Русский Север

Благо или угроза?

Деревянные церкви Кижского погоста не рассчитаны на ежедневные многотысячные толпы
{hsimage|Поток туристов в районе Кижей может увеличиться до миллиона в год ||||} О программе «Духовное преображение Русского Севера», поддержанной правящей партией, затрагивающей остров Кижи и Заонежье, мы уже писали  — «Декорация вместо преображения».
Разговор продолжает Сергей Куликов (Тампере),  в прошлом главный архитектор музея-заповедника «Кижи».

  «Невозможно решать проблемы содействия науке, охраны наследия, не обращаясь к фундаментальным вопросам туризма»,… необходимо «установить равновесие между мерами по защите памятников от ущерба, наносимого туризмом, и в то же время пробудить интерес к этим местам, сделать их привлекательными для туристов».

Генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура

Программа развития туризма под лозунгом «Духовного преображения Русского Севера» — прекрасная идея, если это будет преображение в лучшую сторону. И инвестиции будут направлены не только на дороги, отели, «гольф-поля для православных» и прочие инфраструктуры, но и на духовное образование и на пробуждение, преображение сознания населения и всех заинтересованных лиц — сознание исключительной ценности доверенных им культурных сокровищ, унаследованных нами от предков, которые мы должны передать последующим поколениям.

Кижи, Соловки, Валаам, обозначенные в программе, — это объекты, имеющие исключительную Всемирную культурную ценность, несмотря на то что последний не включен в почетный Список ЮНЕСКО. (Так уж повелось, что сходные объекты, как правило, не включаются в Список, чтобы не повторяться. Хотя, если бы к моменту принятия решения по Соловкам в 1992 году существовала нынешняя практика включения кластеров в Список Всемирного наследия, то можно было бы, например, Валаам и Соловки заявить в едином кластере «островных монастырей». Тогда Валаам был бы официально оценен по достоинству).

Естественно, величайшие мировые памятники являются наиболее привлекательными объектами туризма, так называемыми аттракциями. Поэтому широко заявленная программа развития индустрии туризма в контексте «Духовного преображения Русского Севера» особенно остро ставит вопрос о сотрудничестве между туризмом и управлением культурным и природным наследием. Судя по полемике, развернувшейся в печати, основные положения этой программы готовились без участия организаций управления культурным наследием.

Ситуация обостряется еще тем, что ни Кижи, ни Соловки, ни Валаам, то есть ни государственный музей, ни монастыри, как организации управления уникальным и ценнейшим в своем роде наследием, оказались не готовы к вызовам, вставшим перед ними. По одной простой причине — причине отсутствия у этих управляющих организаций четкой стратегии развития туризма интегрированной в их планы управления, которых тоже на сегодняшний день нет, несмотря на многолетние настоятельные требования ЮНЕСКО. Именно четкая стратегия на правах закона помогла бы сохранить управляемое ими наследие для настоящего и будущих поколений от возможного пагубного воздействия неконтролируемого туризма.

Отчетливо видно, что «культурный туризм и управление культурным наследием во многом занимаются как бы параллельной деятельностью, вступая в слабый диалог друг с другом». Чем иным объяснить, что отцы программы декларируют, например, увеличение потока туристов в район Кижей чуть ли не до миллиона в год, хотя по самым скромным оценкам музея «Кижи» нынешние 200 тысяч туристов в сезон чреваты необратимыми последствиями для памятников и их окружения? Ведь деревянные сельские церкви Кижского погоста строились для нужд небольшого прихода, и ни сами церкви, ни «народные тропы» совсем не рассчитаны на ежедневные многотысячные толпы.

Ограниченные возможности или хрупкость ресурсов и объектов культурного и природного наследия, особенно на островах с их уязвимой экологией, серьезно ограничивает количество посетителей, которых можно принять ежегодно или за сезон. Уже сейчас известные острова превратились в своего рода свалки всевозможных отходов, разрастающиеся по мере увеличения туристского потока. При этом даже само «плановое строительство» там носит совершенно бессистемный характер из-за отсутствия элементарной экспертизы.

На Западе ответственному культурному туризму посвящены целые библиотеки. Например в Англии сформулированы

Семь принципов сбалансированного развития туризма, одобренные SCOMOS UK:

«1. Окружающая среда имеет действительную цену и становится еще более значительной как достояние туризма. Окружающая среда — это радость для будущих поколений, поэтому то, что существовало в течение долгого времени, не должно быть уничтожено за короткий срок.

