика изменены или опущены):

 

– Мирослав Л. пришел к нам в школу в третьем классе.

 

Мама сразу меня предупредила о трудностях, связанных с характером Мирослава, его конфликтности с товарищами и учителями, очень отрицательном отношении к учебе  и к школе вообще.

 

По словам мамы, ее ребенок всюду был «изгоем»: в детском саду, в школе, иногда в семье из-за постоянной конфликтности, вспышек агрессии, упрямства, нежелании делать так, как требовалось.

 

Товарищами Мирослава были всегда  так называемые «трудные» ребята. Переехав в новый микрорайон (к нашей школе), Мирослав сразу оказался в дворовой компании «трудных» ребят.

 

Эта компания оказывала негативное влияние на его поведение в школе и дома. Он мог нагрубить в ответ на замечание любого взрослого. Мог прикинуться «шутом» для ребят. Мог обидеть кого-нибудь из ребят (дернуть,  подразнить, обозвать), мог демонстративно отказываться от выполнения домашнего задания  на уроке,  просто ничего не делать на уроке, крутиться и разговаривать.

 

Дома на него уже махнули рукой: мама жаловалась, что Мирослав отказывается помогать по дому, постоянно обижает младшего братишку, не хочет выполнять домашнюю учебную работу.

 

Он все время ожидал для себя чего-то плохого. Любыми способами пытался обратить внимание окружающих на себя. А способы он знал только негативные.

Таким образом, искал свою нишу для самоутверждения. Мирослава можно было определить как «неуспешного», а успех ему  был нужен, как воздух.

 

И тогда я решила создавать такие ситуации, в которых проявлялись  бы лучшие стороны его личности, повышалась его самооценка, поднимался авторитет его личности в глазах окружающих.

 

Важно было, чтобы Мирослав понял, что он нужен классу, научился общаться с одноклассниками и учителями.

 

 Непростое это дело – доказать подростку, что он — хороший человек, когда сам он все время твердит: «Я – плохой!».

 

 Из наблюдений за Мирославом я поняла, что он любит мастерить, и у него это хорошо получается, руки у него оказались «золотыми».

 

Однажды я обратилась к нему за помощью помочь мне отремонтировать шкаф. Он согласился быстро и быстро сам, без моей помощи, его отремонтировал.

 

Благодарю Мирослава, а на следующий день обращаю вынимание класса на отремонтированный Мирославом шкаф. На лице Мирослава  появляется счастливая, тут же исчезнувшая улыбка. Ребята уважительно смотрят на Мирослава.

 

Наш класс готовит поход для параллели, дело очень ответственное. Шутка ли! Провести по тропе более ста человек, да еще так, чтобы всем идущим было интересно, полезно, весело.

 

 Мирославу определяется роль старшего группы разведчиков. Вместе идем в лес, разрабатываем маршрут. Мирослав дает ценные  предложения.

 

В лесу он, как рыба в воде, любит охоту, рыбалку, только бабушка  все чаще отказывается брать внука на лето в деревню, так как он  там «творит, что хочет», не слушается.

 

О работе разведгруппы  рассказываем классу. Ребята приятно удивлены, что Мирослав справился с таким ответственным поручением.

 

В походе Мирослав делает то, что не  умеют  многие: разводит  быстро костер, ставит палатку, распознает голоса птиц и следы зверей.

 

Обращаю внимание ребят на умения Мирослава, его внимательность, его знания. Прошу  Мирослава научить меня и ребят тому, что он умеет сам. Глаза мальчика лучатся благодарным светом. Он с удовольствием делится тем, что знает сам. Я вижу, что Мирослав доволен своей значимой ролью среди нас.

 

После уроков всегда кто-нибудь из ребят оставался в классе. Мы долго говорили о жизни, рассуждали. И среди остающихся ребят я часто видела Мирослава.  Иногда он задавал вопросы, высказывался. В эти минуты он был спокоен,  ему не надо было защищаться.

 

Казалось бы, все шло хорошо.

 

А на следующий день Мирослав демонстративно на  уроке портил ручку, подаренную ему мной. В чем причина? Оказывалось, что  не получалось выполнить задание по русскому языку.

