Русский Север

Размышления о ментальности русского народа

Доктор филологических наук Лидия Савельева
Доктор филологических наук Лидия Савельева

Материалы к Памятке для приезжих сограждан – носителей инонациональных культурных традиций

Понятие о  ментальности

 Человечество никогда не состояло из массы стандартных людей, но всегда являло и являет  собой богатейший, многокрасочный цветник из различных национально-языковых объединений. Общечеловеческие закономерности мышления при этом проявляются только в национальных формах, в разнообразии этнических способов освоения мира.

Как и любой народ, русские представляют собой особый интеллектуально-психологический тип людей, то есть имеют своеобразную ментальность (менталитет).

Она воплощена во всех областях культуры, в обычаях и традициях общественного поведения, но ярче всего — в языке, фольклоре, художественной литературе.

Исторические истоки русской ментальности

Более всего она обусловлена тысячелетней традицией христианства, которое Русь приняла в 988 году  во время правления великого киевского князя Владимира. Это событие означало приобщение восточного славянства к вершине тогдашней европейской цивилизации, зародившейся в античности. Разделение христианства на две ветви:  западную (римско-католическую) и восточную, греко-византийскую (православную), как известно, произошло к середине XI века.

Православие по греческому образцу существовало у всех восточных славян со времен Киевской Руси, позже – в  период «от Руси к России», когда с XIV в. старорусская народность обособляется от украинцев и белорусов. Постепенно вокруг нее объединяются  многие принявшие православие народы  «Московской и всея Руси»: карелы, вепсы, мордва, марийцы, коми, пермяки, чуваши, ненцы, ханты, манси и др. Так, в частности, карелы приняли православную веру в 1227 году, мирно живя рядом с русскими (исторически новгородцами, в которых карелы видели своих верных союзников  в борьбе со шведами).

На Русском Севере практически не существовало крепостного права. Здесь на разбросанных хуторах жили государственные крестьяне, народ свободолюбивый и хозяйственный. Многие из них были грамотными людьми и верными приверженцами старообрядчества (неканоническая ветвь  русской православной церкви, возникшая в XVI1 в.). Они бережно хранили полученные от предков святые книги, почитали их, нередко переписывали. Здесь обнаружено множество рукописей, пополнившее знаменитые книжные хранилища, в том числе в Пушкинском Доме Санкт-Петербурга.

На русском Севере до сих пор хорошо сохранилась старинная деревянная архитектура, особенно церковного назначения: соборы, церкви, колокольни, часовни, а также старинные резные постройки –сельские избы для проживания, помещения для хозяйственных нужд. В годы господства атеистической идеологии многие из них пострадали, но усилиями энтузиастов-историков и краеведов многие ценные памятники культуры и сейчас являют собой славу и гордость Карелии и Русского Севера. К их числу относится, например, исторический ансамбль на острове Кижи, в центре которого возвышается  22-главая Преображенская церковь.

Дело доброй воли и чести всех приезжающих – проявлять уважение к памятникам культуры и посильную заботу об их сохранности.

Отражение русской ментальности в языке и художественном литературе

Слово «русский» — это самоназвание любого гражданина государства «Московского и всея Руси», отсюда исторически проистекает национальная неограниченность русских, их открытость в этом отношении. Ни один другой народ не называется в русском языке прилагательным: ср. украинец, француз, узбек, грузин и т. д. Всё это существительные, то есть в данном случае даже грамматически народы и народности выступают как замкнутые в себе, самодостаточные. Самоназвание же «русский», будучи прилагательным, употреблялось рядом с другими названиями народов: так, в XIX веке бытовали понятия русские немцы, русские евреи, русские корейцы. В городах России существовала обычная веротерпимость, здесь мирно проживали представители всех конфессий (религий).  Так, например, в Санкт- Петербурге XVIII –XIX веков на одном Невском проспекте находился православный Казанский собор, Еврейская синагога, Армянская автокефальная церковь, католический костёл, очень красивая Соборная Мечеть возвышалась и возвышается в центре Петроградской стороны, а  на Приморском бульваре Малой Невки – прекрасный в архитектурном отношении Буддийский храм.

Поскольку в городах традиционно жили представители разных вер, а  в сельской местности проживали связанные с земледельческим трудом христиане, постепенно в  устной речи их стали именовать крестьянами (с XVI века) — по аналогии со словом крест, которому они поклонялись как символу жертвенного подвига Христа во имя спасения людей для жизни вечной.

Русский Север – особая область России, представляющая собой своего рода заповедную, архаическую зону народнопоэтического творчества. Именно здесь широко бытовали и частично еще бытуют старинные былины, исторические, духовные, лирические песни, баллады, причитания, сказки, заговоры, пословицы, поговорки, загадки, частушки, разного рода предания и былички. В Заонежье, Беломорье, Пудожском крае и др. заветных  местах Карелии собраны бесценные сокровища русского фольклора. Особенно интересно, что они развивались и развиваются параллельно богатейшему карело-финскому эпосу, более известному под названием «Калевалы».

