Русский Север

Кемь. Как много в этом слове…

{hsimage|Кемь, июнь ||||} Кто из нас не смотрел легендарный фильм «Иван Васильевич меняет профессию», фразы из которого уже давно ушли в народ. Карельскому сердцу особенно полюбилась фраза: «Кемска волость? Да пусть забирают на здоровье!», то и дело всплывающая как в СМИ, так и в разговорах.

Шутки шутками, но Кемь – это не просто город на Севере страны. С этим местом связаны наши самые радостные и самые печальные переживания. Достаточно произнести простые слова: «Соловецкий монастырь» как в памяти появляется образ, сотканный из противоречий. Здесь наша гордость и наше горе. Недавно я побывала в Кеми, впечатлениями от поездки хочу поделиться.
Районный краеведческий музей «Поморье» встречает своих гостей в одном из красивейших мест города, напротив трехсотлетнего Успенского собора. Рядом устье реки Кемь, на которой когда-то было более 40 порогов и два водопада. В этом месте особенно чувствуется дыхание Белого моря.
{hsimage| Здание музея — первое кирпичное здание в Кеми||||} Здание музея – первое кирпичное здание в городе, потому в залах прохладно, а из-за особенностей освещения хочется сказать «пасмурно». Экспозиционный ряд открывается фотографиями сейдов и лабиринтов на островах Кузова. Сейчас к этим островам приковано внимание ученых: здесь идут поиски древней цивилизации Гипербореи. В этом же зале на столах расположились подаренные школьниками макеты старинной крепости и Успенского собора,подаренного Н.П. Кузнецовым, ветераном Великой Отечественной войны. Вся история со времен неолита до XVIII века мирно расположилась вдоль стен. Вслед за рукой экскурсовода взгляд переходит с одной витрины на другую. Кемский речной жемчуг, старинные книги в окладах…
{hsimage|Поморское судно |right|||} Переходом в другой зал служит коридор, в котором как часовые выстроились поморские старообрядческие кресты. Этот коридор ведет …в море: в его конце виднеется старинное поморское судно «йола». Паруса убраны, сети собраны. Со стен смотрят суровые лица поморских капитанов и юношей, выпускников мореходного училища. Один из этих мальчишек станет первым капитаном советского атомохода. Из плавания мужчины возвращались домой. Неудивительно, что следующий зал – кусочек домашнего уклада. Деревянная мебель, стулья в венском стиле. После шума волн – жужжание веретена и тиканье часов. Здесь история заканчивается и начинается заново: из последнего зала снова попадаешь в эпоху неолита.
{hsimage|Юрий Кузнецов ||||} Спрашиваю у сотрудника музея Юрия Кузнецова о жизни музея. Финансирование плохое, те средства, которые выделяет районный бюджет, хватает только на заработную плату и оплату коммунальных услуг. На все остальное музей зарабатывает сам, да однажды местный хлебозавод помог — оплатил издание брошюр о музее.
— Мы не брошены государством, — говорит Юрий, — зарплату нам платят. Вот только планов у нас много, хотелось бы их воплотить. Есть уникальные маршруты в деревню Панозеро, внесенную в список охраняемых культурных наследий ЮНЕСКО, проект по ГУЛАГу, но средств на все не хватает.
На улице ярко светит солнце, играя бликами на куполах Успенского собора, слышно как вдалеке смеются дети. Может быть там, где детский смех, взрослые знают, как нужно все правильно устроить?
Детско-юношеская спортивная школа издалека поблескивает новенькой крышей из металлочерепицы. Вокруг школы солидный забор, за которым на клумбах цветут нарциссы. Сейчас здесь горячая пора. Пока в общеобразовательных школах города сдают экзамены, преподаватели и тренеры из ДЮСШ организуют спортивный летний лагерь. На выбор ребят – баскетбол, футбол, лыжные гонки и хоккей. За две смены по плану в лагере должно отдохнуть 105 детей.
{hsimage|Директор ДЮСШ Павел Фурсов ||||} Пока в рабочем кабинете директора идет совещание, рассматриваю кубки, выигранные ребятами в различных соревнованиях. Почетные грамоты занимают практически всю стену. Складываю в уме новый забор, черепицу. Неужели что-то в нашей стране финансируется? Павел Анатольевич Фурсов, директор школы, удивлен моей наивностью.
— Все, что вы видели, — поясняет директор, — сделано на деньги спонсоров: Кемского железнодорожного узла, локомотивного депо, Каскада Кемских ГЭС, родителей и частных предпринимателей: В. Василенко, П. Ефремова, А. Артемьева, С. Рыбакова. Даже покупка необходимого инвентаря, его содержание, выезды ребят на соревнование осуществляются за счет спонсорской помощи. Муниципальное финансирование школы с каждым годом ухудшается.
Интервью становится монологом, безжалостный карандаш регистрирует слова директора со скоростью печатной машинки:
— Не соответствуют предъявляемым требованиям баскетбольные площади в школах, в городе нет поля с искусственным покрытием для занятий футболом, а для лыжников нет освещенной лыжной трассы. Школа не может получить специальный автобус для вывоза детей на соревнования, потому что программы, по которой это можно было бы сделать, просто не существует. Мы не жалуемся, привыкли зарабатывать сами. Вот на зиму дров нет, так будем искать.
Бросаю взгляд за окно, там, ни о чем не догадываясь,  смеются дети, играя на футбольном поле. Их смех — это забота взрослых.