 

Долго старательно репетируем вальс к вечеру. Мирослав с удовольствием танцует. Вечер. Пары готовы выходить на сцену.  Вдруг Мирослав наотрез отказывается танцевать. Девчонка –  пара Мирослава – в отчаянии.

 

В классе проходит игра. В условиях полной тишины и  секретности каждый ребенок готовит сюрприз своему однокласснику. А сюрприз заключается в следующем: нужно  подумать о том, что хорошее есть в каждом из твоих одноклассников, и в чем проявляется это хорошее человеческое качество.

 

 Имена одноклассников вытягивались по жребию (никто не знал, кто о ком пишет) Каждый писал об одном из товарищей. Мирослав писать отказался.

 

На следующий день в классе появилась огромная газета, в которую я переписала  сочинения ребят друг о друге. Мирослав  очень долго стоит  возле газеты, в которой читает доброе сочинение о себе (о нем писала его одноклассница). В сочинении были отмечены  такие качества Мирослава, как доброта  и надежность. Каждый день, придя в класс, Мирослав останавливался возле газеты.

 

Готовим вечер «Рыцарский турнир». Нужно было разыграть сказку.  На предложение – кто бы хотел сыграть короля — Мирослав быстро поднимает руку и также быстро ее опускает.  Но мы с ребятами успеваем увидеть его желание и поддерживаем его, а почему бы и нет?  Пусть попробует!

 

Ни одной репетиции Мирослав не пропускает. Мама сшила ему костюм. На сцене он чувствовал себя королем. Над ним смеялись (роль была смешная), ему аплодировали. А он просто радовался.

 

После такого хорошего подъема – вновь спад, только теперь дома. Прибегает испуганная мама, она плачет. Начинаем решать  проблему.

 

Мирослав заболевает,  и его кладут в больницу, мы с ребятами приходим его навещать. Приносим записки, сюрпризы. Девчонки специально для него пекут печенье. Мирослав стоит в фойе больницы вместе с нами. Ребята говорят, а он молчит. Потом серьезно смотрит на нас и говорит: «Спасибо вам всем!»

 

Мирослав провожает нас из окна своей палаты. Ребята под окнами на снегу пишут: «Мирослав, привет!» Кричат ему что-то. Он стоит, прижавшись к окну, рядом с ним толпятся ребята из его палаты. Мы уходим. А он стоит у окна и смотрит нам вслед.

 

Из больницы Мирослав вернулся изменившимся.

 

Прошло несколько лет, однажды  мы писали сочинение. Он выбрал тему: «Я хочу вам рассказать!»: «Когда я заболел, меня положили в больницу, мне там было очень плохо и скучно. Но ко мне приходили ребята из моего класса и Наталья Викторовна. Они приносили мне много писем, и я меньше скучал, потому что читал эти письма…»  Все эти письма Мирослав хранил.

 

В интеллектуальных играх Мирослав принимал участие только в качестве наблюдателя  или же брал на себя обязанности записывать результаты игры. В команде играть боялся. Чувствовал свою интеллектуальную несостоятельность.

 

Во внеучебной деятельности Мирослав сумел найти себя в коллективе одноклассников. Появились те самые позитивные способы проявления себя. И можно было уже начинать новую работу по достижению успеха в учебе.

 

Заветным желанием у Мирослава было избавиться от лени на уроках. И совсем недостижимым желанием было желание хорошо  учиться.

 

После очередной сессии на курсе по психокоррекции поведения я поняла, что могу попробовать  помочь Мирославу решить некоторые его проблемы.

 

На осенних каникулах мы решили провести психокоррекционные занятия с группой детей (9 человек 11-12 лет 5 классов).

 

Предварительно с каждым из ребят, в том числе и с Мирославом, я беседовала о тех проблемах, которые создают сложности в их жизни.

 

На занятиях сначала Мирославу было очень сложно работать с закрытыми глазами; были трудности с рефлексией, боязнь прикосновения; трудно ему было задать лишний вопрос, попросить о помощи, соблюдать условия игры.

 

Все это  становилось его «тихими» подвигами. Мирослав старательно исправлял домашние задания. Ему очень нравилось совершать подвиги «тихие и громкие». Работал Мирослав с удовольствием.