В русской народной поэзии обычными героями выступают «красная девица» и «удалый добрый молодец». Каждое слово здесь важно для познания  идеальных национальных характеров. «Красна девица» – это не просто «красивая девушка», так как красной девицей в русском языке могут быть названы и юноши, если надо подчеркнуть их скромность и застенчивость, которые считаются обязательными чертами красивой девушки. «Удалый добрый молодец» — эта постоянная фольклорная формула подчеркивает единство в русском национальном сознании молодой силы с добротой и безрасчетливой храбростью.

Старинный русский обычай, повсеместно распространенный в деревнях и поселках, включая карельские, — это обязательное приветствие всех встречных, даже совсем незнакомых людей, пожеланием здоровья («Здравствуйте»), легкой улыбкой и вежливым наклоном головы. Обычно рукопожатием обмениваются только мужчины. При расставании по традиции тоже раскланиваются и просят прощения (словом «прощайте», а также снова желают «доброго здоровья»). В выражение благодарности русские вкладывают очень важный христианский смысл: спасибо — это исторически значит «спаси Бог», то есть пожелание вечного спасения души – наивысшей ценности православной культуры.

Обязанность всех приезжающих – понимать, уважать и поддерживать традиционные формы вежливости (речевого этикета и манеры поведения).

Годы атеизма не разрушили до конца особо развитого социального чувства русских, обусловленного тем, что они жили сельской общиной: это, конечно, уже давно не соборность как единение душ и христианское братство, но чувство коллективизма, желание работать, отдыхать или предпринимать какие-то действия «всем миром», то есть вместе, сообща. Есть даже пословица: На миру и смерть красна.

Обычно русским девушкам  родители не запрещают общаться с новыми людьми, не предписывают им чуждаться незнакомых, приезжих людей, закрывать лицо или убегать. Это совсем не значит, что им все дозволено и что они в своем поведении не зависят от воли родителей. Это значит только то, что  в своей массе русские выросли в доверии к людям любой национальности и в традициях вежливости и гостеприимства. Русский человек принимает своих гостей радушными словами «Добро пожаловать!», притом  в самой лучшей горнице, в ее красном углу, а угощая их всем лучшим, что имеется в доме (по пословице «Все, что есть в печи, все на стол мечи»), еще и говорит: «Просим прощенья  за наше  угощенье», каким бы оно ни было богатым и обильным.

В традициях добрососедства помочь в строительстве дома, при стихийных бедствиях, пожарах. Истинная же природа человека большинством местных жителей  оценивается и познается в труде,- это основа основ крестьянской морали.

Однако самое важное качество человека в национальном сознании русских – это его душа – совестливая или бессовестная: совесть («то, что со- ведает» только Бог). Русские считают, что именно совесть и чувство самоуважения ограничивают человека в дурных поступках, заставляет его быть добрым, честным, благородным – то есть человечным, и прежде всего в ситуации, когда нет никаких свидетелей. Совесть не допустит поступить с другим так, как ты не хочешь, чтобы поступили с тобой, с твоей матерью, с твоей сестрой, с твоим братом.

То, что мы видим в русском словаре, подтверждается русской литературой.

Самоосуждение, признание собственной греховности, жгучие терзания встревоженной совести, покаянные исповеди Пушкина, Гоголя, Л.Толстого, Достоевского, Есенина, Бунина и др. великих гениев русского слова  – все это во многом определяет  высокий нравственный заряд  «этой святой русской литературы» (выражение немецкого классика Томаса Манна), которая «всегда звала в светлую лазурь идеала».

Другая ментальная черта русских, отраженная и в языке, и в литературе – это бескорыстие, отсутствие жадности, нерасчетливость, зачастую явно во вред себе. Эти прекрасные качества, к сожалению, иногда оборачиваются в свою противоположность – беспечность и бездеятельность. Так, многие русские  несклонны взвешивать свои возможности или добиваться цели упорным трудом, а легкомысленно надеются  на счастливый случай  (есть даже специальное русское слово авось, в Карелии говорят: надеяться на авось Божью). Кроме того, большая часть русских испытывает исконное недоверие к торговому ремеслу как непроизводительному, рассчитанному на скорую и нечестную наживу. Поэтому в народе неодобрительно звучат слова  «торговка», «базарная торговка», «лавочник», «лавочница», «спекулянт», «спекулянтка», «барышник», «расчетливый делец», «ростовщик» и т.п. В новое рыночное время  для обозначения занятий торговлей и банковским делом (естественными и необходимыми реалиями современной жизни) предпочитаются  новые, нерусские, не имеющие культурной памяти слова:  бизнесмен, коммерсант, менеджер по продажам, реэлтор, банкир, брокер и мн. др.