{hsimage|Глава района Алексей Кокков ||||} После беседы в спортивной школе хочется понять и объяснить существующее положение дел. В поисках ответа обращаюсь к  Главе Кемского муниципального района  Алексею  Коккову.

— Следует признать, что экономическая ситуация в нашем районе лучше, чем в соседних северных районах Карелии, — говорит Алексей Дмитриевич, — основной доход приносят энергетика и дорожный комплекс. Под контролем муниципалитета находятся хлебозавод, что позволяет поддерживать стабильные цены на хлеб, скоро возобновит свою работу лесозавод, развивается туризм, малое предпринимательство. Но, к сожалению, из заработанных районом средств в местном бюджете остается лишь 30 процентов, остальные 70 процентов направляются в вышестоящие бюджеты. Такова налоговая политика государства. Кроме того, в 2003 году был принят закон об общих принципах организации местного самоуправления, согласно которому произошло разделение органов местной власти, приведшее к увеличению чиновничьего аппарата. Сейчас мы работаем над тем, чтобы сократить ненужный орган управления, такой как администрация городского поселения. Нужно пояснить, что в России этот закон был принят в соответствии с европейской хартией, гласящей о необходимости обеспечения доступности народа ко всем уровням власти. Однако муниципальные образования не были готовы к этому закону. Возникла ситуация, когда люди не знают, кто и за что отвечает. Этот пример демонстрирует несовершенство федеральных законов, которые идут впереди развития районов. До 2003 года представители местной власти могли влиять на их принятие, сейчас  же государство абстрагировалось от нас, поэтому оно несет ответственность за те законы, которые принимает.
… На смену ясному солнечному дню незаметно приходит невесомая северная ночь. В моей голове обрывки разговоров и детский смех. Перед тем как погрузиться в сон, почему-то вспоминаю странную встречу в музее. Пожилой мужчина, лет семидесяти, вместе со мной купил билет на экскурсию. Он в старой зеленой куртке, защитного цвета брюках. На мой вопрос «Откуда вы?» обстоятельно отвечает: «Из Северодвинска, каждый год в начале мая совершаю такое путешествие. Иду на лодке, стоянки на берегах. Хорошо, красиво у нас здесь на Севере».
Евгения Велева
  • Настяя

    Алексей, расскажите, пожалуйста, почему нельзя связывать эти два слова?

  • Татьяна П.

    «Следует признать, что экономическая ситуация в нашем районе лучше, чем в соседних северных районах Карелии…»
    Две недели назад, проездом на Соловки, были в Кеми — местный житель, водитель такси, рассказывал другое — что плохо живётся, что работы практически никакой нет, многие предприятия закрыты. Так что — как же тогда живут «соседние районы Карелии», где еще хуже — остаётся только задуматься…

  • Алексей Конкка

    Одна просьба: не связывайте, пожалуйста, два слова: «гиперборея» и «ученый» вместе. Это делается дельцами, прикрывающимися словом «наука» и полуграмотными журналистами, работающими на чиновников или на сенсационность, не более…