 

Те изменения, которые в нем происходили,  превосходили все мои прогнозы. Он чувствовал радость победы и горечь от недостигнутого.  Мирослав совершил последний подвиг на занятии – ему нужно было подойти к каждому стоящему в круге, пожать руку и серьезно, прямо  глядя в глаза каждому, сказать ему что-то хорошее, доброе. А каждый должен был поблагодарить Мирослава.

 

Как все это было сложно для него. Он доказывал себе и всем, что он все может. В заключение наших занятий, прощаясь  с группой,  мы подарили каждому участнику группы по симпатичному зайцу, символизировавшему «я все могу». Знаю, что все ребята берегут этих зайцев.  А Мирослав постоянно носит его в кармане.

 

После занятий мы строили с Мирославом «лестницу проблем». Вкус победы ему запомнился, и он был готов на новые подвиги. Каждая ступенька  лестницы была для него новым подвигом.

 

Вместе решили, что для того, чтобы избавиться от лени, необходимо было понимать урок, а  чтобы понимать, надо было очень внимательно слушать учителя.

 

Первыми нашими ступенями были:

Не поворачиваться ни к кому на уроке.

Не брать в руки лишних предметов.

Не говорить на уроках вслух не по делу и т.д.

 

Каждый день я наблюдала за Мирославом, каждый день мы с ним подводили итоги. Он радовался тому, что у него получается каждый день  хоть немного лучше, чем в предыдущий день. Когда меня не было в школе, на вахте он оставлял мне записки: «Наталья Викторовна! Я выполнил два подвига на всех уроках. У меня получилось! Пожалуйста, напишите  третий подвиг, а то мне очень легко. С уважением Мирослав» Это была игра, но какая же она была важная для становления личности  Мирослава!

 

Через несколько дней после занятий я пригласила в школу маму. Расспросила ее о поведении сына дома. Она не понимала, что произошло. Ее мальчик с очень «сложным характером» пылесосит полы, без напоминания выносит мусор, выгуливает собаку, выполняет все, от чего он ранее отказывался. Кроме того он распределил всю семью на поочередное мытье посуды и повесил на кухне график ее мытья. Сам добросовестно моет посуду.

 

Ему очень нравилось быть хорошим. Он становился успешнее. С мамой мы очень долго беседовали и договорились, что в семье сына  будут обязательно поощрять за желательное поведение, будут подмечать все хорошее, происходящее в мальчике.

 

С мамой встречались каждую неделю,  она приходила в школу без страха услышать плохие слова о своем сыне. Учителя поощряли происходящие в Мирославе изменения.

 

В один из приходов мама сообщила: «Вы знаете, он домой летит с открытым дневником,  в нем появились четверки и даже пятерки, и нет необходимости заставлять  его садиться за уроки. Выполняет домашние задания самостоятельно, если не получается, обращается ко мне за помощью».

 

Мирослав  постепенно вырастал в собственных глазах  –  от подъема – к спаду и опять – на подъем.

 

Предлагаю Мирославу:

– Отдохни, повернись на уроке.

 

– Понимаете, Наталья Викторовна, хочу иногда повернуться, а  не могу – не хочу пропустить материал.

 

На зимних каникулах мы снова проводили психокорреционные игры. Мирослав попросил разрешения участвовать в занятиях, участвовал с желанием.

 

Началась новая четверть. Новый подъем. На общем сборе класса Мирослав впервые предложил себя в качестве дежурного командира класса.

 

Отлично справился с обязанностями, работал в течение всего  месяца. На подведении итогов ребята отмечали справедливость, ответственность командира, кабинет был в отличном состоянии, дежурные точно знали время дежурства, творческие группы собирались вовремя. Третью четверть Мирослав окончил на «четыре» и «пять».

 

Сейчас Мирослав общается свободно, не боится смотреть в глаза собеседникам, с удовольствием высказывает мысли, строит предложения, не боится рассуждать, стал мягче и добрее. Сколько еще будет – этих падений и взлетов! Но вкус победы Мирослав почувствовал, и это будет помогать ему идти на новые и новые подъемы!

 

На этом запись выступления  учительницы обрывается…..