Те герои русской классической литературы, которые откровенно устремлены к материальной выгоде (пушкинский Германн, гоголевский Чичиков, хищники-купцы А.Н.Островского, толстовский Берг, Лужин и др. персонажи Достоевского, купринский Квашнин и чеховские Лопахин, Ионыч и многие, многие другие), изображены так, что их прагматизм исключает душевную красоту образа и не вызывает сочувствия. Не только биржевое дело, ростовщичество, азартная игра, но и торговые сделки и даже просто предпринимательский дух (хорошо это или плохо, по нынешним практическим  соображениям) никогда не возбуждали у русских чувства прекрасного.

Антипрактицизм, несомненная идеалистичность, – это еще одна устойчивая черта русской литературной традиции, в конечном счете отражающая ментальность народа.

Люди приезжие и приверженные другим культурным традициям могут проявить добрую волю и поделиться с русскими практическим опытом предпринимательства, доказав возможность честной торговли и честного делового сотрудничества.

Русский язык  складывался как форма культуры, никогда не допускавшая колониальных стереотипов. По данным статистики, демография 1989 года свидетельствовала о 75-и миллионах детей, рожденных в межнациональных браках. Русской литературе чужда идея какого-либо национального превосходства. Наоборот, изображая другие народы, она всегда подмечала, восхищалась и воспевала их вольнолюбие, чувство собственного достоинства, преданность в дружбе и любви. Этот «дух» и даже пафос литературной традиции, ее «всечеловечность» (вспомним хотя бы «Бэлу» Лермонтова и «Хаджи Мурата» Л.Толстого),  есть глубокое и искреннее уважение к любому человеку другой,  в том числе совсем непохожей, культуры. Для сравнения приведем впечатление известного русского писателя А.И.Куприна от творчества английского классика Р. Киплинга: «В его прекрасных произведениях нет двух самых верных отпечатков гения – вечности и всечеловечества. Офицер викторианской армии заслонил художника и человека. Именно это, — с сожалением замечает Куприн, — только и помешало ему быть гением».

Ответить человеку другой культуры той же национальной доброжелательностью, душевной открытостью и уважением его традиций и обычаев —  по-видимому, приятный долг любого гостя или нового жителя Карелии и Русского Севера, приехавшего к нам с добрыми намерениями.

Добро пожаловать !!!

От редакции. Лидия Владимировна Савельева – доктор филологических наук, профессор Карельского государственного педагогического университета. Потомок Александра Пушкина по прямой линии.

Памятка подготовлена для Карельской региональной общественной  организации русской культуры «Русский Север».

  • Лиина

    Спасибо за статью, ее добрый тон. Но, но… Это все же некаяакадемическая,обращенная больше в прошлое, статья ученого- теоретика. Прости меня, русский народ, но ты — народ бахвал, часто — пьянчушка, без царя в голове и сапог на ногах. Иначе бы мы не жили так, как живем, не позволяли бы власти творить то, что происходит, не было бы брошенных детей и стариков. Не приезжие же «иные» нас таким вещам учат. Статьи,на мой взгляд, нужны, но более трезвые, честные, критичные. Народ русский из них больше пользы для себя самого получит. Извините за некоторую резкость. Но я уверена, что настоящая наука обращена и в настоящее, а еще больше — в будущее.

  • Кто же обязан?

    Привожу цитаты из текста:
    Дело доброй воли и чести всех приезжающих – проявлять уважение к памятникам культуры и посильную заботу об их сохранности.
    Обязанность всех приезжающих – понимать, уважать и поддерживать традиционные формы вежливости (речевого этикета и манеры поведения).
    Люди приезжие и приверженные другим культурным традициям могут проявить добрую волю и поделиться с русскими практическим опытом предпринимательства, доказав возможность честной торговли и честного делового сотрудничества.
    Люди приезжие и приверженные другим культурным традициям могут проявить добрую волю и поделиться с русскими практическим опытом предпринимательства, доказав возможность честной торговли и честного делового сотрудничества.

    Люди приезжие и приверженные другим культурным традициям могут проявить добрую волю и поделиться с русскими практическим опытом предпринимательства, доказав возможность честной торговли и честного делового сотрудничества. Ответить человеку другой культуры той же национальной доброжелательностью, душевной открытостью и уважением его традиций и обычаев — по-видимому, приятный долг любого гостя или нового жителя Карелии и Русского Севера, приехавшего к нам с добрыми намерениями.

    Все это типичный пример «русской» ментальности.
    Не пора ли начать сначала уважать себя, а потом просить уважения со стороны других?
    А уважение к себе это активное сохранение своего наследия на деле. Никто из жителей Заонежья не прочитает эту статью ввиду отсутствия интернет-связи, а москвичи, скупающие там участки, тем более.
    Хоелось бы получить более конкретные «памятки» по тому как можно конкретно создать рабочие места, сохранить здоровье местных жителей и у кого можно поучиться предпринимательству, так противящему «рускому» человеку