2. Туризм должен быть признан как полезная деятельность, приносящая выгоду не только обществу, но и местам посещения.

3. Взаимоотношения между окружающей средой и туризмом должны быть взаимовыгодными и долгосрочными. Туризм не должен приносить вред ресурсам и не должен оказывать на них пагубного влияния.

4. Туризм должен учитывать природу, характер и масштаб места, где он развивается.

5. Повсюду должно быть стремление к гармонии запросов посетителей (туристов), возможностей места и общества.

6. Динамичное изменение мира неизбежно, и эти изменения часто бывают полезными. Тем не менее, приспособление к переменам не должно происходить в ущерб ни одному из этих принципов.

7. Индустрия туризма, местные власти и окружение должны уважать вышеизложенные принципы и вместе добиваться реализации их на практике. Стремление поддерживать памятники и исторические места в хорошем состоянии требует определения, принятия и внедрения стандартов управления».

В этом году мир отмечает сорокалетие Конвенции Всемирного наследия (1972). В связи с этим во многих странах проводятся обучающие семинары, круглые столы по обсуждению проблем сохранения объектов всемирного наследия, включая проблемы устойчивого развития туризма. Например, в Финляндии в 2012 году планируется провести цикл из шести круглых столов, не считая регулярных семинаров для управляющих всех семи объектов Всемирного наследия Финляндии.

Уже прошло больше 20 лет как Россия является участником Конвенции всемирного наследия, и одними из первых в Список Всемирного наследия были включены ансамбль Кижского погоста и культурный и исторический ансамбль «Соловецкие острова». По меньшей мере странно, что у нас в России до настоящего времени нет никакого особого положения об объектах Всемирного наследия, нет особого статуса. И нет никакой внятной стратегии устойчивого развития туризма, которая обеспечивала бы баланс интересов: старые объекты — местное население — новые потоки посетителей.

Пока же события развиваются совершенно стихийно. И «Духовное преображение» грозит превратиться в «физическое уничтожение» культурного и природного наследия в местах, на которые обращены сейчас взоры ударников индустрии туризма.

Напомню о печальной участи Дрезденской долины реки Эльбы, исключенной из Списка всемирного наследия из-за строительства в охранной зоне автомобильного моста, который практически разрушил исторически сложившуюся среду.  Экономическая выгода горожан обернулась конфузом для всей Германии… То же может случиться и в нашем случае.

Только после того, как будет выработана Стратегия сохранения объекта Всемирного наследия и развития устойчивого туризма на нем, обязательная к исполнению всеми заинтересованными лицами,  можно начинать сбор средств и искать инвесторов. После того, как будут собраны все подписи каждого из заинтересованных лиц под этим документом в том, что они понимают, о чем идет речь и впредь будут соблюдать условия игры.

Боюсь, что интересам экономического развития Карелии в нынешней ситуации легко могут принести в жертву наше культурное достояние, потому что в этом вопросе очень легко перейти точку невозврата. Ибо культурное наследие — это очень хрупкая и невозобновляемая субстанция. Ей очень легко навредить, но восстановить ее подлинность и целостность, увы, невозможно.

  • Irina

    Развитие туризма необходимая состовляющая развития нашей республики. И принятие программы под замечательным девизом «Духовного преображения Русского Севера» — вещь такая вдохновляющая! Кого и на что? Это вопрос. Хотелось бы конечно, чтобы различные региональные инвестиционные программы проходили какие-то в том числе и общественные обсуждения. В обществе повышается социальная активность, все больше людей подключается к «клану» неравнодушных. Они готовы, я думаю, обсуждать и участвовать в создании неких долгосрочных программ, влияющих на нашу жизнь, историю, наследие. Надо сказать, что создание таких программ, безусловно, невозможно без участия профессиональных сообществ — историков, реставраторов, экономистов, представителей туристической индустрии и т.д. Программа вообще существует в каком-то виде? кто-то работает над ее созданием? или «что вырастет — то вырастет?»

  • Регина

    Представляю, какие деньжищи будут отмываться под эту программу! Миллион туристов на крошечном острове и окрест — да это почти в два раз больше, чем все население Карелии!