 

Перечитав ее, я обращаю внимание на то, что  в фокусе внимания Наталии Викторовны находился Мирослав, а не его проблемы.

 

Система отношений, которая при  этом развивалась, и творческие силы, которые она освободила в Мирославе, породили процесс его  изменения и роста.

 

И это была не подготовка к изменениям – то, что развивалось, уже было заложено в нем. Наталья Викторовна  ничего не творила, а только помогала освободить то, что в Мирославе уже существовало.

 

В этом процессе он отвечал за себя и вполне был  способен продемонстрировать эту ответственность, управляя собственной деятельностью.

 

В психокорреционной деятельности Наталии Викторовны, центрированной на Мирославе, ключом к росту являлись отношения, которые строились на основании сиюминутного живого опыта.

 

Совсем недавно, идя по улице, я невольно залюбовалась,  как весело папа играет с ребенком, как радостно они встречают  маму, идущую из магазина.

 

Поравнявшись с ними, по открытому взгляду и чуть слегка усмешливой улыбке я узнала в мужчине Мирослава, разговорились. У него все хорошо. Получил образование, работает, растит своих детишек и с большой теплотой отзывается о своем первом учителе – освобожденном классном воспитателе: «У меня был настоящий учитель – Наталья Викторовна, спасибо  ей за все!»

 

Мы еще немного поговорили,  и каждый пошел своей дорогою, оглянувшись ему вслед, я подумала о том, что его дорога могла быть совсем иной, если бы встреча Мирослава и Наталии Викторовны не состоялась.

 

– Но ведь она состоялась, значит, все хорошо! — Подумала я, и,  улыбнувшись солнышку, пробивающемуся сквозь дождливые тучи,  зашагала к дому, мысленно проговаривая пришедшие на память  фразы:

 

личность важнее проблемы,

      настоящее важнее прошлого,

        чувства важнее мыслей и действия,

                  понимание важнее объяснения,

                       принятие важнее исправления,

                          направленность важнее  инструкции,

                             мудрость ребенка важнее знания учителя….

  • Аркадий Реутов

    Спасибо, Светлана Станиславовна, за очередной материал «из опыта 45-й школы» — уверен, педагоги его оценят по достоинству. А я лишь порадуюсь за Вас и Ваш материал. И сайту «спасибо» за то, что поддерживаете Педагога С.С.Артемьеву — раз у чиновничества не хватило ума для поддержки педагога-новатора в самом хорошем смысле этого слова. Хорошая была 45-я и дело доброе делала — учила, воспитывала детей как надо!

  • Марина

    Спасибо Светлане Станиславовне от педагогов и родителей за то, что она продолжает делиться ценным опытом своей школы! Очень жаль, что такой опыт остался только результатом эксперимента, а он так необходим современной школе. Ведь, действительно, при переходе из начальной школы в среднее звено школьник испытывает очередной стресс,кто по увереннее — тот справляется сам, но таких в наше время все меньше и меньше… Наша школа повышает планку образовательного процесса, а вот о психологическом комфорте учеников заботы мало. Внедрение ЭТОЙ программы в школу помогло бы решить многие проблемы.

  • десятиклассница

    великолепный текст, мне как школьнице очень понравилась бы эта идея , ведь всегда легче адаптация проходит с близким тебе человеком ,да и все мы разные и учителя-предметники не всегда ,к сожалению, чисто физически из-за нехватки времени могут разглядеть эти особенности у каждого , а так у классного руководителя есть возможность помочь , принять меры что бы каждому было комфортно в новых условиях и , скажем прямо, защитить когда надо .

  • Александра Вересена

    Удивительный текст. Очень легко и с интересом читается. Но эта легкость не в ущерб содержательной части. Очень много полезных наблюдений и сведений, важного для всех тех, кто общается, работает с детьми. И,конечно, для тех, у кого дети есть. Казалось бы, прописные истины про то, что важно делать для нормальных взаимоотношений с ребенком, учеником. Очень важны и интересны невымышленные наблюдения за одним ребенком, сделанные учителем… Меня удивляет, что такая работа была проведена в условиях обычного класса. Я не стану говорить — обычной школы. 45 — удивительная школа. Этот текст тому подтверждение.